Депрессия родителей влияет на детей

Депрессия родителей влияет на детейФото с сайта toovia.com

«У меня столько проблем, что мне не до депрессии», – непременно кто-нибудь скажет, когда речь заходит о депрессии. «Я на трех работах работаю, мне детей поднимать надо». «У меня ребенок-инвалид, я не имею права на депрессию». Парадоксальным образом чаще всего это можно услышать от мам, чья тяжелая, запущенная депрессия уже бросается в глаза окружающим.

«Я не имею права болеть, у меня дети» – это на самом деле значит, «у меня мало ресурсов, и я не буду их тратить на себя, только на детей, поэтому я буду игнорировать свою болезнь». Беда в том, что дети от этой позиции не выигрывают: материнская депрессия вредит развитию и благополучию ребенка из года в год.

Напрасная жертва

Ученые давно знают: депрессия матери напрямую отражается на ребенке. Происходит вот что: мама замыкается, меньше общается с ребенком, а если общается, то только командами (стой, перестань, дай, плюнь, нельзя). Мама не улыбается, не обнимает, не ласкает ребенка. Детские крики и плач не вызывают у нее сострадания – вызывают боль и ощущение «опять ему от меня что-то надо».

Ей вообще все чаще кажется, что все, что ребенок делает, делается из вредности, ей назло, что это сознательное скверное поведение. Мама становится раздражительной, она кричит на ребенка, она может его отшлепать, ударить, трясти, может игнорировать его (некоторые исследования напрямую связывают жестокость по отношению к грудным младенцам с материнской депрессией).

  • Это вредно в любом возрасте – и грудничкам, и взрослым (да-да, отсутствие материнской поддержки и тяжелые проблемы у матери и в отношениях с матерью способствуют развитию депрессии у взрослых людей).
  • Мама по-своему интерпретирует не только поведение ребенка, но и поведение мужа, и его участие в жизни ребенка (поэтому специалисты, которые работают с проблемными семьями, советуют не принимать на веру мамину оценку отцовских родительских способностей, а делать поправку на ее депрессию).
  • Серьезно ухудшает ситуацию нездоровье ребенка и проблемы с поведением: причем здесь связь тесная, всесторонняя: во-первых, есть общие генетические предпосылки, отвечающие за появление проблем у мамы и у ребенка; во-вторых, мамина депрессия ухудшает поведение ребенка; в-третьих, поведение ребенка и реакция на него окружающих ухудшают мамино состояние.

Одновременно, разумеется, портятся и отношения с мужем.

В конечном итоге семейная жизнь закручивается в тугую спираль, и уже не разберешь, что первично, а что вторично, и выскочить из этой затягивающейся петли не у всякой семьи хватает ресурса.

Более того – такую семейную ситуацию еще усугубляют дополнительные проблемы: низкий социально-экономический статус семьи, низкий уровень образования, нестабильные доходы, необходимость заботиться об инвалидах в семье.

Как выпутываться? Мама направляет все силы и средства на стабилизацию хозяйства и заботу о ребенке – и ничего не выходит.

Но попробуй только заговорить с измотанной и депрессивной мамой о ее собственном душевном здоровье – и услышишь, что ребенка оставить не с кем, что у него нет зимней обуви, что его еще надо к лору отвести, что квартплату опять повысили, что на платных специалистов у нее нет денег, а у бесплатных она уже была, пять посещений и до свиданья, только душу растравят и все, и ни в какой психдиспансер она не пойдет, потому что при ее жизни не до глупостей… И помощь она не очень готова принять, и много ресурсов, и много системных решений, которых просто нет и непонятно когда будут.

Но посмотрим, что тем временем происходит с ребенком, во имя которого приносятся все эти жертвы.

Депрессия мамы и развитие ребенка

Журнал Pediatrics and Child Health (Педиатрия и детское здоровье) в 2004 году опубликовал подробный анализ почти сотни исследований, посвященных влиянию депрессии матери на развитие ребенка. Влияние это, как показывают исследования, велико и разрушительно на каждом этапе развития ребенка.

  1. Во время беременности
  2. Депрессия приводит к ухудшению питания плода; больше вероятность выкидыша, преждевременных родов, преэклампсии и рождения ребенка с низким весом.
  3. В возрасте до года

Мать и грудной ребенок – это неразрывное единство, ребенок без мамы не может. Депрессивная мама меняется: теперь она относится к ребенку или неприязненно, или отстраненно.

В первом случае она вмешивается во все, что ребенок делает, а он на нее злится, отворачивается, старается ограничить ее вмешательство и защитить себя.

Даже если с таким ребенком пытается заниматься другой взрослый, не страдающий депрессией, ребенок может начать защищаться от него.

Во втором случае мама слабо реагирует на ребенка, не проявляет чувств, не поддерживает его. Ребенок не может с этим справиться – и сам становится отстраненным, пассивным, пытается сам себя успокаивать: сосет палец, раскачивается в кровати. Появляются проблемы с вниманием, возбуждением и торможением.

Интеллектуальное развитие тоже страдает: мама не дает ребенку нормальной обратной связи: туда ли он ползет? Можно ли нажимать эту кнопку? Правильно ли он собрал пирамидку? Ясно ли произнес слово? К году дети таких мам меньше пытаются исследовать мир, хуже набирают вес (у них хуже развивается моторика и речь).

В дошкольном возрасте

Мама в депрессии не может научить ребенка решать проблемы и правильно относиться к неудачам. Некоторые исследования показывают, что такие мамы не могут установить границы приемлемого для своих детей, а если устанавливают их – то не могут добиться, чтобы дети их соблюдали.

У детей появляются проблемы в общении с другими людьми. Они предпочитают простые игры и физическую возню более сложным и творческим играм. Дети начинают проявлять агрессию; у некоторых она направлена на других людей, у некоторых на себя (в первом случае в дальнейшем могут появиться серьезные проблемы с социализацией, во втором – депрессия у ребенка).

Исследования показывают, кстати, что особенно опасна материнская депрессия для мальчиков – у них хуже, чем у девочек, попавших в такую же ситуацию, развивается речь и крупная моторика, они хуже справляются с тестами, определяющими развитие интеллекта.

В школьном возрасте

Здесь проблемы с социализацией и депрессия становятся очевидными; проявляются проблемы со здоровьем. Ситуация усугубляется, если ребенок не получает от родителей поддержки, а в семье постоянные конфликты.

У детей чаще развиваются психические заболевания: прежде всего депрессия, кроме того – тревожные расстройства и расстройство поведения.

Американский психиатр Констанс Хаммен и ее коллеги сравнили уровень психических заболеваний у детей матерей четырех групп: здоровых, страдающих монополярной, или большой, депрессией, страдающих биполярным расстройством (это то, что у нас по старинке именуют «маниакально-депрессивным психозом) и хроническими заболеваниями, не связанными с психикой.

Самый высокий уровень психических расстройств наблюдался у детей мам с монополярной депрессией. Впрочем, в этом случае трудно установить, что первично – генетическая предрасположенность или поведение депрессивной матери. Точно так же трудно выяснить, чем обусловлена плохая успеваемость таких детей, их проблемы с вниманием и трудности в изучении математики.

Известно, что большой депрессией страдают 40% матерей детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Весьма возможно, что между этими состояниями существует генетическая связь.

Но плюс к генетической предрасположенности – депрессия мамы ухудшает поведение и успеваемость ребенка, они влекут за собой негативную реакцию окружающих, все это усугубляет депрессию, она, в свою очередь, ухудшает поведение ребенка… Снова заколдованный круг, снова скручивается спираль, – и если вовремя не обратиться за помощью, обстановка в семье и душевное здоровье ее членов неуклонно ухудшаются.

Материнская депрессия тесно связана с детской. Исследования показывают: если мама лечится – ребенку становится лучше. Если она перестает лечиться и симптоматика депрессии возвращается – ребенку в течение следующих девяти месяцев тоже становится хуже.

Врачи, проводившие исследование, объясняют это тем, что мать в состоянии ремиссии может разговаривать с ребенком, слушать его, что возрастает ее привязанность к ребенку. Привязанность – ключевое здесь слово.

Депрессия лишает ребенка материнской привязанности, и он растет сиротой при живой и даже социально благополучной матери. Безразличие к ребенку – одно из самых тяжелых последствий материнской депрессии.

Ребенок воспринимается как бремя, а то и как мучитель.

  • В подростковом возрасте
  • У подростков, чьи родители страдают депрессией, значительно выше уровень психических расстройств (депрессия, тревожные расстройства, расстройство поведения, злоупотребление алкоголем и наркотиками) – даже если сравнивать их с детьми из семей того же социально-экономического уровня, расстройства эти начинаются раньше, протекают тяжелее, чаще сочетаются с другими диагнозами.
  • Есть данные, свидетельствующие, что дети страдающих депрессией матерей раньше начинают курить.

Про учебу на этом фоне, кажется, и так все понятно. Душевного здоровья маме это все не добавляет. И снова – заколдованный круг.

Группы риска

Мамы с низким образовательным уровнем, из семей с низким социальным статусом и нестабильными доходами.

Мамы, у которых в семье есть случаи депрессии или других психических заболеваний.

Мамы детей-инвалидов.

Они особенно подвержены депрессии – и потому, что живут в состоянии постоянного стресса, и потому, что жизнь с инвалидом, особенно по психическому заболеванию, – это хроническая психическая травма, и потому, что им не хватает сил и денег, и потому, что они физически не могут пойти к врачу, если не с кем оставить ребенка. Матери инвалидов – группа риска по депрессии даже в более благополучных странах, чем наша.

И во всех этих случаях – и не только в этих, но и в обычных семьях, где закрутилась депрессивная спираль, семьям нужна серьезная комплексная помощь – в наших условиях чаще всего недоступная. Комплексная – это скоординированная медицинская, психологическая, социальная, образовательная помощь.

Наладить такую систему помощи – это вам будет и профилактика подростковой преступности, и профилактика школьной неуспеваемости, и оздоровление детей (может, даже не понадобится вводить четвертый урок физкультуры в неделю), и профилактика разводов, и профилактика суицидов, и снижение уровня семейного насилия, и профилактика социального сиротства…

«Плохой ребенок» и «плохая мать»

Почему же депрессия так разрушительно влияет на ребенка? Ключевой фактор здесь – материнский негативизм. Депрессивная мама считает себя плохой матерью, терзается чувством вины и стыда за себя и своего ребенка (школа, детсад, поликлиника, транспортные попутчики и, как это ни печально, домашние охотно добавляют ей переживаний этого сорта).

Мама чувствует себя беспомощной и бессильной. Ей кажется, что она не может справиться с воспитанием ребенка – и она чаще прибегает к жестким репрессивным мерам. Такие мамы чаще дают своим детям негативные оценки.

При этом известно, что сами по себе негативные оценки, независимо от того, как ребенок себя ведет на самом деле и насколько у него выражены проблемы поведения – это стойкий прогностический фактор появления таких проблем.

Если мать (страдающая депрессией или здоровая – неважно) во время совместных игр постоянно командует ребенком, если не хвалит его и часто критикует, если чаще проявляет неприязнь, чем нежность, если не радуется, когда ребенок справляется с трудным заданием, у этого ребенка со временем неизбежно появляются проблемы поведения.

При этом один из самых мощных факторов влияния – это негативные характеристики: он такой-сякой, он плохой. Чем больше мама склонна делать глобальные выводы (он справился с заданием не потому, что постарался, а потому, что способный) и ожидать от ребенка плохого (он точно не ляжет спать, если я ему скажу ложиться) – тем хуже.

Читайте также:  Как не навредить пробежкой

В ходе многолетних исследований ученые увидели, что родительские окрики, негативизм и нетерпимость присутствовали еще тогда, когда дети не проявляли серьезных отклонений в поведении. А значит, эти родительские реакции – не результат детского проблемного поведения, а его причина (или, по крайней мере, одна из причин).

Уже через год такого родительского отношения у детей появляются отклонения в поведении, даже если ребенок изначально здоров и не страдает поведенческими расстройствами. А если страдает – тем хуже исход. Если мама считает, что ребенок плохой и делает все ей назло, то появится и непослушание, и вызывающее поведение, и антисоциальные наклонности.

  1. Известно, кстати, что у детей с СДВГ материнская депрессия – второй по значимости фактор, влияющий на общий антисоциальный исход расстройства (первый – выраженность симптоматики).
  2. С другой стороны, известно, что второй по значимости фактор, влияющий на благополучный исход (опять же, после выраженности симптоматики) – это наличие одного принимающего взрослого.
  3. Уж на это повлиять – в наших силах.

Что помогает?

Легче справляются с этим всем покладистые дети с легким характером. Помогает отцовская забота: известно, что уже груднички охотнее общаются со здоровым папой, чем с депрессивной мамой.

  • Помогает общение с другими членами семьи, которые больше принимают ребенка и меньше его ругают.
  • Помогает, если находится взрослый, способный объяснить ребенку, что происходит с мамой, и дать ему понять, что он в этом не виноват.
  • Помогает обучение мамы техникам релаксации и самоконтроля, а также эффективным методам воспитания, особенно если у ребенка есть проблемы поведения. Помогает научить маму отказаться от глобальных обобщений – он всегда, он никогда, он плохой, он неспособный…

Помогают группы поддержки для мам, находящихся в похожей ситуации – особенно если у ребенка есть медицинские проблемы. А вот участие в обычных родительских форумах не помогает – наоборот, создает ощущение «все люди как люди, а я крокодил».

Помогает даже, когда мама осознает, что с ней происходит, и чаще занимается тем, что приносит ей удовольствие.

Но больше всего помогает обращение к специалистам. Лечение, психотерапия, семейная терапия.

А для начала надо хотя бы понять, что проблема есть. Надо научиться узнавать ее в лицо – по вине, по отчаянию, по желанию сдохнуть или хотя бы просто тихо исчезнуть, по плаксивости или неспособности плакать. По неспособности радоваться. По душевной боли.

Депрессия еще тем ужасна, что человек, у которого ресурсы на нуле, окукливается и замыкается, сберегая последние остатки душевных сил; его трудно растормошить, тяжело убедить обратиться к специалисту, депрессия как будто сама себя охраняет. И от близких здесь требуется максимум деликатной настойчивости и ненавязчивой заботы, чтобы найти помощь и добиться, чтобы ее приняли.

Если есть сомнения – оно это или еще не оно, то существуют онлайновые тесты (Бека и Зунга) на определение уровня депрессии; они не диагностируют депрессию, а только обрабатывают информацию и рекомендуют обратиться к врачу, если присутствует депрессивная симптоматика. Эту рекомендацию лучше не игнорировать: мало ли чем эта симптоматика обусловлена.

Вот чего точно не стоит делать – это, пройдя тест и получив результат «выраженная депрессия», мрачно вывешивать его в соцсетях, сопровождая смайликами или комментарием «депрессия для слабаков, а мне некогда». Не стоит гордиться своим мужеством: нет никакой доблести ни в перенесенной на ногах пневмонии, ни в отказе от стоматологической помощи при флюсе, ни в отказе от помощи при депрессии.

Это не медаль «Материнская слава» и даже не мученический венец – это боль и гной в душе; этим не гордятся, это лечат. Это и не свидетельство самоотверженной заботы о других. Разумеется, другие проблемы есть всегда, и всякая заботливая мать семейства обычно ставит интересы ребенка и семьи выше собственных.

Но это как раз тот случай, когда «сначала наденьте кислородную маску на себя, а потом на ребенка».

Иначе – все задохнутся.

Родительский стресс и депрессия | Фонд Выход, аутизм в России

07.12.17

Почему помощь нужна не только детям с аутизмом, но и их родителям

Депрессия родителей влияет на детей

Непросто быть родителем ребенка в спектре аутизма. Несмотря на все радостные моменты, очевидно, что родители сталкиваются с множеством трудностей, которые не могут на них не отражаться. Родители сходят с ума от беспокойства, ведут бой за образовательные услуги, жертвуют своей карьерой, влезают в долги и возмущаются несправедливостью всего этого. Родители горюют.

Некоторые исследователи стараются понять, к каким последствиям для родителей приводит подобное напряжение. Они изучали депрессию и тревожность, а также стресс и механизмы совладания с ним среди родителей детей с инвалидностью.

Если мы поймем, какие источники стресса оказывают наиболее отрицательное влияние на семьи, то мы сможем разработать подходы и программы по борьбе именно с ними.

Если у нас будут данные о психических проблемах в семьях, то нам проще будет вмешаться, пока не стало слишком поздно, и помочь как родителям, так и детям, лучше функционировать и вести более полноценную жизнь.

Стресс и благополучие

Большинство родителей детей с инвалидностью или хроническими заболеваниями испытывают повышенный уровень стресса. Однако существующие данные научных исследований говорят о том, что от самого сильного стресса страдают именно родители детей в спектре аутизма (1).

Существует несколько причин, почему такой сильный стресс связан именно с воспитанием детей с расстройствами аутистического спектра (РАС). Всем родителям детей с инвалидностью приходится сталкиваться с трудностями принятия диагноза, беспокойством за будущее ребенка и необходимостью добиваться нужных услуг.

Однако родители детей с РАС испытывают дополнительные источники стресса. Во-первых, в большинстве случаев они страдают из-за неизвестности причины аутизма у ребенка, а также могут испытывать чувство вины по этому поводу (пусть и совершенно необоснованное).

Им может казаться, что они сделали или не сделали что-то, и это привело к РАС у их ребенка.

Во-вторых, основные нарушения в связи с РАС — социальные. Обычно родители мечтают о теплых и любящих отношениях со своим ребенком.

И они могут испытывать растерянность, когда младенец не хочет, чтобы его держали на руках, или ребенок не смотрит им в глаза.

Постепенно родители адаптируются и учатся понимать и принимать то, как их ребенок выражает свою любовь, но обычно до этого они переживают замешательство и боль.

В-третьих, независимо от формы РАС или уровня интеллекта, у детей в спектре аутизма часто встречаются проблемные виды поведения: отказ спать, сильные и частые истерики, крайние формы приверженности привычному порядку вещей и так далее.

Подобное поведение может сделать повседневную жизнь с ребенком сложной и привести еще к одному источнику чувства вины — вины за отрицательные чувства в отношении ребенка.

Кроме того, проблемное поведение негативно сказывается на всей семье, в том числе отношениях с братьями или сестрами и отношениях между родителями.

Несколько исследований показали связь между поведенческими трудностями детей с аутизмом и высоким уровнем родительского стресса (2, 3, 4). Подобный стресс не только разрушителен сам по себе, он также связан с очень высоким риском депрессии (5).

Депрессия

Когда у ребенка диагностировано расстройство аутистического спектра, чувства горя и беспокойства — это естественная реакция.

Родителям сложно сразу же разобраться в аутизме, при этом им приходится принимать сложные решения, несмотря на недостаточную информированность о сложных бюрократических системах образования и здравоохранения.

Некоторые родители испытывают продолжительный период грусти одновременно с периодом стресса. Однако в некоторых случаях это уже не только грусть. У родителей может развиться клиническая депрессия.

У всех бывает плохое настроение, а настроение родителей детей с РАС может быть плохим чаще, чем у большинства других людей. Однако клиническая депрессия и плохое настроение — это совершенно разные вещи.

Депрессия — это не «грусть-тоска», а медицинское заболевание со своими диагностическими критериями.

Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам, депрессивный эпизод должен включать как минимум 5 из нижеперечисленных симптомов:

  • — Подавленное настроение в течение наибольшей части дня, почти каждый день, на что указывают субъективные отчеты (например, чувство грусти или опустошенности) или наблюдения других людей (например, кажется на грани слез).
  • — Выраженное снижение интереса или удовольствия от всех или почти всех занятий в течение дня, почти каждый день (на что указывают субъективные отчеты или наблюдения других людей).
  • — Значительная потеря или увеличение веса (например, изменения веса на более чем 5% в течение месяца), либо сниженный или повышенный аппетит почти каждый день.

— Бессонница или повышенная сонливость почти каждый день. (Другими словами, человек не спит или спит больше, чем обычно).

— Психомоторное возбуждение или заторможенность почти каждый день (по наблюдениям окружающих, а не только по субъективным чувствам замедленности или двигательного беспокойства).

— Чувство постоянной усталости или истощенности почти каждый день.

— Чувство собственной никчемности, чрезмерное или неуместное чувство вины (может быть бредовым) почти каждый день (не сводится к обычной самокритике или чувству вины за болезнь).
— Сниженная способность думать, сосредоточиться или трудности с принятием решений почти каждый день (по субъективным отчетам или по наблюдениям других людей).

— Повторяющиеся мысли о смерти (не только о страхе смерти), повторяющиеся мысли о суициде без конкретного плана, попытка суицида или конкретный план совершения суицида.

Эти симптомы должны присутствовать не менее двух недель, и они должны влиять на функционирование человека по сравнению с прошлым. Как минимум одним из симптомов должно быть сниженное настроение, либо потеря интереса или отсутствие удовольствия от того, что приносило раньше радость.

Важно подчеркнуть, что психиатр не поставит диагноз «депрессия» человеку только потому, что он или она не в духе. Помимо проблем с настроением депрессия проявляется на уровне физического самочувствия: бессонница или постоянный сон, повышенная двигательная активность или вялость, повышенный или сниженный аппетит, хроническая усталость.

Стресс и депрессия: взаимосвязь

Ученые пытаются понять, какие родители детей с РАС грустят и испытывают стресс, а какие страдают от настоящей клинической депрессии. Они также изучают связь между стрессом и депрессией. К такой связи относятся следующие факты:

— И депрессия, и стресс зависят от нейробиологических факторов, таких как неправильная работа нейротрансмиттеров в головном мозге. Антидепрессанты — это лекарственные препараты, которые вмешиваются в процесс, в котором возникли неполадки.

— И на депрессию, и на стресс влияют личные особенности и мысли о своей жизни, которые связаны с устойчивостью, то есть со способностью выдерживать высокий уровень стресса.

Они включают оптимизм и чувство юмора, умение принимать ситуацию такой, какая она есть, и идти дальше, тенденцию реагировать на стресс с помощью активных действий (не впадать в пассивное, апатичное состояние), духовные верования, альтруизм и умение отстаивать свои интересы перед другими людьми (7). Когнитивно-поведенческая психотерапия — это подход к лечению, который помогает людям изменить свой образ мышления таким образом, чтобы им было проще бороться с депрессией. Также людям помогает информация и навыки по защите своих прав, так как это позволяет им стать менее пассивными и оказывать влияние на ситуацию, в которой они оказались.

Читайте также:  Зеленые помидоры: польза и вред

— Подверженность депрессии и стрессу может иметь общую генетическую основу. Недавние научные исследования показали, что естественная вариация одного из генов связана со стрессом и депрессией. Люди с данной вариацией гена более интенсивно переживают стрессовые события, чем люди с другими вариациями.

Они также чаще страдают от симптомов депрессии. Это доказывает взаимодействие генетических факторов и окружающей среды.

Стрессовые события происходят из-за внешних обстоятельств, но генетика влияет на то, насколько разрушительными окажутся их последствия, и какова будет вероятность развития депрессии (8,9,10,11).

Пока исследования в этой области продолжаются, но все специалисты, работающие с семьями детей с аутизмом, должны знать о высоком риске эмоциональных расстройств, как у детей с РАС, так и у членов их семей, и обращать внимание на возможные симптомы депрессии. Чем скорее будет диагностирована депрессия и начато лечение, тем более благоприятным будет прогноз для всей семьи.

Половые различия: мамы и папы

Исследователи обнаружили, что мамы детей с аутизмом, по сравнению с мамами детей с другой инвалидностью или без нее, чаще всего страдают от симптомов депрессии (14,15,16). Отцы также страдают от подобных симптомов, но в гораздо меньшей степени, чем матери.

Это может быть связано с половыми различиями в выражении сильного стресса. Например, раздражительность считается симптомом депрессии для детей и подростков. Сейчас некоторые исследователи предполагают, что «раздражительность» также может быть симптомом депрессии именно у мужчин (17).

Другие утверждают, что мужчины обычно испытывают депрессию в ответ на другие источники стресса, чем женщины, например, проблемы на работе и развод в большей степени влияют на мужчин, а проблемы в отношениях с другими людьми острее влияют на женщин (18).

(Важно отметить, что инвалидность ребенка скорее повлияет на отношения матери с родственниками, подругами, педагогами и врачами, чем на работу отца).

В то же время, другие ученые считают, что женщины просто чаще мужчин подвергаются различным тяжелым стрессам, например, они чаще страдают от сексуального насилия, живут за чертой бедности, становятся одинокими родителями, ухаживают за престарелыми членами семьи, и именно это может объяснять разницу (19).

Согласно исследованиям, если в семье есть ребенок в спектре аутизма, то, как правило, именно женщина берет на себя львиную долю заботы о нем вместе с остальным домашним трудом, также ей зачастую приходится улаживать конфликты внутри семьи (например, между аутичным и не аутичным ребенком).

Более того, посторонние люди и другие члены семьи гораздо чаще обвиняют именно женщин в проблемном поведении их детей, что само по себе является сильным источником стресса (20). Вместе эти факторы могут подорвать способность мамы справиться с ситуацией.

Яйцо или курица: поведение ребенка и родительский стресс

Это поведение ребенка вызывает депрессию у родителей, или родительская депрессия ухудшает поведение ребенка (21, 22)? Это очень болезненный вопрос, который многие исследователи просто боятся задавать.

Виноваты в этом психоаналитики, которые выдвигали теперь уже давно опровергнутую теорию «матери-холодильника». Согласно этой ошибочной теории, эмоционально холодная, отвергающая ребенка мать вызывает у него аутизм.

Вот что пишут продюсеры документального фильма об этой теории:

«Если что-то может быть ужаснее для матери, чем видеть, как ее ребенок погрузился в аутизм, то это обвинения в его состоянии.

Именно это произошло с целым поколением матерей в 1950-х и 1960-х годах, когда медицинское сообщество считало причиной аутизма неспособность матери установить связь со своим ребенком.

Хотя эта теория считается полностью опровергнутой в наши дни, диагноз «мать-холодильник» обрек тысячи аутичных детей на сомнительное лечение, а их матерей на бесконечный кошмар ненависти к себе и вины» (23).
Однако сейчас ученые далеки от того, чтобы винить матерей.

С одной стороны, очевидно, что если родители испытывают крайнюю степень стресса, то им будет сложнее справиться с родительскими обязанностями, чем родителям, которые чувствуют себя спокойно и уверенно. Например, материнская депрессия связана с более низкими показателями психосоциальной адаптации у детей с инвалидностью (24).

Сохранять спокойствие и нейтральный тон голоса, когда ребенок оглушительно кричит, всем не просто, но особенно тяжело приходится тем, кто и так на грани. С другой стороны, если начать кричать на ребенка в ответ, то это может эскалировать ситуацию, и ребенок с низкой способностью к саморегуляции вообще выйдет из-под контроля.

Согласно теории семейных систем (25, 26, 27, 28, 29), каждый член семьи влияет на остальных и все они влияют на него во время каждого взаимодействия. Если помочь одному человеку в системе, то потенциально это может помочь всем (30, 31, 32).

Другими словами, если скорректировать поведение ребенка, то это уменьшит стресс мамы и папы, и им будет проще справиться с предстоящими трудностями.

А уменьшение стресса или лечение депрессии у мамы или папы поможет им более последовательно и спокойно реагировать на поведение ребенка, что уменьшит его поведенческие проблемы.

На самом деле, исследования показывают, что и обучение родителей навыкам для коррекции поведения ребенка (33), и обучение родителей навыкам снижения стресса (34) — это очень большая помощь семье. Более того, если предоставить оба типа вмешательств одновременно, то можно добиться наибольших результатов, чем при использовании только одной стратегии (35).

Очень важно отметить, что как ни важно помогать родителям справляться со стрессом, нельзя ограничиваться только этим. Развитие системы помощи детям, которая реально сможет улучшить их функционирование в повседневной жизни — это главная помощь детям с аутизмом и их семьям.

  1. Услуги «передышки» для родителей, когда за ребенком обеспечен качественный уход, и родители могут заниматься своими делами — это еще один способ помочь таким семьям.
  2. Упрощение требований к сбору документов и взаимодействию с государственными учреждениями также значительно уменьшит стресс родителей.
  3. В целом, чем лучше станут программы в школах, реабилитационных центрах и медицинских учреждениях, тем меньше семьи будут страдать от стресса, пытаясь «выбить» помощь для своих детей.

Самочувствие родителей очень важно

Иногда родители говорят: «Забудьте обо мне. Неважно, что я чувствую. Просто позаботьтесь о моем ребенке».

Эти чувства вполне понятны, но нельзя забывать о том, что семья — это система, где каждый человек влияет на всех остальных.

Снижение стресса родителей детей с РАС и любые усилия, направленные на улучшение их психического здоровья и душевного равновесия — это важнейшая цель в области аутизма. В конце концов, помогая родителям, вы помогаете и их детям.

Также смотрите:

  • Как справиться с диагнозом «аутизм» у ребенка
  • Как создать группу поддержки для родителей детей с аутизмом
  • Как уменьшить родительский стресс с помощью техник осознанности

Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

Близкие людей с РАС, Научные исследования, Психиатрия

Депрессия родителей и ее влияние на детей. ПЦ ПРЕОБРАЖЕНИЕ

Школы сообщают о поступлении все большего числа учеников, которые, по-видимому, не в состоянии удовлетворить основные требования: сидеть, обращать внимание и контролировать себя. Все больше школьников помещаются в специальные учебные программы. Число детей на особом попечении растет с угрожающей скоростью. Задействована ли здесь депрессия родителей и ее влияние на детей?

Никто не знает, почему это происходит. Некоторые обвиняют технологии, другие ищут причины в разводе, кто-то пеняет на слишком занятых карьерой мам и пап.

В то же время частота клинической депрессии среди взрослых, включая родителей, является почти эпидемической и продолжает расти

 Сегодня почти двадцать процентов населения отвечают критериям для той или иной формы депрессивного расстройства – и это не означает, что люди временно чувствуют уныние и на следующей неделе будут чувствовать себя лучше.

Это часть из нас, которые испытывают реальные трудности в жизни. Посчитайте каждого пятого человека, которого вы видите на улице, – вот сколько людей в вашем сообществе могут страдать от подавленности.

Мы считаем, что важно понять связь между депрессией взрослого и поведением детей.

Связь между проблемами детства и родительской депрессией

Хорошие детские психологи знают, что часто, когда у ребенка проблемы, у родителей депрессивное расстройство. Хотя взрослые нередко чувствуют, что поведение чада является источником их страданий, на самом деле часто ребенок реагирует на состояние опекунов.

Известны практике и крайние случаи, когда опекуны «изгоняли» проблемного отпрыска из дома (через частную школу, с родственниками или сбегали) только для того, чтобы следующий воспитанник в возрасте вступил в неприятную роль.

Мы часто объясняем взрослым, что ребенок действительно пытается вырасти из них, заставить их стать родителями, встать ноги, обеспечить соблюдение правил и обратить внимание. Родитель, возможно, никогда не осознавал, что на самом деле он или она в депрессии.

Когда мы можем успешно лечить депрессивное расстройство, у родителя появляется энергия, чтобы обратить внимание, установить пределы, быть твердыми и последовательными – и детское поведение улучшается.

Цикл депрессии

Существует большое количество исследований, подтверждающих, что дети депрессивных родителей сами подвержены высокому риску уныния, а также токсикомании и антиобщественных действий.

Многие научные данные показали, что подавленные матери испытывают трудности в связи со своими детьми; они менее чувствительны к потребностям отпрыска и менее последовательны в своих реакциях на его поведение. Дети выглядят более несчастными и изолированными, чем другие.

Их может быть трудно утешить, они кажутся вялыми, их трудно кормить и укладывать спать. Подробнее ТУТ

Если родитель в депрессии. Часть2. Мама в депрессии

Насколько вредна родительская депрессия для ребенка, зависит от его возраста. Если материнская депрессия совпадает с кризисом развития, то этот кризис будет протекать хуже.

В периоды возрастного кризиса резко меняются поведение и способы восприятия реального мира, человек должен овладевать новыми навыками и очень нуждается в поддержке, принятии и понимании. А мама сама нуждается в помощи и не способна оказать поддержку ребенку.

Тогда он становится неуправляемым, требуя еще больших физических и моральных усилий, а сил нет. Мама чувствует раздражение, усталость, затем глубокое чувство вины — получается замкнутый круг взаимовлияний.

Не случайно подчеркивается значимость именно материнской депрессии, поскольку именно от матери общество ожидает ответственности за воспитание ребенка. Отец обычно чуть более отстранен от детей.

Если в результате депрессии отец отдаляется немного сильнее, но мать способна это компенсировать, то катастрофы для психического развития ребенка не будет. Когда заболевает мать, то нарушается взаимодействие в диаде «мать — ребенок», которое для психического здоровья ребенка является важнейшим.

Кроме того, дети обычно персонифицируют проблему: «Если мама меня не хочет видеть — значит, я плохой. Если она плачет — значит, из-за меня, потому что я себя плохо веду». И так — в течение долгого времени. Ребенок убеждается в том, что он ни на что не годен.

Если отец в депрессии, очень многое зависит от того, как жена, мать ребенка, относится к депрессии своего мужа, то есть отца. Можно считать, что папа заболел, ему нужно помогать, тогда вся семья собирается, объединяется и выживает в этих трудных условиях.

А можно эту депрессию не увидеть, а увидеть то, что отец изменился, показал свой дурной характер, перестал устраивать маму за закрытой дверью в спальню. Тогда можно раздражаться, злиться и призывать в союзники детей.

Еще необходимо учитывать, что отец, страдающий депрессией, воспринимается детьми, да и женой, как человек, потерявший авторитет. Любой человек в депрессии делается беспомощным, слабым, но в случае отца семейства это кажется совершенно неуместным и недопустимым.

Читайте также:  Рыба для внимания и усидчивости

Вдобавок он практически полностью выключается из жизни семьи.

Индифферентность отца очень тяжела. Ребенок не получает от него ни поддержки, ни отклика, ни гнева, когда это требуется, ни необходимого наказания, ни ободрения. У ребенка смещаются все представления о том, что можно, а что нельзя. Детство — время, когда дети усваивают разного рода нормы.

Ценностная ориентация семьи — то, на почве чего возникает представление человека о том, что хорошо, что плохо в этом мире. Отношение к этому родителей играет огромную роль. Если ребенок наблюдает полное равнодушие, то представления о добре и зле формируются у него не до конца.

Мы говорим о душевной глухоте, испорченности, а все дело в том, что в период формирования нравственных понятий папа или мама были в депрессии.

Родители, лишаясь способности оказывать ребенку поддержку, вызывают у ребенка… депрессию. Надо сказать, что если речь идет о малыше-дошкольнике, то единого мнения у врачей, может ли в этом возрасте ребенок страдать депрессией, нет. Долгое время депрессия и дети считались понятиями абсолютно несовместимыми.

Ведь ребенок — это радость, активность, непосредственность. Внимание исследователей в первую очередь привлекли часто болеющие дети.

Оказалось, что им присущи повышенная тревожность, боязливость, трудности в общении с другими детьми, капризы, агрессия, они трудно переживают разлуку с родителями даже на незначительное время.

Дети очень чутки к семейным проблемам, даже если родители выясняют отношения не при них. Они не знают смысла этих проблем, но остро чувствуют дискомфорт и отвечают на него либо капризами, страхами, частыми простудами либо энурезом и т. п. О полноценной развернутой депрессии у детей можно говорить в случае подростков.

В подростковом возрасте депрессивные расстройства проявляются очень часто, причем на протяжении последних десятилетий наблюдается их неуклонный рост. Сложность раннего распознавания подростковых депрессий отмечают многие исследователи, указывая, в частности, на то, что первые симптомы депрессии очень похожи на проявления кризиса переходного возраста.

Психиатры и психологи едины в оценке раннего подросткового периода, считая его «временем восстания», поведенческих экспериментов, эмоциональной суматохи, переменчивого настроения, негативной самооценки, рефлексии, драматизации событий и повышенной чувствительности.

Это один из самых важных и трудных кризисов развития личности, задачи которого — становление основных личностных качеств, усвоение норм и правил социального взаимодействия, поиск своего места в обществе, критическая переоценка семейных ценностей и правил и др.

К тому же в этом возрасте происходит мощная гормональная перестройка, быстро меняется внешность, появляются незнакомые волнующие ощущения в теле. Все это — достаточно большая нагрузка на психику.

Именно в этом возрасте депрессия так значительна и накладывает заметный след на дальнейшее развитие личности; проявления депрессии закрепляются как способ реагирования на трудные ситуации, что в будущем формирует депрессивный тип личности.

Две особенности поведения матери делают из ребенка личность депрессивного типа: гиперопека и полное равнодушие. И тот, и другой стиль воспитания может складываться под влиянием депрессии у матери. Нет ничего плохого ни в опекающем поведении, ни в строгости, если они сочетаются с другими формами родительского отношения.

Депрессия же делает их основными, неизменяемыми формами детско-родительских отношений.

Материнская гиперопека приводит к тому, что ребенок не способен к самостоятельности, осознанию своих желаний и стремлений; формируется пассивная позиция, тотальная неопытность в отношениях с окружающим миром, которые усиливают уже имеющуюся зависимость и влекут за собой развитие депрессии.

При втором варианте материнского поведения ребенок с раннего детства воспитывается в атмосфере дефицита материнской любви и внимания, в сочетании с жесткими схемами воспитания и ограничениями. У ребенка не развиваются навыки поведения, связанные с преодолением трудностей, овладением новыми навыками и новым опытом.

Хроническое ощущение того, что тебя не любят, формирует чувство вины, заниженную самооценку. Для таких людей впоследствии является привычным, в соответствии со своим воспитанием, отказываться от своих потребностей и желаний, вечная оглядка на окружающих, а потом хроническая неудовлетворенность жизнью и отношениями, что ведет к возникновению меланхолии.

Страдающие депрессией с ранней юности отличаются крайним максимализмом. Себя такой человек воспринимает то как гения, то как полное ничтожество, окружающих — либо превозносит, либо вообще ни за что не считает, то впадает в мрачность, то буйно веселится.

Все это очень сильно переживается, но и с такой же силой маскируется от всех людей, включая самых близких — родителей. Чувство несоответствия идеалу и стыд часто толкают ребенка на поступки, которые могут либо компенсировать, либо спрятать «ущербность».

Подросток с депрессивным расстройством нуждается в скорейшей квалифицированной помощи. Он очень страдает и тщательно это скрывает потому, что считает невозможным признаться родителям, что с ним что-то не так, так как ситуация кажется ему катастрофой: «Лучше умереть, чем они узнают всю правду обо мне».

К великому несчастью, эпизоды депрессии в подростковом возрасте иногда заканчиваются суицидом.

Как же отличить естественные трудности переходного возраста от депрессивного расстройства? Как отделить личностные особенности от заболевания? На что обратить внимание?

Увеличивается потребность во сне (более 10 часов), очень тяжело просыпаться, ребенок либо раздражителен, либо плаксив, а также слегка заторможен (и реакции, и мышление, и движение).

Кроме того, ему свойственны пессимизм, отсутствие чувства юмора, неспособность к веселью; пассивность, нерешительность, склонность к волнениям и беспокойству; чрезмерная совестливость, самокритичность, озабоченность собственной несостоятельностью.

Подросток начинает пропускать занятия в школе, резко сокращает контакты с друзьями, запирается в своей комнате или уходит по ночам из дома.

Иногда ребенок с увлечением начинает искать философские основы смысла жизни, появляются мысли об обреченности, неизбежности смерти. Подростки погружаются в виртуальный мир компьютерных игр или Интернета и проводят там ночи напролет.

Иногда жалуются, что голова перестала работать, что «все забыл и ничего не понимаю», много времени проводят за учебниками и впадают в полное отчаяние от того, что ничего не получается. Это так называемый синдром «юношеской астенической несостоятельности». Это подкрепляется страхом вызвать гнев родителей.

Ведь сейчас в нашем обществе, когда так ценится образование, возникает масса школ и лицеев с повышенной нагрузкой и требованиями. Родители из лучших побуждений нередко ругают ребенка даже за четверки, говоря при этом, что тот будет ни к чему не годен, если не будет лучшим из лучших.

А ребенку трудно, он не справляется с программой, к тому же родители заплатили такие большие деньги.

У многих подростков депрессивное расстройство проявляется в отрицании своей внешности.

Недовольство внешностью вообще характерно для этого возраста, но в этом случае недовольство своей фигурой, чертами лица, размерами полового члена или груди занимает все мысли и чувства подростка.

Юноша или девушка отказывается выходить из дома, настаивает на пластических операциях, отказывается от учебы и общения с другими людьми.

Еще одна важная и сложная сторона жизни подростка — сексуальность и отношения с противоположным полом. Очень большая часть депрессивных подростков не справляется с переживаниями, которые связаны с новыми мощными сексуальными импульсами, с одной стороны, и социальными нормами, традициями, мифами и предубеждениями — с другой.

Возникают сомнения по поводу своей сексуальности, привлекательности, достаточной мужественности или женственности (половой идентификации). Иногда могут говорить, что мир как будто не настоящий, все как на сцене или экране телевизора.

Часто у них возникает ощущение, что к ним вдруг стали плохо относиться одноклассники или однокурсники: только и ждут, когда они опозорятся…

Все эти жалобы и состояния требуют внимания, доброжелательности, поддержки родителей и являются причиной обратится к специалисту в области психического здоровья. А депрессивные подростки как раз боятся этого.

Страх психических заболеваний и, соответственно, врачей-психиатров очень понятен. Много лет в России психиатры обслуживали интересы не пациентов, а репрессивного государства, помещали здоровых людей в больницы, которые служили своего рода тюрьмами.

Кроме того, в нашем обществе считается, что психические заболевания не равны физическим. Болеть психическим расстройством почему-то стыдно, а обращаться за облегчением душевного страдания — слабость. Рационального объяснения этому нет.

Но если логически продолжать это рассуждение, то оно заканчивается обычно тем, что нельзя никому признаваться в своих страданиях, потому что люди, даже профессиональные помогальщики-врачи, в этом случае обязательно злоупотребят твоим доверием и в спину нож тебе воткнут и там два раза повернут.

Именно поэтому многие родители в нашей стране боятся обращаться к психоневрологу или психотерапевту, считая, что только навредят своему ребенку. Но надеясь, что все само собой обойдется, они лишают ребенка квалифицированной помощи и усугубляют проблему.

Иногда родители боятся таблеток больше, чем проявлений самой болезни считая, что таблетки меняют личность, делают человека слабым и безвольным. Эти же страхи мешают и взрослым людям обращаться к врачу по поводу своей депрессии.

Никому сейчас ведь не приходит в голову делать ампутации без анестезии. А душевная боль во время депрессии бывает не менее нестерпимой и разрушительной, чем физическая.

Заблуждение, что антидепрессанты и другие психотропные препараты обязательно вредят, приводит к тому, что прибегать к медикаментам приходится все равно, но в больших дозах и на более длительный период. Время восстановления увеличивается, и юноша отстает от своих сверстников, теряет контакты, вынужден брать академический отпуск.

Не всегда, конечно, надо бежать к врачу, если чувствуешь подавленность, усталость, тревогу. Если человеку удается отвлечься от плохого настроения, переключиться, то это означает, что человек владеет ситуацией, а не ситуация — им.

Если же человек не справляется с жизнью, то все страхи надо засунуть в карман и идти совещаться со специалистом. Здесь, как ни в какой другой области медицины, нельзя заниматься самолечением, ориентируясь на указания справочника или информацию из Интернета. Очень важно, чтобы специалист подобрал индивидуальные дозировки и сочетания лекарств.

Каждая вторая молодая женщина принимает какие-то противозачаточные средства. Их много, они взаимодействуют с другими препаратами сложнейшим образом.

Кроме того, есть такие лекарства, которые мы принимаем, не замечая даже, что принимаем лекарства — от головной боли, от простуды, слабительное, противогрибковые препараты.

В сочетании с психотропными препаратами возникают сложнейшие взаимодействия, зачастую остро патологические. Все это учесть может только специалист.

Надо помнить, что депрессия всегда заканчивается, несмотря на порой длительный, затяжной характер. Для многих взрослых ее последствия не так разрушительны, как для детей. И если с лечением взрослого человека можно повременить, то с лечением ребенка ждать нельзя.

А.Я. Варга,О.Ю. Казьмина

Как депрессия матери влияет на ребенка — Психологическая помощь

Согласно недавним исследованиям, даже легкие длительные депрессивные симптомы у матерей связаны с эмоциональными проблемами у маленьких детей, такими как гиперактивность, агрессивность и тревожность.

В ходе исследования, которое проводилось в Финляднии, изучалось влияние депрессивных симптомов обоих родителей на ребенка в возрасте двух и пяти лет.

Депрессивные симптомы отца влияли на эмоциональное состояние ребенка только если мать тоже была в депрессии.  Симптомы матери, однако, сказывались на ребенке, даже если у отца не было депрессии.

Небольшие депрессивные симптомы наблюдаются у более чем у 20% родителей в Финляндии. Тяжелая депрессия встречается примерно у 9% матерей и около 2,5% отцов.

“Депрессия среди родителей как во время, так и после беременности оказывает долгосрочное влияние на благополучие новорожденного ребенка. Даже в случаях легкой депрессии важно, чтобы симптомы были выявлены как можно раньше и родителям была предложена поддержка, если это необходимо, то уже во время беременности”, – объясняет приглашенный исследователь Йоханна Пиетикайнен из Финского института здравоохранения и социального обеспечения (THL).

“В семьях депрессия, переживаемая матерью, оказывает ключевое влияние на благополучие ребенка. Система родильных домов в Финляндии функционирует хорошо, но следует уделять внимание депрессивным симптомам среди матерей в течение более длительного периода: от беременности до конца первого года жизни ребенка”, – добавляет она.

Депрессия одного из родителей может вызвать развитии депрессии у другого

Депрессия одного из родителей является фактором, который может подвергнуть и другого родителя риску депрессии . Кроме того, депрессивные симптомы у матерей и отцов довольно продолжительны: они могут начаться уже во время беременности и продолжаться после первого дня рождения ребенка.

“Важно следить за психическим состоянием обоих родителей во время беременности и после рождения ребенка, и если у одного из родителей проявляются симптомы депрессии, то следует также изучить симптомы другого родителя. Однако в настоящее время отцы не подвергаются психологическому обследованию в роддомах”,-указывает Пиетикайнен.

Предшествующая родам депрессия является наиболее значимым фактором риска

Затяжная депрессия-это признак того, что она могла возникнуть еще до беременности. Переживание депрессии в прошлом, фактически, стало одним из ключевых факторов риска развития умеренных или тяжелых депрессивных симптомов во время беременности, рождения и развития ребенка.

К другим значимым факторам риска относятся:

  • недосыпание во время беременности
  • стресс
  • беспокойство
  • плохая семейная обстановка

Эти наиболее значимые факторы риска были предвестниками депрессии как у матерей, так и у отцов.

Поделиться ссылкой

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector