Стволовые клетки: мифы и реальность

Где та черта, что превращает медицину в эксперимент? Когда пациенту стоит сказать «нет», отказавшись от «спасительного метода»? Да и возможен ли отказ, если на одной чаше весов исполнение заветного желания? Вопросы философские, истории — реальные. Громко прозвучат имена Жанны Фриске и Анастасии Заворотнюк, Дмитрия Хворостовского и Михаила Задорнова. Эхом отзовутся десятки безымянных пациентов. Всех героев объединяет одна линия — экспериментальные методы терапии с применением стволовых клеток.

Когда в средствах массовой информации появились заголовки с обилием восклицательных знаков о связи онкологических заболеваний со стволовыми клетками, все это звучало скорее как хроники желтых газет. По мере наших бесед с врачами становилось ясно: однозначного мнения о методе не существует.

А сфера применения стволовых клеток настолько широка, что смахивает на какой-то злой эксперимент с ничего не подозревающими жертвами. Судите сами. Еще 10 лет назад омоложение и лечение стволовыми клетками считалось чем-то само собой разумеющимся в «тусовочке» шоу-бизнеса.

Мол, а вы пробовали? Это просто чудо какое-то. Сегодня понимаем: несчастным звездам кололи непонятно что, и последствия получились трагические. Все говорит о том, что пациентам никто не объяснял, насколько опасен метод.

Подобной точки зрения придерживается главный врач Городской клинической больницы № 71 Москвы Александр Мясников.

«Я неоднократно общался с такими пациентами. Им что-то предлагали, причем за реально большие деньги, но никто не говорил о возможных побочных явлениях. Только рассказывали, что терапия может принести пользу. Но что им на самом деле вкалывали? Мы не знаем до сих пор. Потому что анализы никто не делал, сертификаты никто не просил».

Стволовые клетки: мифы и реальность

Медики считают связь применения стволовых клеток с развитием онкологических заболеваний доказанной. Но действительно ли ушедшие кумиры использовали подобную терапию? Имя Хворостовского называют в числе других пострадавших. Anatoly Lomokhov/Globallookpress.

Легально и нелегально: разница в паре букв, цена — жизнь

В современной медицине свободно применяются лишь несколько разновидностей стволовых клеток, и все они берутся от самого пациента. Это безопасно, но есть недостаток, поясняет доктор Мясников.

Клетка превращается только в родную ткань — ту, из которой была взята, она непластична. Есть другой вариант — стволовые клетки, взятые у эмбрионов. Сродни конструктору, они превращаются во все что угодно, в том числе раковые клетки.

Тут и наступает самая опасная часть эксперимента.

«Теряя сигнал, стволовая клетка начинает быстро делиться и формирует раковую опухоль. По свойствам она все еще напоминает стволовую, но по сути начинает вредить. Известны случаи опухолей мозга, когда ребенку вводили клетки непосредственно в родничок, пытаясь спасти.

Безуспешно… Известны опухоли глаза, опухоли других органов. Все это описано в медицинских работах, и риск развития онкологии действительно существует, потому почти во всем мире применение стволовых клеток или запрещено, или жестко лицензируется.

Допустим, разово можно получить разрешение на проведение операции», — говорит доктор Мясников.

Нечто подобное, судя по всему, происходило на прошлой неделе с Михаэлем Шумахером, которого перевезли в парижскую больницу и, как писали журналисты, внедрили в сердечную ткань стволовые клетки.

Но все это значительно отличается от того суррогата, которым в свое время был завален рынок экспериментальной косметологии для русских.

По всей видимости, для Шумахера специально выращивались кардиомиоциты или нервные ткани, затем все это подсаживалось в сердце. А что у нас?

«Если просто в вену вводят стволовые клетки, то лучшее, на что можно рассчитывать, — это просто отсутствие всякого эффекта. Специально выращенные кардиомиоциты или нервные ткани с подсадкой в сердце — совсем другие дело. Эксперимент, но он имеет право на существование как крайняя мера. В косметологии же совсем другая методика.

К слову, если мы говорим об эмбриональных стволовых клетках, то возникает вопрос, был ли это абортный материал. Если да, то какого возраста был эмбрион? Даже с точки зрения этики очень много моментов.

Но поскольку в этой сфере крутятся большие деньги, все закрывают глаза. Безусловно, за стволовыми клетками будущее, но мы, как всегда, бежим впереди паровоза.

Хотим получить что-то прямо сейчас, а медицина подобное не прощает».

Стволовые клетки: мифы и реальность

Действительно, стволовые клетки могут оказаться спасением. Подобную операцию, по словам источников, проводили Шумахеру в Париже. Но говорить о гарантии успеха рано и в этом случае. Panoramic/Globallookpress. 

ЭКО как сигнал развития опухоли?

Накануне продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин заявил, что актрису Анастасию Заворотнюк, которая, по слухам, несколько дней находится в коме, подвело как раз увлечение омоложением стволовыми клетками.

То же самое говорили и об ушедшей совсем молодой Любови Полищук, и о казавшемся совершенно здоровым Михаиле Задорнове. Слухи о применении стволовых клеток были и после смерти Дмитрия Хворостовского, Жанны Фриске и даже Ильи Олейникова.

Так неужели трагические последствия наступали просто из-за желания обмануть природу? Лишь отчасти, полагает еще один наш собеседник — пластический хирург, онколог, хирург в Медицинском центре диагностики и профилактики Дмитрий Петровский. В целой группе нелепых болезней он выделил две истории — Жанны Фриске и Анастасии Заворотнюк.

Обе прибегали к процедуре экстракорпорального оплодотворения, и это тоже своего рода обман природы. Но, видимо, других вариантов не было. К сожалению, Фриске ушла из жизни. Заворотнюк продолжает бороться. Но…

«Процедура ЭКО подразумевает гормональную стимуляцию яичников. Да и выполняют ее девушки, скажем так, пожившие, со своим букетом хронических заболеваний, которые неоднократно переносили стрессы, травмы.

Чтобы произошла беременность, ее начинают активно стимулировать гормонами, которые напрямую влияют на такой отдел мозга, как гипофиз.

Фолликулостимулирующие гормоны или тонизирующий гормон — основа терапии для созревания фолликула, который впоследствии станет ребенком, как раз и вырабатываются в гипофизе. И впоследствии они могут стать причиной развития у пациенток раковых клеток».

Стволовые клетки: мифы и реальность

Ряд собеседников Царьграда связали развитие онкологических заболеваний у женщин с применением процедуры ЭКО. В качестве примера привели историю Анастасии Заворотнюк. Впрочем, пока официальные представители не говорили о диагнозе актрисы. Komsomolskaya Pravda/Globallookpress.

Не стоит забывать, что раковые клетки есть в любом организме, мы живем с ними. Но существует и противораковый иммунитет. Сбоить он начнет, когда из-за врождённой патологии или какого-то —  например, радиационного — воздействия клеток стало больше, чем десять тысяч.

Так и появляется злокачественная опухоль. Петровский считает, что такое быстрое деление — вариант осложнения при проведении процедуры ЭКО — «в принципе, об этом в литературе нашей и иностранной есть указания, отсылки».

Не согласна с онкологом доктор медицинских наук, профессор, главврач Государственного бюджетного учреждения «Центр ВРТ» Ксения Яворовская. Сама по себе процедура ЭКО не может стать причиной развития онкологических заболеваний, настаивает наша собеседница.

К тому же не стоит забывать, что с возрастом риск развития рака имеется у каждого и в любом органе.

«Тот же Хворостовский — это стрессы, наверняка эмоциональные нагрузки. Опять же вопрос: не делали ли они каких-нибудь манипуляций со стволовыми клетками с цель омоложения? Это связь, по-моему, уже доказана».

Медианным мнением, лишь усиливающим сомнения, поделился онколог, главный врач Европейской клиники Андрей Пылев.

ЭКО, как и обычная беременность, — это гормональный всплеск для женщины, который может спровоцировать и активизировать уже имевшиеся ранее проблемы, напомнил он.

Сама по себе процедура не может стать причиной заболевания, но очень часто на фоне беременности происходит бурное прогрессирование опухолевого процесса. Именно поэтому наличие онкологиических заболеваний и является главным противопоказанием при беременности, подчеркнул эксперт.

Вот и получается, что любое лекарство, даже самое передовое, может превратиться в неумелых руках в яд. И наши желания могут сыграть злую шутку — хорошо, если не последнюю в жизни. Всем, кто борется с тяжелейшим заболеванием, остается пожелать сил и веры. Каждого, кто принимает решение, связанное с медицинским экспериментом, призываем семь раз отмерить и не гнаться за личными демонами.

Бессмертие за счет стволовых клеток: реально ли это?

Мы приводим отрывок из книги «Красный рынок: как устроена торговля всем, из чего состоит человек» с разрешения издательства «Бомбора».

Стволовые клетки: мифы и реальностьамериканский журналист-расследователь, писатель, антрополог, автор книги «Красный рынок. Как устроена торговля всем, из чего состоит человек»

Мир впервые услышал о стволовых клетках в 1963 году, когда Эрнест Армстронг Маккаллох и Джеймс Тилл, два цитолога из Торонто, доказали, что эти клетки способны трансформироваться в любую другую клетку организма. Эти так называемые плюрипотентные стволовые клетки могли стать ключом к лечению или замене любой поврежденной ткани в теле человека.

Прошло уже более поколения, а мы все еще терпеливо ждем, когда же наш организм станет возобновляемым ресурсом. Стволовые клетки и регенеративная медицина могут позволить нам отделить свое внутреннее «я», которое я уже назвал в этой книге душою, от плоти, с помощью которой мы существуем в мире. Мы больше не будем связаны с теми телами, в которых родились.

Бессмертие достижимо.

Наша вера в то, что наука способна волшебным образом исцелять людей, появилась, возможно, в 1928 году, когда неопрятный шотландский фармаколог Александр Флеминг оставил на выходные в лаборатории чашки Петри с обычными бактериями. Вернувшись, он обнаружил, что ловкий грибок колонизовал и убил все бактерии, что в итоге привело к открытию пенициллина и первой революции в современной медицине

Читайте также:  Сыр сиртаки: чем полезен и чем вреден

Буквально через несколько лет в больницах стали успешно бороться с инфекциями, которые до того нередко убивали прооперированных больных; бубонная чума была почти полностью искоренена, а такие враги человечества, как ангина, туберкулез и сифилис — остановлены. Большинство из нас уже и не припомнит времен, когда обычная боль в горле предвещала скорую смерть. Но для людей, живших тогда, антибиотики стали даром небес. Амброзией.

Возвышение человечества можно показать при помощи цифр. В Средневековье средняя продолжительность человеческой жизни редко превышала 25 лет.

К 1900 году ребенок, родившийся в США, мог рассчитывать на 47 лет жизни. Современный ребенок может ожидать, что проживет примерно 78. Открытие антибиотиков и безопасного переливания крови, улучшение системы здравоохранения и больничный уход, способствовавший снижению детской смертности, добавили около 30 лет к средней продолжительности жизни в развитом мире.

Известный научный журналист Джонатан Вайнер характеризует это достижение так: «За двадцатый век мы добавили… примерно столько же лет жизни, сколько некогда представители нашего вида жили всего — в постоянной борьбе за существование».

Стволовые клетки: мифы и реальностьКрасный рынок. Как устроена торговля всем, из чего состоит человекНа красном рынке можно купить что угодно — от волос для наращивания до почек для пересадки. Но вот законы этого рынка, как и законы всякого теневого бизнеса, совсем неочевидны. Рынок человеческих тел существует в параллельной реальности — он далек и одновременно очень близок.

В своей книге «Тоска по этому миру» Вайнер рассказывает об Обри де Грее — футуристе и имморталисте, уверенном в том, что благодаря регенеративной медицине продолжительность жизни совершит очередной скачок, так что мы будем жить вечно.

Де Грей считает смерть лишь медицинской проблемой, которую надо разрешить. Когда медицина дойдет до такого состояния, что все болезни будут излечимы, смерть перестанет быть проблемой для всех, кто застрахован.

Де Грей и его ученики — изгои в научном сообществе, но вера в то, что медицина исцелит все наши болезни, очень характерна для людей.

После почти сотни лет совершаемых ею чудес трудно представить себе, что люди во врачебных халатах не смогут придумать какого-то еще более эффективного лечения наших заболеваний. Если раньше мы молились Богу о долголетии и здоровье, сейчас мы молим ученых о том, чтобы они разработали лекарства от того, что нас убивает.

Жить в эпоху чудесных исцелений сложно, потому что мы думаем, что они будут продолжаться. Иногда после каких-то мелких достижений кажется, что следующий большой скачок уже совсем близок.

Искусственные разновидности сложных органов известны уже более полувека. Первая искусственная почка, ныне именующаяся более скромно — аппарат для диализа, — была изобретена в 1946 году.

Первая пересадка искусственного сердца человеку состоялась в 1969 году.

Биологические подходы тоже набирают обороты. С помощью биореакторов и устойчивых клеточных линий в лаборатории можно теперь выращивать человеческую кожу для пересадки. Жертвам ожогов сейчас могут пересадить их собственную кожу (кстати, у мужчин больше всего доступной для пересадки кожи берется с мошонки).

Эти скромные достижения, однако, оставляют открытым вопрос: что если медицинская наука дошла до своего предела? В двадцатом веке антибиотики, казалось бы, полностью решили проблему инфекций, но за последние тридцать лет появились устойчивые штаммы бактерий, при лечении которых старые добрые антибиотики оказываются неэффективными. Стафилококковые инфекции, вызванные неуязвимыми для антибиотиков бактериями, снова стали главными убийцами в больницах. Генная терапия уперлась в тупик, когда во время клинических исследований умер пациент. Лечение стволовыми клетками, за редким исключением, все еще не разрешается властями. Во многих отраслях кажется, что мы вернулись к тому, с чего начинали.

Если говорить не об антибиотиках, то разработка новых лекарств фармацевтической промышленностью в прошлом веке шла довольно плохо. Большинство препаратов при плацебо-контролируемом тестировании оказались лишь немногим лучше средств, которые мы уже имели в начале ХХ века.

Нет таблетки от рака. Чтобы ВИЧ не перешел в острую форму, требуется принимать множество подавляющих препаратов.

Некоторые лекарства — например, противовоспалительное средство виокс — повышали, как оказалось, риск возникновения сердечных приступов, и их пришлось отозвать с рынка.

Приносящие значительные выгоды антидепрессанты, такие как прозак, называются в качестве одной из причин самоубийств пациентов и во многих случаях облегчают депрессию не лучше, чем сахарные пилюли. Каждый год власти требуют отзыва сотен препаратов и устройств, ранее одобренных.

Стволовые клетки: мифы и реальность

И несмотря на все это, непонятно, действительно ли медицина движется вперед: возможно, она идет вбок.

Но тут нужно сделать одну важную оговорку.

Хотя волшебные исцеления при помощи стволовых клеток и разработка новых лекарств не выдерживают темпа технического развития робототехники или интернета, революционные изменения в хирургических методах и медицинской визуализации случаются каждые несколько лет. В двадцатом веке наука разрезания, сшивания и перенаправления различных систем организма совершила своего рода квантовый скачок.

В XIX веке необходимость хирургического вмешательства была смертным приговором. Если вы не умирали от потери крови прямо на операционном столе, чаще всего вас добивала возникшая после вмешательства инфекция.

В то время самыми частыми операциями были ампутации конечностей, а успех определялся не столько искусством хирурга или его знанием анатомии, сколько быстротой, с которой врач мог оттяпать человеческую плоть и прижечь рану. Самый знаменитый хирург того времени, Роберт Листон, мог ампутировать конечность за две с половиной минуты.

Сегодняшние операционные — это мозговые центры высокотехнологичных инноваций, притом инноваций успешных. Былым убийцам — аневризмам сосудов мозга, пулевым ранениям, сложным переломам, инфарктам и опухолям — теперь нередко можно противостоять, если скорая приедет вовремя. Пересадка почки сейчас длится лишь несколько часов.

Замена тазобедренного сустава стала обычным делом, а хирургия минимального вмешательства почти не оставляет следов. Мы живем в золотой век операционных.

https://www.youtube.com/watch?v=YV2F8WBk4vQ

Такая диспропорция между инновациями в хирургии и стагнацией в области фармакологии и регенеративной медицины лежит в основе ненасытного спроса на человеческие ткани на красных рынках всего мира.

Разработка лекарств и регенеративная медицина не идут в ногу с успехами хирургии. Прорывов в области фармакологии мало, они были давно, и все же пациенты требуют их немедленно. Им нужны стволовые клетки, чтобы вылечить отказавшие почки или больное сердце. Не найдя помощи в регенеративной медицине, пациенты вынуждены обращаться к хирургии.

Каждый человек может ожидать, что медицина защитит его от бубонной чумы или аппендицита и облегчит боль, но значительно сложнее ситуация, при которой лечение зависит от сбора тканей другого человека или здоровья этого человека.

Что такое стволовые клетки и почему они могут стать страшным врагом

Несколько дней назад появилась информация, что 48-летняя Анастасия Заворотнюк попала в реанимацию одной из столичных клиник с диагнозом рак мозга последней стадии. И практически сразу в СМИ начали обсуждать процедуру омоложения стволовыми клетками, которой актриса якобы воспользовалась – именно это, по мнению многих специалистов, могло стать катализатором болезни.

Так что такое стволовые клетки? Чем они могут быть полезны, а главное – в каких случаях и почему могут стать смертельным врагом? Раскладываем все по полочкам.

Стволовые клетки: мифы и реальность

Москва 24/Юлия Иванко

Существует такая технология, как реверс-инжениринг. За этим серьезным термином кроется технология изучения и постепенной разборки какого-либо устройства, чтобы понять принцип его работы и, возможно, скопировать.

Именно так создавалось огромное количество самой разной техники в Советском Союзе: за границей покупался образец, его разбирали «до винтика», проводили тщательные измерения, а затем делали собственную нелицензионную копию.

Так выпускали все что угодно – от детских игрушек до военной техники.

Если воспользоваться реверс-инженирингом для изучения любого человеческого организма (разумеется, без разборки) и «отмотать» его историю к самому началу, выяснится, что исходным «зернышком» была одна-единственная клетка – зигота.

Весь гигантский объем информации о количестве конечностей, способе размножения, размерах мозга, цвете волос и глаз содержался в крохотном комочке протоплазмы, разглядеть который невооруженным глазом невозможно.

Зигота – это самая первая клетка, которая не имеет никакой специализации. Ее называют недифференцированной, или стволовой клеткой.

Некоторое время спустя она разделится пополам, образуя две новые стволовые, каждая из которых также разделится и так далее, пока не наступит этап специализации: какие-то из них станут нервными клетками, какие-то начнут образовывать кости, а какие-то – внутренние органы.

Но до этого момента (примерно 11 дней после оплодотворения) любая из стволовых клеток может стать чем угодно – частью мозга, печени, кожи и так далее.

Во взрослом организме стволовые клетки также есть, они используются в качестве «ремонтного материала», но с возрастом их становится все меньше и меньше. Если у новорожденного на каждые 10 тысяч обычных клеток приходится одна стволовая, то у взрослого – одна на миллион, а к старости – раз в сто меньше.

Все эти исходные данные рано или поздно должны были привести исследователей к простой мысли: чтобы «ремонтировать» взрослый организм, необходимо добавлять в него стволовые клетки. Потратив десятилетия на опыты и эксперименты, современная медицина научилась их трансплантировать для лечения самых разных болезней.

Идеальными считаются эмбриональные стволовые клетки – те самые, из которых со временем должен вырасти полноценный Homo Sapiens. Их главное достоинство в том, что такие клетки не вырабатывают антигены тканевой совместимости – это значит, что организм, в который их пересадят, не станет их отторгать. Эмбриональные стволовые клетки почти наверняка приживутся в организме любого реципиента.

Правда, это справедливо только в том случае, если иммунная система организма в полном порядке. Например, опыты на животных показывают, что в противном случае стволовые клетки хоть и не отторгаются, но развиваются совсем не так, как положено, образуя сложные опухоли.

Читайте также:  Глицин: польза и возможный вред

Стволовые клетки: мифы и реальность

Москва 24/Лидия Широнина

По словам руководителя лаборатории клеточных технологий Института стволовых клеток человека Сергея Киселева, на данный момент стволовые клетки используются в двух случаях: при лечении рака крови и в случае экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).

При раке крови необходимо химически удалить все больные клетки, а потом с помощью стволовых клеток крови восстановить у человека иммунную систему и систему кроветворения. «Эта технология успешно используется человечеством с 1960-х годов», – пояснил он Москве 24.

При этом сейчас также тестируется применение стволовых клеток для восстановления каких-либо поврежденных органов. «Вне организма они используются для того, чтобы получить специализированные клетки.

Например, если нам надо восстановить хрящ, то можно использовать стволовые из кости, из них сделать хрящ и после этого трансплантировать человеку», – отметил Киселев.

Однако при нарушении требований проведения операции действия могут привести к негативным последствиям. «Если «продукт» будет с бактериями, то это может привести к сепсису. На самом деле на сегодняшний момент, поскольку все началось недавно (использование стволовых клеток), оно еще не очень отработано и эффективно», – подчеркнул он.

Киселев добавил, что в косметологии не используют стволовые клетки для так называемого «омолаживания». При процедурах используют обычные клетки кожи лица, чтобы уменьшить морщинки.

«Процедура приводит к временному устранению некоторых морщин, куда это вкалывается.

Но это не омоложение – моложе человек не становится – а просто как грим, только его накладывают не снаружи, а под кожу», – сказал он.

Вообще исследователи предпочитают говорить об использовании стволовых клеток с максимальной осторожностью. На первый взгляд все выглядит крайне позитивно, но если углубиться в тему, можно обнаружить, что все вовсе не так радужно.

Дело в том, что недифференцированные клетки, попав в организм взрослого человека, провоцируют бурное развитие не только здоровых клеток, но и тех, в развитии которых есть какая-либо патология.

А чем старше пациент, тем их больше в его организме.

В использовании эмбриональных клеток есть и другой спорный момент. Все-таки их берут у эмбрионов, человеческих зародышей.

Да, чаще всего они выращены in vitro, но все равно – после изъятия определенного количества клеток зародыш умирает.

Впрочем, это положение вещей имеет все шансы измениться: несколько лет назад японские ученые обнаружили, что практически любую зрелую клетку человеческого организма можно «индуцировать», то есть сделать ее стволовой.

В этом случае также отпадает вероятность отторжения, так как клетки для пациента берутся у него же самого. Однако и эта технология до сих пор находится в условно-экспериментальной стадии.

По мнению врача-онколога Анатолия Махсона, применение стволовых клеток очень непредсказуемо и опасно.

«Грубо говоря, если поместить стволовую клетку при травме спинного мозга, то она может дифференцироваться как в нервные клетки, так и в клетки воспаления (если там таковое есть) или в рубец. Никто не знает, так как это плохо прогнозируемо», – подчеркнул он.

Махсон также добавил, что использование стволовых клеток в косметологии, вероятно, неподкрепленная реклама. «Вреда, скорее всего, не будет, но чтобы было омоложение – я сомневаюсь», – заключил онколог.

И все же мы верим в то, что медицина стволовых клеток сможет сделать жизнь человечества лучше. Рано или поздно технологии взаимодействия с ними разовьются до такого уровня, что их применение станет абсолютно безопасным. А пока этого не произошло, мы сможем получать от исследований и разработок «глобальные бонусы» в виде, например, восстановления вымирающих видов животных.

Все-таки люди – раса разумная и осторожная.

Хотя…

Николай Гринько, Анатолий Федотов

Стволовые клетки: правда, мифы и опасения – Красота – Домашний

Стволовые клетки: мифы и реальность Стволовые клетки: правда, мифы и опасения

Что такое стволовые клетки?

Если говорить о стволовых клетках как таковых, то их главная особенность – способность к многократному делению. Проще говоря, благодаря им организм «обновляется». Но, увы, со временем скорость их деления уменьшается, и мы стареем.

Несколько лет назад ученым показалось, что они нашли-таки «лекарство от возраста» – в виде эмбриональных, или зародышевых, стволовых клеток.

Но чуда не случилось: из-за недостаточной изученности их действия и отдаленных последствий использования, а также многочисленной информации о потенциальной опасности такой клеточной терапии, к стволовым клеткам животного происхождения стали относиться очень настороженно.

В большинстве стран их использование запретили. И сегодня, если речь идет о косметике со стволовыми клетками, имеются в виду так называемые растительные (фитостволовые, ростковые) клетки.

Откуда берутся фитостволовые клетки?

Термин «терапия стволовыми клетками растений» впервые был использован в 1970 году французским врачом Домиником Ришаром. Этот метод лечения также известен в США и Европе как фитоэмбриотерапия. Но вообще-то клетки растений, которые используются в косметических средствах, правильнее называть не стволовыми, а меристемными.

Об уникальной способности растений восстанавливать себя из мельчайших фрагментов известно давно. Но только во второй половине прошлого века выяснилось, что это возможно благодаря клеткам, которые содержатся в особой ткани растений – меристеме, сосредоточенной в почках, молодых корешках и проростках.

Меристемные клетки и есть стволовые, то есть клетки-предшественники других, богатые пептидами, факторами роста, аминокислотами, антиоксидантами. Из них формируются ткани растений, от них зависит рост стеблей и корней и восстановление повреждений.

Не удивительно, что чудо-клетки оказались в числе высокоактивных косметических компонентов!

Как «добывают» растительные стволовые клетки?

Обычно в косметику попадает не вся стволовая клетка, а только ее активные вещества. Чаще всего для этого используют биотехнологический способ.

На кусочке растительной ткани делается надрез, клетки в его месте начинают активно делиться, образуя клеточную массу, обладающую всеми свойствами стволовых клеток.

Ее помещают в жидкую среду с питательными веществами, а затем выделяют нужные компоненты, очищают их и стабилизируют. Такой процесс позволяет четко просчитать количество активных веществ и действие косметики.

Между эпидермисом и дермой есть так называемая базальная мембрана. Проникнуть через нее могут только гормоны и лекарственные вещества, но никак не косметика.

Любые косметические средства, в том числе с ростковыми клетками, работают исключительно поверхностно, запуская процессы в дерме путем передачи информации через клетки-рецепторы. Растительные стволовые клетки – активные биостимуляторы клеток кожи.

Благодаря факторам роста они способствуют улучшению тургора, исчезновению мелких и уменьшению крупных морщин.

Какого эффекта ждать от клеточной косметики?

Эдельвейс, женьшень, гардения, гинкго билоба, красный виноград, роза – вот лишь самые популярные из растений, стволовые клетки которых активно используются в косметике anti-age.

Причем фитостволовые клетки способны влиять сразу на несколько причин старения кожи. Клетки с антиокислительными свойствами прерывают цепные реакции свободных радикалов, защищая клетки кожи от разрушения.

Другие регулируют выведение токсинов, третьи – нормализуют процесс деления клеток и защищают ДНК… Чаще всего в одном косметическом средстве используются стволовые клетки одного-двух растений, но встречаются и рекордсмены, обогащенные пятью-шестью подобными экстрактами.

Существует и нутрикосметика (например, на основе растительных стволовых клеток томата делается напиток Lifeade Beauty от Unhwa).

Опасны ли растительные стволовые клетки?

Ответ на этот вопрос однозначен: в данном случае нет. Косметика с ними не вызывает привыкания (впрочем, как и любая косметика), ей не запрещается пользоваться в период беременности. В отличие от клеток животного происхождения, растительные клетки не несут столь мощную информацию и не оказывают на человека такого серьезного и глобального воздействия, не вмешиваются в генный аппарат.

Роковая ошибка Заворотнюк? Как калечат стволовые клетки — Газета.Ru

В тяжелом недуге, который поразил Анастасию Заворотнюк, некоторые винят омоложение стволовыми клетками, к которому она, по словам знакомых, прибегала.

И действительно, такого рода инъекции, которые активно продвигаются в нашей стране как революционный способ возвращения молодости, небезопасны — это подтверждают ученые. «Газета.

Ru» — о том, в чем заключается эта процедура и почему она нелегальна в США.

В дни, когда вся Россия следит за судьбой Анастасии Заворотнюк, многие высказывают различные предположения о том, что могло привести актрису к раку мозга. Свою версию недавно предложил и продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин – он выразил свое негативное отношение к омолаживающим процедурам с использованием стволовых клеток, к которым, по его словам, прибегала 48-летняя актриса.

По словам Разина, такие методы омоложения сама актриса рекомендовала ему еще 15 лет назад. «Ты не пробовал стволовые клетки? Новая методика омоложения, продлевает жизнь — за ней будущее», — говорила Анастасия Заворотнюк, вспоминает продюсер для сайта kp.ru. Он убежден: именно этот модный способ омоложения стал причиной кончины Жанны Фриске и тяжелого недуга Анастасии Заворотнюк.

И действительно, еще в 2005 году только в Москве клиник, предлагающих омоложение при помощи стволовых клеток организма, насчитывалось около пятидесяти — они появились в течение двух лет на волне популярности этой весьма недешевой процедуры.

Сотрудники этих учреждений уверяли будущих клиентов, что инъекции стволовых клеток идут на пользу любому органу, а получают их из собственного биоматериала клиента — из крови или жира из пупка.

«Потом предстоит лечь в стационар на полное обследование, — рассказывала пациентка такой клиники.

— Примерно за три дня, пока оно идет, из моей крови или жира, в которых стволовых клеток раз-два и обчелся, нацедят самую малость. И быстренько размножат до нужного количества. На четвертый день сделают первый укол».

Читайте также:  Отказаться от сигарет стало сложнее

Процедура стоила $50 тысяч. «Но вы же не бородавку к нам пришли выводить», — обосновывала стоимость услуги сотрудница медучреждения.

Инъекции стволовых клеток для омоложения организма до сих пор популярны в России.

Одна из подобных клиник действует в Москве с 2003 года — на ее сайте опубликованы лицензии на применение новой медицинской технологии, оказание высокотехнологичной медицинской помощи по применению клеточных технологий и осуществление медицинской деятельности, выданные, соответственно, в 2010, 2011 и 2012 годах Департаментом здравоохранения Москвы и Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития.

На сайте клиники обещают: клеточная терапия эффективна при рассеянном склерозе и ДЦП, артрите и артрозе, инсульте и атеросклерозе, при болезни Альцгеймера и циррозе — и это лишь малая часть болезней, при которых ее можно применять. Отдельным пунктом идет ревитализация — то есть омоложение.

Настаивая на том, что на проведение омолаживающих процедур при помощи инъекций стволовых клеток у клиники есть разрешение Росздравнадзора, она обещает, что клиент резко помолодеет. «Процедуры введения стволовых клеток возвращают лицу здоровый румянец, разглаживают морщины, устраняют дефекты и рубцы», — говорится на сайте.

Стволовые клетки получают из жировой ткани пациента, и через две недели очищенный материал вводится пациенту, через два месяца процедуру повторяют. При этом обсудить стоимость предлагается во время бесплатной консультации.

Однако ученые предупреждают: подвергаться подобным процедурам — просто опасно. В декабре 2018 года стало известно: ученые Института химической биологии и фундаментальной медицины (ИХБФМ) Сибирского отделения РАН выяснили, что стволовые клетки, введенные с помощью инъекций, могут вызвать рост тканей в организме, и предсказать его характер – невозможно.

«Ученые ИХБФМ СО РАН обнаружили, что стволовые клетки при введении в ткани могут попадать в кровоток и лимфоток и выявляться в лимфоузлах. Исследователи не исключают их миграции в отдаленные от места инъекции участки организма», — говорилось в публикации ученых в издании СО РАН «Наука в Сибири».

Сибирские специалисты предположили, что если стволовые клетки ведут себя подобным образом, они могут вызывать образование новых сосудов, нейронов и других структур там, где их быть не должно. «Введение стволовых клеток применяется в косметологии для омоложения, для коррекции облысения и, судя по полученным данным, подобные вмешательства небезопасны», — заключали ученые.

В США процедуры инъекций стволовых клеток организма считаются незаконными, однако это не значит, что мест, которые их предлагают, нет.

В Калифорнии, например, действует клиника Марка Бермана — пластического хирурга, основавшего в 2010 году группу Cell Surgical Network, в которую, по данным издания Vox, сейчас входит около 100 учреждений по всей Америке. Последователи Бермана осуществляют те же процедуры, что и их российские коллеги, точно так же рекламируя волшебный эффект инъекций стволовых клеток, полученных из жировой ткани самого человека.

Однако с этими клиниками усердно борется Управление по санитарному надзору пищевых продуктов и медикаментов, регулирующее использование стволовых клеток в США.

Оно выпускает памятки, напоминающие о том, что последствия инъекций до сих пор не изучены, и единственная область, в которой управление позволяет их использовать — это терапия рака крови и костного мозга при помощи стволовых клеток, полученных из этих же органов.

В остальных же случаях инъекции приводят к самым непредсказуемым последствиям. Так, в меморандуме от 9 марта 2019 года управление сообщило о пациентке, которая в 2016 году потеряла зрение после инъекции в глазное яблоко, и мужчине, у которого после введения стволовых клеток в позвоночник развилась опухоль в этом органе.

Новая красота — новые болезни. Все, что нужно знать об омоложении стволовыми клетками | Телеканал 360°

Стволовые клетки породили множество слухов. Одни считают лечение ими панацеей от всех болезней. Другие страшатся побочных эффектов, среди которых называют рост риска онкологических заболеваний. «360» попробовал разобраться, что это и для чего стволовые клетки применяются в медицине сейчас.

Что это такое?

Стволовые клетки — это предшественники других клеток. После введения в организм они превращаются практически в любые другие клетки, поврежденные органы или ткани. Ученые открыли их больше ста лет назад. И это стало огромным событием, ведь эти клетки обладают уникальной способностью не только самовоспроизводиться, но и видоизменяться.

В 2006 году японский исследователь Синъя Яманака получил стволовую клетку из обычной человеческой кожи. В 2012 году за это он был удостоен Нобелевской премии. До этого стволовые клетки «доставали» из крови или костного мозга.

С помощью них медики надеются победить сотни болезней. Но пока нынешние положительные результаты мало о чем говорят, поскольку никто не знает, как эти клетки поведут себя даже через 10 лет.

Что лечат?

Первая в мире операция с использованием стволовых клеток была проведена в сентябре 2014 года. Семидесятилетней пациентке пересадили клетки ретинального пигментного эпителия сетчатки, выращенные из стволовых.

«На самом деле, во многих случаях не нужно сами клетки трансплантировать людям. Вот в случае онкогематологических заболеваний нужно трансплантировать именно стволовые клетки и именно крови.

Для лечения других заболеваний их пересаживать категорически нельзя, но можно использовать как источник необходимых клеток.

Например, клеток поджелудочной железы, нейронов и очень большого количества других», — объяснил «360» руководитель лаборатории Института общей генетики им Н. И. Вавилова РАН, доктор биологических наук, профессор Сергей Киселев.

Мы не знаем, что с ними будет. Например, когда пересаживают стволовые клетки крови, все хорошо получается, а больше никаких положительных опытов ни с какими другими стволовыми клетками нет

Хирург-онколог высшей квалификации, заслуженный врач России Андрей Коржиков подтвердил, что бывают ситуации, когда лечение стволовыми клетками является единственным вариантом.

«Мы еще до конца не знаем обо всех последствиях, к которым это может привести. Используется, в том числе, в детской онкологической практике. Иногда это бывает единственным способом помочь ребенку», — сказал Коржиков и подчеркнул, что ни один метод лечения онкологии нельзя назвать абсолютно безопасным, а применение стволовых клеток тем более, ведь эта область очень мало изучена.

По словам Киселева, решение о лечении стволовыми клетками принимают грамотные люди, которые оценивают потенциальную пользу и возможные риски. Кроме того, по его словам, если трансплантировать не стволовые клетки, а специализированные, которые были из них получены, они становятся гораздо безопаснее.

«Если действовать безграмотно, то это может привести в конце концов к тому, что могут возникать опухоли. Если трансплантировать сами стволовые клетки. Но их не стоит трансплантировать, их стоит использовать как источник нужных клеток для трансплантации», — сказал Киселев.

Омоложение или развод?

Между тем в Москве все больше набирают популярность процедуры омоложения с помощью стволовых клеток. Киселев такие процедуры комментировать не стал, заметив, что пока что омолодиться в принципе невозможно.

«Я не слышал, чтобы вообще кто-то в мире омолодился — с клетками, без клеток, просто так. Это некая фикция, которую скармливают безграмотным людям», — подчеркнул Киселев.

Несмотря на то, что омоложение стволовыми клетками не прошло клинические испытания, объявления о такой терапии в Москве не редкость.

Судя по открытым данным, в России существует несколько десятков клиник, которые предлагают процедуру омоложения стволовыми клетками. Среди рекламируемых услуг омоложение деликатных зон декольте, шеи, интимной зоны.

Среди возможных процедур даже общее омоложение организма. Это стоит от 120 тысяч рублей.

Многие звезды отечественного шоу-бизнеса используют стволовые клетки как раз для омоложения. Певцам и актерам не жалко отдавать в клиниках большие суммы — на что только не пойдешь ради сохранения молодости и красоты.

«Я считаю, что стволовые клетки для омоложения — это бред собачий, который не имеет научной основы. У нас есть закон о биомедицинских клеточных продуктах № 180.

Люди, которые не оформили свою деятельность, свой клеточный продукт как биомедицинский клеточный продукт, его нарушают», — рассказала «360» член-корреспондент РАН, доктор биологических наук, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова Мария Лагарькова.

По ее словам, предложения омоложения с помощью стволовых клеток появлялись из-за невежества пациентов и носили рекламный характер. Лагарькова добавила, что мода на такие процедуры была 10-15 лет назад, а в последнее время она с таким не сталкивалась.

В СМИ появилась информация о том, что как раз в то время этой процедурой начала пользоваться актриса Анастасия Заворотнюк. По словам продюсера «Ласкового мая» Андрея Разина, к такому методу омоложения прибегала и певица Жанна Фриске, которая скончалась от рака головного мозга в июне 2015 года. Ей было 40 лет.

«Широко рекламируемые методики омоложения с помощью стволовых клеток к медицине никакого отношения не имеют. Это миф, основанный на невежестве. Увлечение им пройдет, как прошло увлечение Чумаком и Кашпировским. К сожалению, мифы отвлекают общество от насущных проблем медицины», — объяснял член-корреспондент РАМН Валерий Савченко журналу «Наука и жизнь».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector