Доказано: COVID-19 вызывает проблемы с внутренними органами

В 2020 г. система здравоохранения всего мира столкнулась с инфекцией, вызываемой ранее неизвестным вирусом SARS-CoV-2. Среди множества публикаций, посвященных клинической картине инфекции и ее лечению, стали появляться работы о гастроинтестинальных проявлениях COVID-19.

В данном обзоре приведены данные о желудочно-кишечных симптомах на фоне новой коронавирусной инфекции, их возможных причинах и клиническом значении. Показано влияние заболеваний желудка на течение COVID-19, а также характер изменений поджелудочной железы на фоне инфекции. Доказано: COVID-19 вызывает проблемы с внутренними органами

Таблица 1. Характеристики пациентов

Доказано: COVID-19 вызывает проблемы с внутренними органами

Таблица 2. Показатели при поступлении и в период госпитализации

Доказано: COVID-19 вызывает проблемы с внутренними органами

Таблица 3. Нежелательные явления, относящиеся к желудочно-кишечному тракту, при медикаментозном лечении COVID-19

В декабре 2019 г. в г. Ухань (Китай) была зарегистрирована вспышка заболеваемости новым коронавирусом, впоследствии названным SARS-CoV-2 [1]. В марте 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила вспышку COVID-19 (COronaVIrus Disease, 2019) пандемией [2]. На момент написания статьи число заболевших в мире превысило 4,5 млн, в России – 280 000 [3].

Вирусы семейства Coronaviridae обычно становятся причиной простудных заболеваний, однако инфекции SARS-CoV-2 наряду с SARS-CoV и MERS-CoV, вызывающими тяжелый острый респираторный и ближневосточный респираторный синдром, характеризуются более тяжелыми проявлениями, в частности двусторонним воспалением легких и прогрессирующей дыхательной недостаточностью.

С ежедневно возрастающим количеством публикаций, посвященных респираторной симптоматике и лечению легочных проявлений новой коронавирусной инфекции, стали накапливаться данные о наличии у больных жалоб гастроинтестинального характера.

При этом в ряде публикаций описаны случаи манифестации заболевания только желудочно-кишечными симптомами [4–7].

В других работах сообщается о наличии жалоб на снижение аппетита, тошноту и диарею, опережающих на 1–5 дней появление одышки и лихорадки [8–10].

Гастроинтестинальные симптомы могут объясняться особенностями взаимодействия вириона с клетками организма человека.

Показано, что рецептором с доказанным аффинитетом для проникновения в клетку SARS-CoV-2, аналогично SARS-CoV, среди прочих является ангиотензинпревращающий фермент 2-го типа (АПФ2) [11–14].

Результаты исследований свидетельствуют об экспрессии АПФ2 не только альвеолоцитами 2-го типа и респираторным эпителием, что объясняет типичную клиническую картину, но и другими клетками, в том числе миокардиоцитами, клетками проксимального канальца нефрона, уротелием мочевого пузыря, клетками слизистой оболочки полости рта и эпителием языка, кератиноцитами пищевода, холангиоцитами и гепатоцитами, бес- и каемчатыми энтероцитами тонкой кишки, а также эндо- и экзокринными клетками поджелудочной железы (ПЖ) [15–20].

Высокая экспрессия рецепторов АПФ2 в клетках пищеварительного тракта может приводить к возникновению характерных симптомов. По данным трех метаанализов, их общая частота составила менее 10, 15 и 17,6% [21–23].

Среди жалоб, в частности, сообщалось об изменении или потере вкусовой чувствительности, снижении аппетита, тошноте, рвоте, боли в животе и диарее. Распространенность изменения вкуса, по данным анализа пяти исследований, достигла 49,8% (95%-ный доверительный интервал (ДИ) 8,2–91,5; I2 = 99,6%).

Такая высокая частота, вероятно, связана с возможностью прямого влияния вируса на экспрессирующие АПФ2 клетки полости рта [20, 24]. Согласно одним данным, общая распространенность снижения аппетита составила 26,8% (95% ДИ 16,2–40,8) [23], согласно другим – 21% (9–44) (95% ДИ 1–79; I² = 98%) [22].

По данным метаанализов, тошнота и рвота отмечались у 7,8, 10,2 и 7% пациентов с лабораторно подтвержденной инфекцией СOVID-19 [21–23]. При этом в исследованиях, проведенных в Китае и за его пределами, частота этих явлений отличалась – 5,2 (95% ДИ 4,4–5,9) и 14,9% (95% ДИ 13,3–16,6) соответственно.

Боль в животе наблюдалась у 3 (2–5) (95% ДИ 1–4; I² = 31%) [22] и 9,2% (95% ДИ 5,7–14,5) [23] больных COVID-19.

Главными ограничениями в обзорных статьях авторы называли высокую неоднородность данных в выборках и низкое качество опубликованных исследований [21, 22].

И если первое можно объяснить тем, что исследователи впервые столкнулись с пандемией новой инфекции и общепринятых рекомендаций и эталонов проведения исследований пока не разработано, то второе, вероятно, связано с предвзятостью и менее тщательной редакторской оценкой представляемых для публикации данных ввиду беспрецедентной популярности и актуальности темы [25].

Появились данные об обнаружении вируса в слюне больных. Z. Khurshid и соавт. в систематическом обзоре десяти исследований высказали предположение об использовании слюны как возможного субстрата для определения вируса или вирусной нагрузки.

Метод неинвазивен, при первичном исследовании вирусная нагрузка в слюне коррелировала с результатами анализа назофарингеальных мазков (НФМ).

Однако впоследствии результаты НФМ становились отрицательными, а в слюне вирус определялся до 20 дней от начала заболевания [26].

Обсуждается роль кислотопродукции желудка в качестве фактора защиты от вируса, поступившего per os. При исследовании вируса SARS-CoV в 2004 г. было показано, что он инактивируется в среде с pH 1–3 при температуре 37 °С, но при повышении рН независимо от температуры жизнедеятельность вируса сохраняется [27].

Средний возраст больных инфекцией COVID-19 с положительным результатом респираторных проб и отрицательным результатом анализа кала на наличие SARS-CoV-2 составил 36 лет, в то время как средний возраст пациентов с положительным анализом кала на SARS-CoV-2 – 49 лет [19].

Исследователи предположили, что причиной такого распределения может быть повышение рН в желудке с возрастом на фоне увеличения частоты атрофического гастрита и кишечной метаплазии, обусловленных наличием инфекции Helicobacter pylori [28].

Это дает основания предполагать, что, чем выше уровень рН, тем ниже степень инактивации вируса и соответственно выше остаточная вирусная нагрузка. Выдвинута гипотеза о том, что прием ингибиторов протонной помпы или блокаторов H2-гистаминовых рецепторов может также повышать риск распространения SARS-CoV-2 в пищеварительной трубке.

Кроме свидетельств повышения печеночных маркеров в сыворотке крови больных COVID-19 обращают на себя внимание немногочисленные данные о вовлечении ПЖ.

Рассматриваются два механизма воздействия вируса на ПЖ: за счет прямого цитопатического эффекта вируса через АПФ2, экспрессируемого панкреатическими клетками, и непрямого повреждающего эффекта системной воспалительной реакции и иммуноопосредованного клеточного ответа, приводящего к вторичному повышению уровня ферментов [29]. F.

Liu и соавт. отмечали, что АПФ2 экспрессируется как в экзокринных, так и островковых клетках ПЖ [18]. В клинической части авторы приводят данные, что на момент госпитализации повышение уровней и амилазы, и липазы зарегистрировано у 1,85% пациентов с легким течением COVID-19.

Среди пациентов с тяжелым течением только амилаза повышалась у 17,9%, только липаза – у 16,4%. Исследователи сообщали о фокальном увеличении ПЖ или расширении панкреатического протока, по данным компьютерной томографии, у 7,4% больных с тяжелой формой COVID-19.

За период госпитализации повышенный уровень амилазы зафиксирован у 12 (100%), липазы – у 11 (91,7%) больных с тяжелой формой инфекции (за верхнюю границу нормы исследователи принимали 135 и 78 ЕД/л для амилазы и липазы соответственно).

Среди 13 пациентов с зарегистрированным повышением ферментов ПЖ у двух в анамнезе отмечался прием нестероидных противовоспалительных препаратов, у четырех во время госпитализации проводилась терапия глюкокортикостероидами (ГКС), что могло быть причиной лекарственно-индуцированного панкреатита [30]. Известно, что из 13 больных с тяжелой формой COVID-19 и повышением панкреатических ферментов восемь были выписаны домой, пять умерли.

В другое исследование вошло 52 пациента с подтвержденным SARS-CoV-2. У девяти (17%) отмечалось повышение ферментов ПЖ (уровни амилазы выше 90 ЕД/л, липазы выше 70 ЕД/л) [31].

На момент госпитализации у четырех из них было диагностировано тяжелое течение COVID-19, сопровождавшееся лимфоцитопенией (менее 1,1 × 109/л), повышением печеночных (аланинаминотрансфераза > 50 ЕД/л, аспартатаминотрансфераза > 40 ЕД/л), миокардиальных (лактатдегидрогеназа > 243 ЕД/л, креатинфосфокиназа > 171 ед/л) ферментов и маркеров воспаления (С-реактивный белок > 10 мг/л, скорость оседания эритроцитов > 15 мм/ч, интерлейкин 6 > 2,9 пг/мл). Семь из девяти пациентов получали лечение ГКС, одному проводилась искусственная вентиляция легких.

Между тем остается под вопросом, следует ли приведенные значения повышенных уровней амилазы и/или липазы рассматривать как свидетельство острого панкреатита, вызванного прямым воздействием SARS-CoV-2 [32].

Эту гипотезу можно было бы подтвердить при наличии по меньшей мере двух из трех признаков [33]: типичной абдоминальной боли, повышения амилазы и/или липазы > 3 норм и характерных данных компьютерной томографии, магнитно-резонансной томографии или эндоскопического ультразвукового исследования.

Но в одном из исследований не были указаны уровни панкреатических ферментов у отдельных пациентов и по данным визуализации признаков острого панкреатита не наблюдалось, а во втором максимальные значения амилазы и липазы едва превышали 1,5 нормы.

Кроме того, обнаруженное у предшественника COVID-19 SARS-CoV-1 патогенное воздействие на эпителиальную выстилку протоков слюнных желез обезьян на ранних сроках заболевания [34] также может быть причиной повышения уровня амилазы в сыворотке крови заболевших [35].

Принимая во внимание данные об экспрессирующих АПФ2 клетках в кишечнике и гастроинтестинальной симптоматике у больных, выделяющих РНК вируса с калом, было бы резонно предположить развитие гастроэнтерита вследствие повышенной проницаемости кишечной стенки, что может облегчать реабсорбцию макромолекул, в том числе амилазы и липазы, и, таким образом, по крайней мере частично, являться причиной повышения уровней ферментов ПЖ [21, 30, 31].

В то же время описаны случаи развития острого панкреатита на фоне SARS-CoV-2 [32, 33]. Пока опубликовано всего три случая, однако обращает на себя внимание тяжесть течения коронавирусной инфекции у заболевших. Характеристики пациентов представлены в табл. 1 и 2 [36, 37].

В метаанализах и исследованиях показано, что желудочно-кишечные жалобы как изолированно, так и в сочетании с повышенными уровнями панкреатических или печеночных ферментов чаще наблюдаются у пациентов с более тяжелыми формами COVID-19 [23, 31, 36, 37].

У больных с гастроинтестинальными симптомами инфекция протекает тяжелее: часто имеют место температура выше 38,5 °C, общая слабость, одышка и головная боль [5]. У таких больных более высокий риск развития острого респираторного дистресс-синдрома (ОР 2,96; 95% ДИ 1,17–7,48; p = 0,020).

Но при этом у больных с уже существующими гастроэнтерологическими заболеваниями тяжелое течение новой коронавирусной инфекции встречается реже, чем у пациентов с впервые возникшими желудочно-кишечными симптомами [22].

В настоящий момент специфической терапии для лечения COVID-19 не существует. ВОЗ анонсировала международное многоцентровое исследование эффективности и безопасности пяти препаратов Solidarity [38].

Это одобренные для лечения COVID-19 в рамках чрезвычайного распоряжения Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration) противомалярийные (хлорохин/гидроксихлорохин) и противовирусные (ремдесивир, лопинавир/ритонавир, фавипиравир) препараты [21].

При их применении возможны нежелательные явления, в том числе относящиеся к желудочно-кишечному тракту (табл. 3) [39–43].

Наличие рецепторов-мишеней для SARS-CoV-2 наряду с дыхательной системой в органах пищеварения позволяет предположить существование альтернативного пути попадания вируса в организм и может объяснять гастроинтестинальные жалобы у больных COVID-19.

Полученные к настоящему моменту данные свидетельствуют о возможности фекально-орального пути передачи вируса. Результаты исследований распространенности гастроинтестинальных жалоб при новой коронавирусной инфекции неоднородны.

Гастроинтестинальные симптомы могут возникать на фоне применения препаратов, рекомендуемых для лечения инфекции COVID-19.

С учетом увеличения количества заболевших крайне важно обращать внимание на желудочно-кишечные симптомы. Необходим постоянный анализ поступающих данных о менее типичных проявленияx новой коронавирусной инфекции, поскольку в будущем они могут лечь в основу совершенствования диагностики, лечения и профилактики распространения COVID-19. 

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: COVID-19, SARS-CoV-2, симптомы, желудок, поджелудочная железа, органы пищеварения

«Главная мишень»: куда бьет коронавирус в теле человека — Газета.Ru

Патологоанатом рассказала, как коронавирусная инфекция поражает органы человека. Главная мишень COVID-19 – легкие, там появляется массивный отек. Порой болезнь может вызвать закупорку легочной артерии. Другие ткани и органы также находятся под угрозой.

Главный патологоанатом Клинической больницы Иркутска Людмила Гришина сообщила о поражении коронавирусной инфекцией органов человеческого организма. Ее слова передает телеканал «Россия 1».

Легкие – основная мишень коронавируса. «Появляется массивный отек. Нарушается микроциркуляция, что приводит к кровоизлиянию в просвет альвеол», — заявила Гришина.

По данным врачей, у жертв коронавирусной инфекции стандартная масса легких – 350 граммов – может увеличиться до 2 кг. Порой болезнь может вызвать закупорку легочной артерии, поразить иные ткани и органы.

Умирают от COVID-19 в основном люди в возрасте после 50 лет. В последнее время возросла доля скончавшихся от коронавируса среди молодежи.

Читайте также:  Ученые описали механизм самостоятельного восстановления мышц после травм

В начале сентября врачи из США предупредили, что COVID-19 провоцирует у детей осложнения, приводящие к аневризме коронарных сосудов и другим болезням сердца.

Чаще всего сообщается о высокой температуре и гипотонии, а также о ряде более редких симптомов, в том числе боли в животе и горле, кашле, спутанном сознании, диарее, отечности конечностей, тошноте, рвоте и головной боли. Обследование может выявить поражения сердечно-сосудистой системы, такие как миокардит и перикардит, а также поражение коронарной артерии.

Полные и достоверные данные о сущности синдрома, факторах риска и полном наборе возможных симптомов отсутствуют в силу недостаточной изученности болезни. В отдельных случаях синдром может привести к смерти.

В июле в российском Минздраве сообщили, что коронавирус может негативно сказываться на мужском здоровье. В некоторых случаях SARS-CoV-2 проникает в яички и поражает сперматозоиды, тем самым повышая риски бесплодия.

«Согласно работам китайских и американских ученых, коронавирус может определяться в сперме у переболевших мужчин, причем как в острый период болезни (около 15% обследованных), так и в стадии выздоровления (8% обследованных)», — пояснил уролог-андролог, ведущий научный сотрудник «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России Сергей Боголюбов.

В середине лета американские ученые в результате вскрытия умерших от коронавирусной инфекции пациентов выяснили, что SARS-CoV-2 не приводит к типичному воспалению сердечной мышцы, как считалось ранее, – оказалось, что повреждения в сердце носят совсем иной характер.

В целом клинически выраженную сердечную недостаточность имеют 23-42% пациентов, госпитализированных с COVID-19, сообщила порталу «Доктор Питер» руководитель отдела сердечной недостаточности НМИЦ им. Алмазова Мария Ситникова.

«Проблемы с сердцем чаще регистрируют у умерших пациентов по сравнению с выжившими — 51,9% против 11,7%, соответственно», — добавила она.

Кроме того, в начале июля сотрудник Университетской больницы Цюриха обнаружил расширение кровеносных сосудов при вскрытии умершего от коронавируса пациента. Об этом он написал в журнале The Lancet.

Швейцарский медик обнаружил, что у больных COVID-19 наблюдается ускоренный рост кровеносных сосудов и повышенное образование тромбов по сравнению с больными гриппом.

Также было замечено, что при развитии заболевания в тяжелой форме в организме появляются повреждения внутренних органов и острая почечная недостаточность. В связи с этим ученый предположил, что коронавирус поражает не легкие, а кровеносные сосуды человека.

Данные из Китая и Германии же свидетельствуют, что COVID-19 поражает помимо легких также сердце, печень, мозг, кишечник и почки.

Ранее исследователи уже обращали внимание, что при COVID-19 у пациентов развивается не только пневмония, но и инсульты или почечная недостаточность, в том числе и у молодежи. Следы вируса обнаруживались в кале пациентов, что говорит о не только воздушно-капельном, но и орально-фекальном пути передачи инфекции.

Также коронавирус Sars-CoV-2 прекрасно чувствует себя в кишечнике людей — он способен там не только жить, но и реплицироваться.

Последствия коронавируса: влияние на органы и психику. Последствия прививки

Не всегда отрицательный результат теста на коронавирус после выздоровления гарантирует такое же самочувствие, которое было до болезни.

В большинстве случаев организм восстанавливается не сразу, а некоторые последствия после коронавируса могут остаться с пациентом на всю жизнь.

Сколько времени нужно на восстановление после COVID-19 и какие осложнения после ковида самые распространённые — читайте в материале NEWS.ru.

Какие последствия после коронавируса для лёгких

Самый распространённый симптом при коронавирусе, а также жалоба после перенесённого заболевания — одышка. COVID-19 — это не простая респираторная инфекция. Коронавирус вызывает первичное преимущественное поражение дыхательных органов. То есть основное влияние болезни идёт на лёгкие, но кроме этого инфекция поражает в разной степени практически все органы и системы.

Заболевание протекает сложнее и дольше даже в сравнении с тяжёлой формой гриппа.

Если для гриппа характерны несколько дней высокой температуры, затем несколько дней чуть повышенной, а потом наступает период выздоровления и полное восстановление, то коронавирус лечат в течение нескольких недель, притом течение болезни часто оказывается непредсказуемым. Чтобы восстановить лёгкие после заболевания, могут понадобиться месяцы терапии.

Самое распространённое осложнение после COVID-19 — выраженное изменение в лёгких, даже если в организме вируса уже нет и пациент выздоровел. Такое последствие коронавируса выявляют при помощи томографии. В подобных случаях пациенты нуждаются в дополнительном кислороде, который они получают в реабилитационных центрах или арендуют кислородный концентратор и восстанавливаются дома.

Что происходит при осложнении после ковида на лёгкие? На здоровой ткани образуются рубцы, которые препятствуют поступлению нужного количества кислорода и способствуют появлению избытка углекислого газа.

В зависимости от степени поражения лёгких человек испытывает затруднённое дыхание.

 Восстановление функции респираторной системы — первостепенная задача, так как фиброзные изменения могут стать причиной развития тромбоза и других патологий.

При значительной площади поражения врач подбирает подходящую программу медикаментозного лечения, назначает дыхательную гимнастику для стимуляции работы лёгких и ускорения регенерации тканей, поддерживая работу органов дополнительным кислородом при необходимости.

Другие осложнения после ковида

Какие ещё осложнения могут возникнуть после ковида? Кроме органов дыхания вирус оказывает влияние на сердце, сосуды и ЦНС, в особенности на тех, кто тяжело перенёс болезнь. Переболевших в лёгкой форме могут беспокоить депрессивные состояния, слабость, потеря обоняния.

Нередко пациенты, переболевшие COVID-19, обращаются за помощью к невропатологу и психиатру, чтобы избавиться от тревоги, панических атак, острой бессонницы. Это обусловлено воздействием вируса на центральную нервную систему. Длиться такие последствия коронавируса могут несколько месяцев.

По словам врача-пульмонолога Александра Пальмана, доцента кафедры терапии Первого МГМУ им. Сеченова, трагические и смертельные осложнения возникают у тех, кто перенёс тяжёлую форму заболевания с поражением лёгких до 70–80%. Тяжёлые осложнения могут возникать по двум сценариям:

  1. Непосредственное влияние вируса на тот или иной орган, ткань;

  2. Защитная реакция организма на инфекцию, которую врачи называют цитокиновым штормом. Подобная реакция вызывает сильнейшее воспаление, которое повреждает органы.

Поэтому при лечении тяжелобольных пациентов применяют гормональные средства, подавляющие цитокиновый шторм. Для избежания тромботических осложнений схема лечения включает антикоагулянты, так как тромбозы при коронавирусе — частое явление, а они легко могут спровоцировать инсульт.

Вирус может оказывать прямое влияние даже на опорно-двигательный аппарат, и оно возникает не от того, что человек долго лежит при болезни. По словам врачей, не стоит недооценивать эту инфекцию, ведь она может повлиять на органы совершенно неожиданно и в широком спектре.

Как выявить последствия после коронавируса

Не всем пациентам нужно идти на полное обследование организма, чтобы выявить, какие осложнения после ковида остались и остались ли вообще? Тогда поликлиникам будет не до лечения больных. Но некоторые люди после COVID-19 действительно нуждаются в реабилитационных мерах для устранения последствий. В каком случае нужно обращаться за помощью после того, как вы переболели коронавирусом?

В первую очередь, это плохое самочувствие, ухудшение качества жизни, определённые жалобы, которые не дают вернуться к нормальной деятельности.

Тогда необходимо обратиться к терапевту, если причина плохого самочувствия не ясна, или идти к специалисту узкого направления с конкретной жалобой.

Врач должен определить направление исследования, выявить причину недуга и принять меры для реабилитации.

Последствия после прививки от коронавируса

Рассказывая о том, какие последствия коронавируса могут повлиять на жизнь человека в будущем, нельзя не сказать и об осложнениях после прививки от COVID-19. Прививочная кампания набирает обороты. Несмотря на ожесточённые споры сторонников за и против прививки от коронавируса, статистика вакцинации показывает, что привито уже около 30% населения мира.

Как действует вакцина, стоит ли опасаться последствий после прививки от коронавируса и есть ли способы обезопасить себя от осложнений, — расскажем далее.

Вакцина против коронавируса — последствия прививки

Введённый препарат знакомит иммунную систему с вирусом. В ответ на чужеродное вторжение в организме запускается иммунная защита. Поэтому самое первое последствие прививки от коронавируса — отёк и покраснение в области укола. Это местная реакция, она вызвана устремлением к месту введения вакцины клеток, задача которых — предотвратить распространение заболевания по организму.

Далее препарат с вирусом попадает в кровь. Естественная ответная реакция организма — «нагревание» тела для уничтожения врага, выработка антител для борьбы с ним, «запоминание» возбудителя, чтобы быстро его уничтожить при повторном попадании, не допуская развития болезни. Таким образом, у вакцинированного человека формируется стойкий иммунитет к COVID-19.

Когда повышается температура, появляется мышечная слабость, головная боль — это нормальная реакция.

Насколько долго и как сильно будут проявлены такие последствия после прививки от коронавируса — зависит от конкретного организма.

Одна и та же инфекция (притом любая) переносится разными людьми по-разному, поэтому сам препарат тут ни при чём. Зачастую после введения вакцины внешних проявлений и реакций не наблюдается.

Прививка от COVID-19: осложнения и противопоказания

Но не стоит путать реакцию на введение вакцины с осложнениями после прививки от ковида. Осложнение — это неожиданно тяжёлое состояние, которое возникло после введения препарата. К таким состояниям относятся анафилактический шок (резкое падение артериального давления, прекращение поступления кислорода к органам, тканям), возникновение судорог, энцефалита и других тяжёлых состояний.

Подобные реакции развиваются у тех, кто имеет противопоказания, но по какой-либо причине прошёл этап вакцинации. Нельзя делать прививку при наличии:

    хронических патологий почек; заболеваниях сердечно-сосудистой, эндокринной, кроветворной системы; аутоиммунных нарушений; выраженных патологий ЦНС; сильных аллергических реакций при ранее вводимых прививках.

При наличии таких патологий есть большой риск осложнений после прививки от ковида. Нельзя вакцинироваться лицам, не достигшим 18 лет, людям старше 65, беременным.

Недавно перенёсшим тяжёлую форму коронавируса с вакциной тоже лучше повременить, так как после болезни в организме повышенный уровень антител.

От прививки их количество возрастёт ещё больше, что может вызвать бурную иммунную реакцию организма — цитокиновый шторм, о котором мы говорили выше.

Как подготовиться к прививке

Как подготовиться к вакцинации, чтобы снизить риск негативных последствий прививки от коронавируса:

    внимательно отслеживайте своё самочувствие перед вакцинацией, отложите прививку при признаках недомогания, простуды; избегайте контактов с заболевшими в течение двух недель перед прививкой;за два дня перед вакцинацией сдайте анализ крови на антитела; за две недели до прививки от коронавируса нельзя принимать иммуномодуляторы и иммуностимуляторы; сообщите врачу перед прививкой обо всех препаратах, которые принимали в течение последних двух недель, в особенности стимулирующих иммунитет;откажитесь от употребления алкоголя минимум за сутки, а лучше за три дня до прививки; не нужно принимать антигистаминные препараты, они могут негативно повлиять на формирование иммунного ответа.
Читайте также:  Геркулесовая каша — польза и вред

При отсутствии противопоказаний и соблюдении рекомендаций риск побочных эффектов минимален. Зная о том, какие последствия могут возникнуть после коронавируса, при отсутствии противопоказаний к прививке многие не сомневаются в необходимости вакцинации, а в целом — это остаётся личным делом каждого.

Автор фото: Сергей Лантюхов

Ссылка на публикацию: news.ru

Постковидный синдром: описание последствий коронавируса

врач-инфекционист.

Врач аллерголог-иммунолог Гордиенко Наталия Николаевна

Постковидный синдром — патологическое состояние после коронавируса, которое может сопровождаться различной симптоматикой.

С подобным синдромом сталкивается практически каждый человек, переболевший инфекцией. В этой статье мы рассмотрим основные признаки постковидного синдрома и эффективные методы реабилитации.

Содержание

1. Почему возникает постковидный синдром? 2. Как проявляется постковидный синдром?     2.1. Симптомы нарушения общего самочувствия     2.2. Психоэмоциональные проблемы     2.3. Симптомы, связанные с осложнениями дыхательной системы     2.4.

Неврологические проявления     2.5. Симптомы, связанные с поражением сердечно-сосудистой системы     2.6. Нарушения работы желудочно-кишечного тракта     2.7. Симптомы, связанные с нарушением работы других органов и систем 3.

Как быстро восстановиться после коронавируса? 4. Заключение  

Почему возникает постковидный синдром?

Коронавирус — коварное заболевание, способное поражать практически все органы и системы:

  • верхние дыхательные пути;
  • бронхи и легкие;
  • нервную систему;
  • желудочно-кишечный тракт;
  • сердечно-сосудистую систему.

Постковидный синдром может возникнуть вне зависимости от того, в какой форме коронавирус протекал у человека: скрытой, легкой, средней, тяжелой или критической.

В настоящее время существует несколько гипотез, которые пытаются объяснить формирование постковидного синдрома. Одна из них утверждает, что патологическая симптоматика после коронавируса — это проявления хронического тромбоваскулита.

У всех на слуху такое осложнение коронавируса, как пневмония, при которой поражаются легкие. Однако это далеко не самое распространенное осложнение инфекции. При COVID-19 тяжелое воспаление легких наблюдается только у незначительной части пациентов. Гораздо чаще встречается воспаление стенок сосудов головного мозга, которое может продолжаться и после коронавируса.

Данная гипотеза частично объясняет некоторые симптомы постковидного синдрома, но далеко не все. Современной медицине еще предстоит найти точные причины его возникновения и до конца оценить последствия.

Как проявляется постковидный синдром?

Признаки постковидного синдрома можно разделить на несколько групп. Рассмотрим каждую из них подробно.

Симптомы нарушения общего самочувствия

К основным признакам нарушения общего самочувствия после коронавируса относятся:

  • приступы слабости. Слабость может быть настолько выраженной, что человек в течение нескольких недель вынужден соблюдать постельный режим;
  • резкое снижение толерантности к физической нагрузке. Даже небольшая активность приводит к полному истощению физических сил;
  • нарушение ритмов жизнедеятельности. Могут развиваться бессонница, избыточная сонливость, инверсия сна (бодрствование ночью, сон днем);
  • боли в мышцах. При коронавирусной инфекции любой формы всегда идет значительное снижение белковой массы, что отрицательно влияет на состояние мышц.

Психоэмоциональные проблемы

Уже сегодня можно сделать выводы о том, что коронавирус отрицательно влияет на психоэмоциональное здоровье людей. При постковидном синдроме могут наблюдаться:

  • депрессивное настроение. Практически все пациенты, перенесшие коронавирус, находятся в минорном настроении. У них развиваются уныние, подавленность, меланхолия. В отдельных случаях депрессивное настроение может приводить к суицидальным мыслям;
  • неустойчивое эмоциональное состояние. Проявляется резкими перепадами настроения, низким самоконтролем поведения;
  • панические атаки. У людей возникают приступы тяжелой тревоги в сочетании с другими признаками: повышенным артериальным давлением, удушьем, тошнотой, головокружением.

В настоящее время известны случаи, когда тяжелое нарушение психоэмоционального состояния после коронавируса заканчивалось суицидальным исходом.

Симптомы, связанные с осложнениями дыхательной системы

Подобные признаки могут возникнуть даже в том случае, если во время острой фазы коронавируса не было поражения органов дыхания. К ним относятся:

  • чувство нехватки воздуха;
  • скованность в груди, невозможность глубоко вдохнуть;
  • бронхоспазмы.

Бронхоспазмы характеризуются уменьшением просвета бронхов. При таком осложнении развивается гипоксия — нехватка кислорода в организме.

Симптоматика, связанная осложнениями дыхательной системы, может длиться от нескольких дней до нескольких месяцев.

Неврологические проявления

Коронавирус способен проникать в центральную нервную систему, поражая нейроны и глиальные (вспомогательные) клетки. К основным неврологическим проявлениям постковидного синдрома относятся:

  • интенсивные головные боли. Болевой синдром может быть постоянным или в виде мигрени — приступообразной, периодически возникающей головной боли;
  • нарушение терморегуляции. У одних людей после COVID-19 длительное время сохраняется субфебрильная температура (37–37,5 градусов), у других — пониженная (до 36 градусов);
  • озноб, особенно по вечерам. Сопровождается ощущением холода, мышечной дрожью. При этом температура тела может оставаться нормальной;
  • нарушение зрения. У человека могут появляться черные пятна перед глазами, затуманенность зрения, светобоязнь;
  • парестезия — расстройство чувствительности. Проявляется ощущением жжения, покалывания, ползания мурашек на поверхности кожи;
  • нарушение обоняния, вкуса. Такие симптомы могут наблюдаться до нескольких месяцев.

Также распространенное осложнение — сбой в работе вестибулярного аппарата, который отвечает за способность ориентироваться в пространстве и держать равновесие. При нарушении системы координации походка становится шатающейся, человек может врезаться в любое препятствие или падать на ровном месте.

Симптомы, связанные с поражением сердечно-сосудистой системы

Отличительной чертой COVID-19 является выраженное воздействие на сердечно-сосудистую систему. У каждого пятого пациента инфекция становится причиной аритмии, острой или хронической сердечной недостаточности.

При потсковидном синдроме могут наблюдаться:

  • нарушение артериального давления. Может формироваться как высокое артериальное давление, так и затяжная гипотония. Кроме этого, нередко развивается ортостатический коллапс. Состояние характеризуется недостаточным притоком крови к головному мозгу при резком изменении положения тела. При ортостатическом коллапсе у человека быстро падает давление, темнеет в глазах, возникают головокружение, обморок;
  • полиморфный дермальный ангиит. Обусловлен воспалительным процессом, который развивается в стенках сосудов. Проявляется образованием на коже узелков, волдырей, бляшек, кровоизлияний, пузырьков, синяков, темных пятен. Полиморфный дермальный ангиит — одно из осложнений тромбоваскулита;
  • нарушение сердечного ритма. После коронавируса у человека может длительное время наблюдаться аритмия, тахикардия, замедленный сердечный ритм.

Многие пациенты с постковидным синдромом отмечают, что при длительном нахождении в вертикальном положении у них возникает слабость, головокружение, выступает холодный пот. Такие признаки являются следствием падения артериального давления.

Нарушения работы желудочно-кишечного тракта

Последствиями COVID-19 часто становятся нарушения работы пищеварительной системы:

  • снижение перистальтики кишечника, при котором замедляется продвижение пищи по желудочно-кишечному тракту;
  • нарушение стула. Могут развиваться как запоры, так и диарея;
  • ухудшение аппетита. 

Эта триада симптомов нередко становится причиной дисбиоза  — изменения состава нормальной микрофлоры кишечника. В запущенном состоянии дисбиоз может приводить к снижению иммунитета, выраженной анемии, аллергическим реакциям.

Симптомы, связанные с нарушением работы других органов и систем

Кроме перечисленных патологических признаков, последствиями COVID-19 могут быть:

  • снижение иммунитета;
  • воспалительные процессы мочевыделительной системы;
  • сбой в работе половой сферы. У женщин нередко возникает нарушение менструального цикла;
  • эндокринные заболевания;
  • аллергические реакции.

Доказано, что в первую очередь коронавирус поражает органы пораженные хроническими заболеваниями.При этом во время постковидного синдрома нередко обостряются скрытые болезни, о которых человек даже не подозревал. Поэтому людям, переболевшим коронавирусной инфекцией, нужно очень внимательно

относиться к своему здоровью и при любых непривычных симптомах незамедлительно обращаться к специалисту.

Как быстро восстановиться после коронавируса?

Волшебного средства от последствий коронавируса не существует. Реабилитация после коронавируса может длиться от нескольких месяцев до года. Перечень реабилитационных мероприятий зависит от индивидуальных особенностей пациента и может состоять из следующих элементов:

  • лечебной гимнастики;
  • дыхательной гимнастики с применением респираторных тренажеров;
  • массажа;
  • психотерапии;
  • диетотерапии;
  • физиотерапевтических процедур.

Эффективным методом реабилитации после коронавируса является гипербарическая оксигенация — воздействие на организм кислородом под повышенным давлением в барокамере. При коронавирусе часто развивается гипоксия. Гипербарическая оксигенация позволяет ее устранить. 

Важный элемент реабилитации — прием витаминно-минеральных и аминокислотных комплексов, которые позволяют укрепить иммунитет. Самые важные витамины при постковидном синдроме — А, Д, Е, С. Аминокислотные комплексы восполняют нехватку белка в организме, который влияет на выработку иммунологических защитных антител.

В рамках консультации вы сможете озвучить свою проблему, врач уточнит ситуацию, расшифрует анализы, ответит на ваши вопросы и даст необходимые рекомендации.

Заключение

Постковидный синдром — опасное состояние, которое может влиять на физическое и психологическое состояние человека. Если у вас не получается самостоятельно восстановиться после коронавируса, то стоит обратиться к специалисту, который разработает индивидуальный реабилитационный комплекс.

«COVID-19 заострил проблему микозов»

Что представляют собой тяжелые грибковые инфекции? Как их вовремя распознать и как правильно лечить? Почему сейчас, на фоне пандемии новой коронавирусной инфекции, таких заболеваний стало больше?

Об этом рассказывает Николай Николаевич Климко, заведующий кафедрой клинической микологии, аллергологии и иммунологии Северо-Западного государственного медицинского университета имени Мечникова.

– Николай Николаевич, знаю, что вы уже много лет буквально кричите о скрытой угрозе грибковых инфекций, о том, что у нас в стране несколько миллионов человек страдают тяжелыми или хроническими микозами. Что изменилось сейчас, в эпоху новой коронавирусной инфекции?

В эпоху новой коронавирусной инфекции, к сожалению, количество больных тяжелыми микозами увеличилось. Это связано с несколькими обстоятельствами. Первое – сама тяжелая коронавирусная инфекция, при которой пациент нередко вынужден находиться в отделении реанимации и интенсивной терапии.

Тяжелая коронавирусная инфекция характеризуется мощной иммуносупрессией, причем нарушением не только местных, но и системных механизмов иммунной защиты. При этом могут возникнуть тяжелые угрожающие жизни инфекции, обусловленные необычными патогенами, в том числе микромицетами.

Ситуацию усугубляет очень широкое применение системных глюкокортикостероидов и биологических иммуносупрессоров.

Тут надо сказать, что, безусловно, такие препараты помогают многим больным, особенно тем, которые нуждаются в ингаляционной поддержке. Но при этом их применение также негативно влияет на системную иммунную защиту. И в этой ситуации отмечено значительное увеличение количества грибковой пневмонии под названием «инвазивный аспергиллез» и грибкового сепсиса под названием «инвазивный кандидоз».

Причем увеличение количества этих инфекций отмечено во всем мире. В частности, эксперты европейской конфедерации по медицинской микологии (ECMM) подготовили рекомендации по диагностике и лечению инвазивного аспергиллеза – грибковой пневмонии у пациентов с COVID-19. Это исследование опубликовано в ноябре прошлого года в журнале «Ланцет». Количество публикаций на эту тему растет очень быстро.

– Проводятся ли в нашей стране исследования пациентов, чтобы вовремя обнаружить эти патологии?

Читайте также:  Похудеть на 15 кг: личный опыт

Безусловно, ведутся. Мы опубликовали статью в «Журнале инфектологии» первое описание случаев инвазивного аспергиллеза у больных COVID-19 в нашей стране.

Мы описали ситуацию июня прошлого года, ровно год назад, когда в одном из центров активно выявляли грибковую пневмонию – инвазивный аспергиллез. Они как раз консультировались с нами, как лучше это сделать.

Мы, естественно, регистрируем всех пациентов, которых консультируем и у которых инвазивные микозы подтверждены согласно международным критериям.

А обычные пневмонии, не ковидные, протекают примерно с такими же осложнениями, или это некая специфика ковидной пневмонии?

При обычных пневмониях у иммунокомпетентных больных мы практически не видим грибковых инфекций.

Бывает грибковая пневмония при тяжелом гриппе у пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии.

У таких больных частота развития инвазивного аспергиллеза примерно такая же, как у получающих искусственную вентиляцию легких больных COVID-19, около 20%. Это очень большой показатель.

– Насколько это осложнение опасно для пациента?

– Если лечить грибковую пневмонию, то летальность увеличивается, по данным  одного исследования, на 16%, по данным другого исследования – на 25%. То есть, если у пациента развивается инвазивный аспергиллез, летальность статистически достоверно увеличивается.

– А если не лечить?

Если не лечить инвазивные микозы, то они практически всегда заканчиваются летальным исходом. Теоретически возможно быстрое восстановление механизмов иммунной защиты, и пациент выживет. Но вообще, без лечения все случаи инвазивных микозов заканчиваются неблагоприятно.

Что в этой ситуации целесообразно делать? Каков оптимальный сценарий действия врачей в этой ситуации?

Первое – надо понимать, что такая проблема существует. Когда врачи знают о возможности развития инвазивного микоза у конкретного больного, дальше все относительно просто.

Если мы говорим о грибковой пневмонии – очень важно знать, что это осложнение обычно возникает у больных COVID-19 с сопутствующим сахарным диабетом или онкологическим, или гематологическим заболеванием.

Дополнительные факторы риска: применение высоких доз системных глюкокортикостероидов, иммуносупрессоров, длительное лечение в отделении реанимации и интенсивной терапии, применение искусственной вентиляции легких и низкие показатели лимфоцитов периферической крови.

Необходимо знать клинические признаки предполагаемого инвазивного аспергиллеза легких. Как правило, это прогрессирующая дыхательная недостаточность, несмотря на адекватное лечение данного пациента.

Второй характерный признак – это лихорадка, не отвечающая на применение антибиотиков широкого спектра действия, или рецидив такой лихорадки. Следующие признаки – это кровохарканье и боли в груди.

Если мы видим такие клинические признаки у больного COVID-19 с указанными фоновыми заболеваниями и факторами риска, тогда надо действовать быстро.

– Как именно действовать?

– Надо исключить или подтвердить наличие инвазивного аспергиллеза легких. Это относительно просто. Мы делаем КТ или рентгенографию легких, если по тяжести состояния не можем провести компьютерную томографию. И при выявлении прогрессирования изменений, появления новых инфильтратов или инфильтратов с деструкцией, мы должны сделать бронхоскопию.

Любопытно вот что: года два назад многие национальные, да и международные медицинские сообщества писали, что применение бронхоскопии у таких больных опасно для эндоскописта – человека, который проводит это исследование. Но потом, по мере накопления информации, стало ясно, что это безопасная процедура, которую можно легко провести, пока пациент не слишком тяжелый.

Соответственно, важно вовремя выявить инвазивный микоз, сделать бронхоскопию, получить материал из пораженного сегмента легкого.

А дальше – отправить в лабораторию, где должны сделать всего три исследования: тест на галактоманнан в жидкости бронхоальвеолярного лаважа, микроскопию с окраской и посев на микологическую среду. Тест на галактоманнан зарегистрирован для применения в Российской Федерации, доступен.

Микроскопию и посев сделать несложно, но нужны подготовленные врачи-микробиологи. Положительный результат одного из трех этих тестов – это диагноз.

Мы знаем, препаратами выбора для лечения инвазивного аспергиллеза с доказанной эффективностью и безопасностью. Все они зарегистрированы в нашей стране. Они широко применяются. Есть отечественные и зарубежные генерики одного из препаратов выбора.

Николай Николаевич, мы с вами ранее говорили о нехватке в нашей стране специалистов, подобных вам. Микологов остро не хватает. Я знаю о том, что закрылись многие микологические центры. Как в этой ситуации воспринимается новый вызов в виде роста количества микозов на фоне развития COVID-19?

Многие врачи, которые занимаются лечением больных коронавирусной инфекцией, всё это уже знают. Выпущены рекомендации. Мы написали свои предложения и направили в Минздрав. То есть те, кто хочет этим заниматься и понимает степень опасности оппортунистических инфекций, внутрибольничных инфекций у больных COVID-19 и грибковых инфекций, не испытывает сложностей.

Но, к величайшему сожалению, когда мы смотрим на результаты патологоанатомических исследований умерших больных, мы нередко видим, что случаи грибковой инфекции, грибковой пневмонии или грибкового сепсиса выявлялись лишь посмертно. Увы, мы здесь не уникальны.

– Скажите, пожалуйста, а эти проявления грибковой инфекции могут случаться только у тяжелых больных, которые находятся на стационарном лечении, или они могут быть и у тех, кто лечится дома?

– Грибковой пневмонии и грибкового сепсиса практически не бывает у больных, которые лечатся амбулаторно. Мы знаем, что у половины больных эта инфекция протекает или бессимптомно, или с минимальными симптомами, а реально тяжелых – процентов пять.

Именно у тех пациентов, которые находятся в стационаре или в отделении реанимации и интенсивной терапии, которых дополнительно лечили системными глюкокортикостероидами и биологическими иммуносупрессорами – именно  эта когорта пациентов уязвима с точки зрения развития тяжелых грибковых инфекций.

– Мы поняли, что нужно делать врачам: интересоваться последними медицинскими новостями, читать медицинскую литературу, слушать вас. А что нужно делать пациентам, чтобы не пропустить у себя первые симптомы такого рода осложнений?

– Во-первых, нужно вакцинироваться. Это самый лучший способ избежать тяжелых осложнений, вообще тяжелого течения коронавирусной инфекции, и это мое глубочайшее убеждение. Второе обстоятельство – это внутрибольничная инфекция, пациенты, которые находятся под наблюдением врачей.

В принципе тяжелый пациент не может адекватно оценивать ситуацию. Но, наверное, это те симптомы, о которых я уже говорил – прогрессирующая дыхательная недостаточность, несмотря на адекватную терапию, рецидивы или продолжение лихорадки, несмотря на применение антибиотиков широкого спектра действия.

Тут надо бить тревогу.

А если говорить не только о COVID-19 – на какие симптомы следует обратить внимание человеку, пусть даже не болеющему коронавирусной инфекцией, чтобы не пропустить у себя начинающихся микозов?

– Хочу повторить, что все-таки тяжелые грибковые инфекции, о которых мы говорим, – это все-таки прерогатива пациентов с коморбидным фоном, то есть, имеющим другие тяжелые заболевания.

Это не просто больные, а это пациенты, которые длительное время получают глюкокортикостероиды, или пациенты, к которым применяют, по тем или иным показаниям, биологические иммуносупрессоры, количество которых очень быстро увеличивается.

Их чрезвычайно широко применяют, скажем, в лечении онкологических или ревматологических заболеваний.

И если у этих больных возникает пневмония или лихорадка неясной этиологии, и стандартное лечение не помогает, тогда надо задуматься о возможности инфекции, обусловленной так называемыми оппортунистическими патогенами. Тогда, конечно, надо обращаться к специалистам, которые понимают, как выявлять эти инфекции и как их лечить.

– Вы говорите – антибиотики перестали помогать. Но ведь причиной тому могла стать антибиотикорезистентность.

Безусловно. Но я не зря повторяю – адекватная антибактериальная терапия. Грибы всегда вторые, сначала возникает бактериальная или вирусная инфекция, а лишь потом возникает грибковая инфекция.

Обычно мы видим – назначили антибиотики, все неплохо, все пошло в положительном направлении. Однако через два, три, четыре дня возникает рецидив лихорадки. Безусловно, это могут быть резистентные бактериальные возбудители. Мы прекрасно знаем важность этой проблемы.

Но это могут быть и необычные возбудители. Это могут быть, в том числе, возбудители грибковых инфекций.

– Николай Николаевич, насколько уникально ваше медицинское заведение, ваша кафедра микологии Санкт-Петербургского университета?

– У нас есть кафедра медицинской микологии, аллергологии и иммунологии, и у нас есть институт медицинской микологии имени Павла Николаевича Кашкина. Достаточно уникальное медицинское заведение.

Мы единственное в нашей стране специализированное учреждение, которое является, по сути, референс-центром. К нам обращаются не только из всех городов нашей необъятной страны, но и из других стран.

Мы консультируем и лечим больных и из зарубежных стран, из бывших стран Советского Союза. Поэтому мы достаточно уникальны.

Но, с другой стороны, я знаю не только в Санкт-Петербурге и Москве, но и в других городах лечебные учреждения, в которых диагностика и лечение тяжелых грибковых инфекций поставлены достаточно хорошо. Дело в том, что существуют определенные группы больных, для которых эта проблема является чрезвычайно актуальной.

Это онкогематология, это трансплантация гемопоэтических стволовых клеток, трансплантация органов. Это неонатология – недоношенные новорожденные с экстремально низкой массой тела, некоторые другие пациенты. И врачи, которые занимаются лечением этих больных, в общем-то, в курсе дела.

Они знают, как диагностировать основные варианты тяжелых грибковых инфекций.

– Можем ли мы сказать, что пандемия COVID-19 заострила эту проблему?

— Однозначно. Вы видели многочисленные публикации о случаях мукормикоза, который в прессе называют «индийская черная плесень». Эти статьи  посвящены проблеме мукормикоза у больных COVID-19. Это реальная проблема, на которую многие обратили внимание.

Специализированные медицинские сообщества, такие, как и Европейская конфедерация по медицинской микологи или Глобальный фонд по борьбе с микозами, выпустили огромное количество заявлений на эту тему. Я чуть ли не ежедневно статьи читаю в научных журналах, посвященные оппортунистическим инфекциям вообще и микозам у больных COVID-19.

Поэтому – да, проблема стоит ещё более остро, чем раньше, и хорошо, что на неё обратили самое пристальное внимание.

В любом случае, важно знать, куда обратиться, если возникают какие-то вопросы по диагностике и лечению грибковых инфекций – у больных COVID-19 и любых других пациентов. Пожалуйста, обращайтесь в наш Институт медицинской микологии, обращайтесь на кафедру клинической микологии и лично ко мне. Мои адрес электронной почты, телефоны известны, они есть в Интернете. Всегда буду рад помочь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector