Молодежь гибнет из-за рекламы

К чему приводит каша в головах

Со времен М.Ю. Лермонтова считается, что «…были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя…» И каждое следующее поколение видится не такими богатырями, как предыдущее. Но если говорить о современной России, то в ней «лихая доля» досталась и старому, и малому.

Молодежь гибнет из-за рекламы

Если мы обратимся к статистике, то увидим ужасающие цифры. Наркомания в России, потребляющей 20% мирового наркотрафика, молодеет последние 10 лет.

За это время число взрослых наркоманов увеличилось в 8 раз; подростков – в 18 раз; детей – 24,3 раза.

По данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, в России в 2019 году насчитывается 6 миллионов наркоманов, при этом 20% от общего их числа – школьники 9-13 лет; 60% — молодые люди 16-30 лет; около 20% — старше 30 лет.

Достоверная статистика по алкоголизму отсутствует, но есть данные, которые говорят, что родители приобщают детей к алкоголю в возрасте до 10 лет в 60% случаев. Следственный комитет РФ сообщает о резком увеличении числа детских самоубийств в 2018 году. Рост составил 14% по сравнению с 2017 годом: с 692 до 788 случаев.

И хотя число преступлений, совершенных подростками, уменьшается, но среди них доля тяжких и особо тяжких составляет почти половину. Преступления все чаще совершаются в группах, все чаще в них участвуют лица женского пола, все чаще подростки применяют огнестрельное и холодное оружие, психотропные вещества.

Молодежь гибнет из-за рекламы

Эти цифры говорят о том, что молодежь стремительно спивается, деградирует, устремляется в уголовщину. При таком положении вещей говорить о светлом будущем не приходится.

Но что является причиной такой деградации? Автор одной из работ, написанных на кафедре уголовного права, криминологии и уголовного процесса Байкальского Государственного Университета, на основе проведенных исследований утверждает следующее:

К числу факторов, влияющих на рост молодежной преступности, следует отнести социально-экономические, социально-политические преобразования и конкретно-исторические условия, которые произошли в нашей стране в последнее время, приведшие к распаду морально-нравственных устоев и правового состояния общества. Согласно проведенным исследованиям все чаще несовершеннолетних на преступный путь толкает отсутствие внимания и должного контроля со стороны взрослых, проявление актов насилия в семье; негативный опыт проявления насилия в ближайшем окружении подростка — друзьями, учителями, значимыми взрослыми.

Это подтверждают и цифры о подростковом алкоголизме: 91% алкозависимых детей — выходцы из неблагополучных и социально неустойчивых семей. А 53% алкозависимых детей не получают должное внимание и уход от своих родителей.

О конфликтах в семьях и их причинах рассказывает завотделом социально-политических исследований Левада-Центра Наталия Зоркая:

В современной российской семье – есть у нас такие данные – присутствует явно выраженная установка на авторитарное воспитание, на жесткий контроль над подростками во всем: общение, деньги, свободное время.

И такие установки диктата по отношению к детям, вплоть до физического наказания за непослушание, в последние годы растут, усиливаются в обществе. Даже в семье взрослые люди ориентированы не на помощь и понимание по отношению к детям, а на то, чтобы максимально их контролировать и подавлять для «их же пользы».

Мы живем сейчас в такое время, когда человек, чрезвычайно низко оценивающий свои возможности повлиять на происходящее, ориентирован прежде всего на свою семью, когда он считает, что может повлиять только на нее и отвечать только за нее, а все остальное – от места работы до деятельности властей по возрастающей – выходит из зоны его ответственности. Семья как социальный институт оказывается в огромном перенапряжении, а регуляторы внутрисемейных отношений, конфликтов остаются традиционными, даже архаичными.

С какими мыслями вырастают молодые люди в этих условиях? Чего они ждут от жизни и какими средствами собираются этого достигать? Группа психологов проводила в нескольких регионах групповую работу с подростками и на основе анализа услышанного пришла к следующим выводам.

Современная молодежь — ярко выраженные индивидуалисты. У них короткий горизонт планирования, а главным успехом считается получение удовольствия от жизни без приложения значительных усилий. Если при этом удастся добиться признания и популярности, то цель достигнута полностью.

При этом совершенно обесценились понятия престижной работы и карьерного роста.

Неудивительно — получить первое без связей и достичь второго без усилий в наши дни практически невозможно, но связи есть далеко не у всех, а необходимость прикладывать усилия противоречат постулату о быстром и легком успехе.

  • Портрет современной молодежи может дополнить и следующее видео:
  • В ходе опроса юноши и девушки в основном демонстрируют отсутствие четких планов на жизнь, путанные взгляды на политическую обстановку в стране, не делают упор на образовании или овладении какой-то определенной профессией.
  • По поводу учебы и профессии, а также отношения к достижению успеха высказывается и Наталия Зоркая:

Наши данные говорят о том, что не менее 40% тех, кто учится в вузах, не собираются работать по специальности, что все равно главная мотивация у них – это высокая стартовая зарплата, а это неадекватность оценки собственного образовательного, профессионального ресурса.

Большинство молодых стремятся получить высшее образование, неважно какого качества, потому что оно – некая статусная гарантия материального достатка.

А именно в этом сами молодые видят главную проблему, что говорит о крайне упрощенном, примитивном представлении об успешной жизни, к которой они так стремятся.

У такого отношения молодежи к образованию и трудоустройству есть вполне конкретные причины: образование всех уровней становится все менее доступным, а применить его в жизни становится все сложнее.

Так, с 2001 по 2019 год в России в результате проводимой оптимизации количество детских садов сократилось с 51 до 48 тысяч, сельских школ — с 46 до 24 тысяч, городских школ — с 23 до 18 тысяч единиц, — сообщает Счетная палата РФ. В высшем образовании стремительно сокращается число бюджетных мест, ежегодно повышаются цены на платное обучение. В 2019 году они в среднем составили почти 70 тысяч рублей за семестр, поднявшись на 15-19%. В то же время на нашем сайте мы уже писали о том, что четверть российских выпускников не могут найти работу по специальности.

Стремление молодых людей к успешности подкрепляется укоренившейся уже в российском обществе так называемой «американской мечтой», которая, как своеобразная сказка о Золушке, декларирует возможность появления крестной феи в любом стартапе, за чем должен последовать незамедлительный взлет на вершину списка Форбс.

Однако жестокая действительность такова: в России около 16 миллионов самозанятых граждан, пытающихся обеспечить себя самостоятельно. Никого из них пока и близко нет в числе богатых россиян. При этом за 2019 год закрылось 700 тысяч мелких предприятий. Это примерно четверть от их общего числа на начало прошлого года.

То есть, вместо журнала «Форбс» стартаперы отправляются прямиком на биржу труда, пополняя армию пролетариев, как и завещали классики.

Молодежь гибнет из-за рекламы

Что касается образования, как высшего, так и общего среднего, то один из главных идеологов и спонсоров крупных образовательных программ в стране, председатель правления Сбербанка России Герман Греф на одном из экономических форумов в 2012 году прекрасно изложил свое видение этого процесса:

Как только все люди поймут основу своего я, самоидентифицируются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело. Люди не хотят быть манипулируемы, когда они имеют знания. Как управлять ими? Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции.

Как жить? Как управлять таким обществом, где все имеют равный доступ к информации? Все имеют возможность получать не препарированную информацию через обученных правительствами аналитиков, политологов, средства массовой информации, которые как бы независимы, а на самом деле мы понимаем, что все средства массовой информации всё равно заняты сохранением страт. Так как в таком обществе жить?

Молодежь гибнет из-за рекламы

Безоглядный патриотизм, готовность к преданному труду на своего работодателя, жизнь в кредит — вот те «страты», которые сохраняет вся армия специально обученных «германами грефами» структур.

Пример применения на практике квасного патриотизма во благо частных интересов мы можем найти в Первой мировой войне, в которой тысячи добровольцев отправились на германский фронт воевать за притязания капиталистов под лозунгом о вере, царе и Отечестве.

Сегодня, кстати, понимание характера той войны выветрилось из умов молодых людей, которые считают, что все мировые войны являются империалистическими. Потому что ведутся империями, а также потому что в результате этих войн разваливаются империи и создаются новые империи в ходе борьбы за передел мира. Никто и не вспоминает реальное обоснование названия «империалистическая»:

Рост вооружений, крайнее обострение борьбы за рынки в эпоху новейшей, империалистической, стадии развития капитализма передовых стран, династические интересы наиболее отсталых, восточноевропейских монархий неизбежно должны были привести и привели к этой войне (В.И. Ленин в статье «Война и российская социал-демократия»)

Молодежь гибнет из-за рекламы

Плакат времен Империалистической войны

Сегодня, как и сто лет назад, на пропаганду выгодных господствующему классу идей выделяются огромные средства.

Так, на программы патриотического воспитания молодежи в течение трех лет, начиная с 2020 года, в России будет потрачено 26 миллиардов рублей.

Капиталисты потратят и больше, чтобы завербовать молодежь в армию для защиты своих интересов от внешних врагов и в полицию для защиты от внутренних.

Таким образом, каша в головах относительно мировоззрения, политики, устройства общества, характера экономических процессов приводит молодых россиян к разочарованию в жизни, отсутствию ориентиров в ней.

Последствия — наркомания, алкоголизм, преступность, стремление к эмиграции.

Но кто заваривает эту кашу, которую расхлебывают потом миллионы юношей и девушек? Откуда берется эта идейная мешанина, приводящая к тяжелым последствиям?

Молодежь гибнет из-за рекламы

Мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями.

… Класс, имеющий в своем распоряжении средства материального производства, располагает вместе с тем и средствами духовного производства, и в силу этого мысли тех, у кого нет средств для духовного производства, оказываются в общем подчиненными господствующему классу.

Господствующие мысли суть не что иное, как идеальное выражение господствующих материальных отношений… — утверждали Карл  Маркс и Фридрих Энгельс («Фейербах. Противоположность материалистического и идеалистического воззрений»)

И рассматривая приведенные выше статистические данные, мы находим подтверждение этим словам. Объективные условия жизни, созданные рыночной экономикой, формируют сознание молодых людей.

Шовинистический патриотизм, воспитывающий готовность защищать своих, российских, капиталистов; мечты о легком успехе; желание уехать из страны, где невозможно себя реализовать — все эти противоречащие порой друг другу суждения молодых людей являются порождением отраженной действительности подкрепленной буржуазной пропагандой всех мастей. Какими бы красивыми и модными словами не называли современные идеологические течения, «за кучей новых терминологических ухищрений, за сором гелертерской схоластики всегда, без исключения, мы находили две основные линии, два основных направления в решении философских вопросов» — идеализм и материализм. И как материализм является философией рабочего класса, так идеализм — буржуазной философией. Бардак в головах современной молодежи и его последствия — порождение последней.

И, не изменив экономический базис общества, невозможно изменить его сознание.

Какие бы меры ни предпринимало капиталистическое государство к воспитанию подрастающих поколений в ключе согласия и примирения, оно не в состоянии замаскировать человеческие отношения внутри себя. Для этого пришлось бы каждого человека изолировать от всех остальных.

Читайте также:  Домашняя работа улучшает секс

Даже без всякого марксизма трудящиеся люди видят бессмысленность своей работы, чувствуют свое отчуждение от ее результатов, осознают невозможность своего внутреннего развития, закабаленность различными долговыми обязательствами.

Противоречия между реальной жизнью и ее образом, навязываемым «грефовскими» идеологами непременно порождают когнитивный диссонанс в головах людей. А вот справиться с ним как раз и позволяет мировоззрение рабочего класса.

Диалектический материализм, изучая общественные процессы или составляя картину мира, опирается на сам этот мир, ставит во главу угла природу, материю, физическое, одним словом, — внешний мир — и считает вторичным наше сознание, отражающее его. Именно поэтому материалистическое мировоззрение наиболее объективно из всех.

Вооружаясь им человек способен дать решительный отпор любым попыткам замутить свой разум и сбить себя с толку идеалистическими наветами. Изучение и понимание диалектического материализма — вот первый шаг к избавлению от каши в голове любого возраста. И если этот шаг будет молодежью сделан, то «будут люди в наше время, Могучее лихое племя: Богатыри — не вы».

А там — и до схваток за справедливое общество недалеко.

Артур Бакулев

Почему в России умирает много молодёжи и кто в этом виноват

Почему в России умирает много молодёжи в столь юном возрасте и как этому препятствовать, чтобы не травмировать психику подростков, но тем саамы уберечь и обезопасить их от негативного влияния социума, окружения, пропаганды и плохой компании – пока что не может сказать никто.

Смертность в России составляет примерно около 1 000 000 человек в год. Конечно эта цифра намного больше, если учитывать пропавших без вести и другие категории граждан. Обидно то, что эту цифру практически на 50% составляет молодежь, люди, которые по своему возрасту, достигли максимум 30 лет.

Причины смертности в России

Есть несколько категорий, которые объясняют причины такой большой смертности. В первую очередь это заболевания различного характера, которые не зависят от образа жизни человека или его личного восприятия жизни.

Смертельные заболевания

Практически 50% всех смертей среди молодежи в России припадает на болезни, которые не поддаются лечению. Есть категория недугов, что диагностируются только на поздних стадиях, когда лечение и терапия практически не дают никаких результатов. Абсолютно, казалось бы здоровые молодые люди угасают за короткий период времени из-за:

  • проблем с сердцем;
  • злокачественных опухолей и новообразований;
  • туберкулеза и аналогичных вирусных и инфекционных недугов;
  • травм, несовместимых с жизнью.

ВИЧ

Отдельным фактором смертности нужно отметить ВИЧ инфекцию, которая как бомба замедленного действия работает на территории всей страны. Проблема в том, что диагностировать заболевание можно только при обращении больного в амбулаторию, и первичной сдачи теста, а вот заразиться инфекцией можно самому того не подозревая, при интимном контакте, попадании клеток в кровь или грудном вскармливании.

Смертность от ВИЧ, точнее уже от СПИДа настолько большая, что по всей территории страны уже начались активные меры в борьбе с этой проблемой.

Наркомания одна из причин смертности молодежи

То же самое заражение СПИДом или другими инфекционными заболеваниями, которые, к большому сожалению не лечатся полностью, поэтому в течении 5, в лучшем случае 7 лет после заражения человек умирает нет от наркотиков, которые могут быть причиной летального исхода, а от неправильного и неконтролируемого обкалывания вен в нестерильных и опасных для здоровья и жизни условиях.

Если брать саму проблему наркомании, то умирают тоже не от того, что употребляют наркотики, а в большей мере от заражения крови, проблем с дыхательными путями, от передозировок или даже иногда от так называемых «ломок», когда человек на протяжении длительного периода времени не получал свою дозу наркотических средств, от которых зависим.

Виновных в этом искать практически невозможно, так как молодые люди либо идут на поводу и добровольно подседают на наркотики, либо же таким образом пытаются убежать от реальности. А распространители этой «гадости» так и не остаются наказанными.

Суицид это проблема среди молодежи

Много смертей в России происходит именно из-за того, что люди сами пытаются покончить жизнь самоубийством и многим это удается. Причиной суицидальных наклонностей могут быть такие факторы:

  • неразделенная любовь;
  • проблемы в семье;
  • финансовые трудности;
  • психологические заболевания;
  • булинг и травля среди сверстников.

Самыми привычны и распространенными способами покончить с собой подростки и молодежь считают те варианты, когда они уходят громко, обвинив кого-то конкретного в своем поступке, поэтом и выбирают резанье вен, таблетки горстями и кидание под поезд.

Автокатастрофы забирают много молодых жизней

Очень много здоровых, счастливых людей, которые имели свои планы на жизнь и думали про создание семьи и будущее – по стечению случайных обстоятельств оказываться не в то время не в том месте. Транспортные происшествия, которые относятся не только к автомобильным авариям, а и включают в свое число падение самолетов и другие подобные аварии.

Смерти от насилия в России

Нельзя сказать что Россия самая криминальная страна, но, тем не менее, немало случаев насилия, насильнической жестокой смерти зарегистрировано по всей территории РФ.

Молодые люди, зачастую девушки, а иногда и парни подростки часто стаю жертвой психически нездоровых людей, криминальных личностей и просто серийных нарушителей закона, что значительно повышает уровень смертности среди молодых людей.

Что за жесть происходит с молодежью и почему больше нет субкультур

Каждое новое поколение принято ругать, ведь оно обязательно должно быть хуже предыдущего, тащить мир на дно и обладать просто минимальным количеством светлых голов — ну знаете, это уже многовековая традиция старшего поколения. Но нынешняя молодежь, которая впервые родилась со смартфоном в руках и интернетом в умах, настолько разительно отличается от всех своих предшественников, что и ругать-то его язык не поворачивается. Оно просто дико непонятно!

Мы в AdMe.ru решили изучить, чем же так выделяются молодые люди, с рождения повязанные Всемирной паутиной.

© eastnews, © depositphotos, © wikipedia, © vimeo

Если перенести термин «хайп» сквозь пару поколений в прошлое, мы получим слово «ажиотаж». Конечно, ажиотаж был всегда. Но он даже близко не мог сравниться с новостной взрывной скоростью современного хайпа.

Немного примеров: крутая реклама сегодня — это удачно запощенная фотография в интернете (вспомните хотя бы сине-белое платье). Самые актуальные новости — это твиттер-аккаунты. Бомбящее творчество — это просмотры на YouTube. Больше не работают продюсеры и многомиллионные проекты. Работает лишь то, что поймает хайп — поймает эту хаотичную сверхскоростную сетевую волну ажиотажа.

Чтобы быть на гребне этой волны, молодежи приходится постоянно адаптироваться к переменам. Поэтому на наших глазах растут умеющие быстро приспосабливаться ко всему новому и устанавливать новые правила разносторонние молодые люди. Интересную фразу в продолжение этой темы написал в своем посте-рассуждении о молодежи известный SMM-специалист Никита Широбоков.

«Они приходят в среду и обустраивают ее под себя. Мое любимое — скоро они столкнутся с государственными институтами. Ох, я бы не хотел оказаться на месте этих самых институтов. Им *конец».

Как пишет Huffington Post, многие работодатели пророчат, что большой процент подростков войдет на рабочий рынок с онлайн-аттестатом либо и вовсе не закончив школу.

А все потому, что эти ребята точно знают, что им нужно: они не будут тратить лет этак 5 на прогул лекций в институте, чтобы получить заветную корочку не по специальности.

Они не будут слушать рассуждения вроде «Дорогой мой, интеллектуалу не пристало ходить без диплома».

Это приведет к тому, что в ближайшем будущем традиционный университетский сценарий уступит свое место самообразованию (сюда включаются всевозможные узкоспециализированные курсы).

В последние годы продажи новых машин в США снизились практически вдвое. Автомобильные компании всерьез задумываются о том, как же вообще продавать машины этому чертовому поколению. А экономисты твердят, что столь жадных юношей еще свет не видывал.

Они не жадные, просто сегодня сама концепция владения вещами уже неактуальна. Неблагоприятная экономическая ситуация и бешеное развитие технологий привели к тому, что нынешняя молодежь более вдумчиво относится к деньгам и никогда не будет тратить деньги так же щедро, как некогда их родители.

Все покупки заранее анализируются, цены сканируются в сети, ну и сама целесообразность какого-либо приобретения ставится под вопрос первым делом: если квартиру выгоднее снимать, нежели покупать, ее будут снимать, плевать на стереотипы (которые, к слову, тоже теряют свою былую силу). Если новый смартфон круче автомобиля — пошел он подальше, этот автомобиль, побеждает смартфон!

Для желающих продолжить тему рекомендуем нашу статью «Почему молодежь больше не покупает машины и квартиры».

Раньше люди верили авторитетам. Верили родителям, верили учителям. Сегодня среднестатистическому учителю порой бывает трудно, так сказать, конкурировать с учеником.

Ведь он может проверить любую информацию за десятую долю секунды и доказать совершенно обратное. Вообще проверять полученную информацию — это девиз молодежи.

Обмануть их получится, если только вам достанется особо тугой представитель поколения.

Вот на чем больше всего и сказались технологии, так это на мышлении. Если старшее поколение учило, современное гуглит. Да, возможно, из-за этого знания основной массы поверхностны, а мышление — клиповое, но они всегда владеют самой актуальной информацией.

А с ней, стоит отметить, работают они очень круто, что помогает им справиться с поставленными задачами гораздо эффективнее.

А учитывая, с какой скоростью движется современный мир, в выигрыше в итоге останется все же далеко не «олд дженерейшн» со своим «Зато мы запоминали!»

Большинство россиян раздражает реклама на телевидении

Опрос фонда «Общественное мнение» (ФОМ) показал, что россияне крайне негативно относятся к рекламе на телевидении — только 16% опрошенных смотрят рекламные ролики со звуком. 42% переключаются на другой канал, 28% отвлекаются от телевизора на другие дела, 6% во время рекламной паузы выключают звук и 2% — выключают телевизор.

В опросе Фонда общественного мнения приняли участие 1,5 тыс. граждан России от 18 лет и старше из 100 населенных пунктов 43 субъектов РФ. Респонденты ответили на 13 вопросов о рекламе.

Опрос показал, что подавляющее большинство (82%) считают, что сегодня реклама на ТВ занимает слишком много времени.

Однако если бы на основных каналах центрального телевидения не было рекламы, но за просмотр передач пришлось бы платить небольшую сумму, 67% россиян предпочли бы не отказываться от рекламы.

И только 20% настолько раздражает прерывание передач, что они готовы платить за отказ от рекламы — от 114 до 326 рублей.

64% опрошенных утверждают, что не пользуются услугами и не покупают товары, знакомые по телевизионным роликам, а 19% пользуются, но редко. И только 11% граждан поддаются рекламным уловкам и часто покупают знакомые благодаря телевизору товары.

По словам социолога ФОМа Екатерины Кожевиной, в ответах на этот вопрос есть некоторая доля лукавства, потому что человек, как правило, не задумывается, покупает он этот товар потому, что он ему действительно нужен, или потому, что его научила реклама, что без «Тайда» белье из белого непременно превращается в серое. Старшее поколение гораздо более остро реагирует на рекламу, в том числе потому, что потребительские потребности снижаются. Соответственно такие люди менее склонны действовать по указанию рекламы и реже обращают внимание на бренды.

45% опрошенных считают, что среди роликов, которые сегодня показывают по телевизору, нет таких, которые им нравятся. 37% утверждают, что их мало и только 9% говорят, что таких роликов много.

Только 9% сказали, что им не встречаются раздражающие рекламные ролики. Большей половине опрошенных (51%) они встречаются часто и 30% — редко.

Читайте также:  Супергерои картошку-фри не едят

Опрос также показал, что мужчины во время рекламной паузы чаще переключается на другой канал, в отличие от женщин, которые во время рекламы отвлекаются на другие дела.

— Мы увидели, что молодые люди более лояльны к рекламе и чаще симпатизируют определенным роликам, нежели старшее поколение.

Молодежь чаще находит в рекламных сюжетах интересные моменты, поскольку склонна смотреть с точки зрения разнообразия контента, как на некий культурный артефакт.

Пожилые люди, напротив, обращают меньше внимания на сами товары и на креатив, поэтому дня них реклама — чаще раздражающий фактор, который прерывает любимые сериалы, — отмечает Екатерина Кожевина.

На первом месте среди товаров и услуг, которые, по мнению наших сограждан, не стоит рекламировать по телевизору, оказались средства личной гигиены (женские прокладки, туалетная бумага и др.) Такой ответ дали 19% опрошенных.

На втором — алкогольные напитки (15%) и на третьем — табачная продукция (11%). Лишь немногим отстают лекарства и медицинские услуги (10%), которые заняли четвертое место.

Среди прочих ответов популярны средства для повышения потенции, противозачаточные средства, интим-услуги.

— Такая публичность для средств, которые традиционно принято относить к интимной сфере, активно отвергается россиянами, но удивительно, что они обогнали по популярности товары, негативно влияющие на здоровье, — алкогольную и табачную продукцию. Ведь особенно против табачных изделий ведется активная информационная кампания. Я предполагала, что это отразится и на результатах опроса, — считает социолог ФОМа.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Вадим Деньгин готов бороться с назойливой рекламой на законодательном уровне.

— К сожалению, реклама — неотъемлемая часть нашего телевидения. Люди устали от того, что хорошие программы или сериалы прерываются дебильной рекламой, к тому же телеканалы еще и намеренно прибавляют ее громкость.

Качество роликов значительно снизилось, а уровень тех, кто производит так называемый рекламный контент, упал донельзя. Мне кажется, что людям хочется смотреть действительно интересные ролики.

Не случайно у нас так популярен фестиваль «Ночь пожирателей рекламы», где мы видим качественные подходы к рекламе, — говорит он.

Депутат отметил, что результаты исследования говорят о том, что наши сограждане действительно не воспринимают рекламу, а ее производители попросту игнорируют общественное мнение. Он полагает, что это может привести к тому, что люди перестанут смотреть эфирное телевидение и перейдут на спутниковые каналы, где отсутствует реклама в том виде, в котором она есть на центральных.

— К представленным цифрам не стоит относиться слишком серьезно. Что в них сенсационного? Что в России не любят рекламу? Так это и так все знают, — отмечает директор по корпоративным коммуникациям группы Vi (до ребрендинга — «Видео Интернешнл») Антон Чаркин.

— У нас подавляющее большинство населения хочет смотреть по общедоступным условно бесплатным телеканалам премьерные блокбастеры, но при этом не прерываться на рекламу. И никого не волнует, что ТВ закупает права на показ этих блокбастеров на деньги, заработанные именно на размещении рекламы.

Даже если заменить все выходящие в российский эфир ролики на призеров Каннского фестиваля рекламы, народ едва ли полюбит рекламу.

Эксперт также отметил, что в России чуть ли не самое жесткое рекламное законодательство. В том числе и в части допустимых объемов рекламы на ТВ — всего 9 минут в час. Ограничение вводилось в два приема.

Сначала, с июля 2006 года с тогдашних 15 минут сократили до 12. А с 2008 года действует 9-минутное ограничение.

Что касается рекламных бюджетов, то в России в прошлом году, напоминает Чаркин, было потрачено более $10 млрд на рекламу на различных носителях.

Рекламные роботы наступают — Газета.Ru

Все пользователи интернета неизбежно сталкиваются с рекламой. Она есть на каждой веб-странице, она вылезает перед поисковой выдачей и видеороликами, валится в почту потоками спама. Большинство из нас реклама в интернете раздражает, и лишь некоторые пользователи получают из нее полезную информацию.

Ситуация с навязчивой рекламой привела к тому, что появились интеллектуальные модули блокировки рекламы в антивирусных пакетах и популярных браузерах, такие как AdBlock, что уже вызывало критику и противодействие крупных сайтов и порталов.

Спам-фильтры крупнейших веб-сервисов и почтовых пакетов также делают свою работу, блокируя рекламный спам. Однако и «рекламные» технологии не стоят на месте.

Появились троянские программы, которые заражают множество компьютеров и смартфонов пользователей, чтобы начать откручивать на них рекламные баннеры, причем это далеко не всегда реклама очередного веб-лохотрона — встречаются и крупные рекламодатели, чья репутация от этого может пострадать.

Возникает логичный вопрос: зачем рекламодатели платят за такую рекламу, если она вызывает раздражение и негатив к рекламируемым товарам и услугам?

Закон больших чисел

Внимание пользователей в интернете фрагментировано. Во время серфинга в сети мы скачем с темы на тему, со страницы на страницу, иногда на уровне подсознания определяя интересное и отбрасывая все ненужное.

Человек не видит ничего, что находится за пределами фокуса его внимания. Этот эффект называется «баннерная слепота».

Поэтому, чтобы быть замеченным, нужно либо агрессивно показать рекламный баннер, либо разместить рекламу как можно в большем количестве мест и довольствоваться очень маленьким процентом тех, кто ее увидит, так называемой конверсией.

Достаточно произвести несложный математический расчет, чтобы понять, почему баннерами завешаны практически все сайты и порталы, особенно крупные. Проверено, что конверсия аудитории в тех, кто заметит баннер и кликнет на него, составляет 0,05–0,07%.

Да-да, именно пять сотых процента, то есть из 10 тыс.

показов баннера на странице, причем показом считается загрузка баннера, а не то, что человек физически его увидит (это никак нельзя проверить), на него кликнет целых пять человек! При этом пользователь еще может кликнуть по ошибке или кликнуть и передумать смотреть страницу.

А теперь представьте, что рекламодателю нужно 50 тыс. человек на своей странице за месяц, чтобы добиться поставленной цели. Для этого ему придется показать свой баннер 100 млн раз.

Это месячная посещаемость 20 крупных тематических ресурсов или трех-пяти крупнейших федеральных площадок.

При этом на рынке действует не один рекламодатель, так что выбора у них нет, и рекламные баннеры будут неизбежно появляться на ваших любимых сайтах.

Екатерина Шинкевич, генеральный директор CPAExchange, cчитает, что рекламы стало больше, но она становится умнее.

«Привычная «валюта» оплаты — стоимость за 1 тыс. показов или переход на сайт — перестает быть привлекательной для заказчиков. Любую рекламу можно сконцентрировать именно на ту аудиторию, которой потенциально она интересна. Например, показывать баннеры или текстовые блоки только людям, проживающим в том или ином городе; сконцентрировать рекламу по нужному полу и возрасту», — рассказала она.

По словам Екатерины Шинкевич, возможны настройки по интересам. Также можно ограничивать показы рекламы одному пользователю не более определенного количества раз в день/неделю/месяц. Есть возможность настраивать показы рекламы исходя из устройств, через которые пользователи выходят в интернет.

«Ум» настроек зависит от технологичности рекламной платформы. Основная задача интернет-маркетолога на стороне рекламодателя — разместить такую рекламу, которая хорошо сконцентрирована на нужной аудитории и не раздражает ее», — говорит директор CPAExchange.

Отдельный разговор — о крупных производителях товаров народного потребления, которые продают свои товары миллионами.

Им важно, чтобы их рекламу просто видели и слышали как можно больше и как можно чаще в течение короткой рекламной кампании: по ТВ, в метро, по радио, в магазинах и, конечно же, в интернете.

Здесь работает эффект «из каждого утюга». Поэтому важно забрендировать площадку так, чтобы это нельзя было не заметить.

Борьба с рисками

Совсем избавиться от рисков при проведении рекламной кампании нельзя, поэтому рекламодатели просто стараются переложить их с себя на рекламные площадки и сети, то есть платить не за показ рекламы, а за клики на ссылки, а то и за результат в виде регистраций пользователей, звонков на телефон менеджера по продажам, установок мобильных приложений, а еще и за такой сложный результат, как «установка мобильной игры и прохождение ее до пятого уровня».

Однако это не избавляет пользователя от навязчивой рекламы, скорее, наоборот.

Рекламодатель перекладывает ответственность за то, как будет рекламироваться его продукт, и риски, связанные с этим, на рекламного агента, а его, в свою очередь, интересует только результат, а не адекватность способа, которым он будет достигнут. Расплачиваться за это приходится тем, что твой продукт может начать продвигать вирус, мучающий свои жертвы. На клике не написано, каким способом он получен.

Контекстная реклама

Назойливая и бездарная: люди ненавидят интернет-рекламу, а бизнес этого «не замечает»

«Потребитель не идиот. Это ваша жена. Не обижайте ее, недооценивая ее интеллектуальные способности».

«Если в вашей рекламной кампании нет Большой Идеи, она пройдет незамеченной, как корабль в сумраке ночи».

Дэвид Огилви, «Откровения рекламного агента»

Современная интернет-реклама — незаживающая язва на контентном теле сети. Душная, примитивная, безыдейная, некрасивая, настырная, беспомощно лживая — она бесит людей, для которых соцсети и любимые сайты вообще-то сделались многомерным, многолюдным, виртуальным, но все-таки «домом».

Каждый в своем информационном пузыре устраивается, как может: организует себе персонализированное ТВ и ленту из постов ярко окрашенных человечков. Ходит в личную «библиотеку», вступает в сообщества по интересам, зависает на тематических форумах, пасется в избранных телеграм-каналах.

Люди воспринимают интернет-пространства, в которых присутствуют… как свою психологическую собственность. Это свойственно человеку даже по отношению к нематериальным объектам (а мужики-то не знали, угу). И вот в эти воздушные замки, порой с любовью построенные, с простецкой наглостью, с ноги, вторгается реклама, нарушая «личное» пространство интернет-серферов.

Ежедневно и еженощно в каждом информационном пузыре планеты бывает натоптано убогими копирайтерами с их «продающими» текстами, сценариями, слоганами. И бизнес, который их нанимает, думает, что это цифровое свинство способно повысить продажи.

Меж тем, если спросить людей, а какой информационный источник привел их к покупке, оказавшейся по факту неудачной, то в России 39,1 % опрошенных назовут интернет. Никакие другие рекламные каналы не вызывают такого количества потребительского негатива.

Вместо того, чтобы ломать голову над тем, как же минимизировать ущерб, наносимый вторжением рекламы в процесс усвоения контента пользователями сети, рекламисты жонглируют данными метрик и на полном серьезе рассуждают о каких-то «болях» потребителей.

Будем реалистами: когда у человека возникает реальная жизненная боль, он вызывает скорую, полицию, пожарных или похоронного агента, а не копирайтеров и стоящий за ними бизнес. Причем агента, подскочившего по наводке сотрудников специальных служб, люди уже научились выставлять. Несмотря на расхристанные чувства, вызванные бедой.

Читайте также:  Мойте руки, перед и…

Потребители покупают не потому что у них что-то «болит» и не потому что они «прогреты» и провалились вглубь маркетинговой «воронки». Они просто живут свою жизнь. В ней требуются то жидкое мыло, то штаны, то курсы векторной графики, то личный автомобиль, то сериал «Рассказ служанки». И люди выбирают все эти продукты чаще всего нелинейно, иррационально, по наитию.

Неспроста старик Огилви говорил о какой-то «Большой Идее» в рекламе. Что же он имел в виду? Уж никак не идею собирать «больше аналитики» и «накручивать поведенческие».

Скорее то, что человек, независимо от его социального статуса, чаще реагирует на контент, говорящий о чем-то значимом. О том, что сулит действительную личную выгоду. О чем-то захватывающем и глобальном, к чему хочется быть причастным.

Или, напротив, о чем-то интимном, семейном, но узнаваемом и трогающем сердце.

«Большая Идея» в рекламе помогает работать интуиции потребителя. Отсутствие идеи аудитория считывает, не задумываясь, и стремится убрать с глаз своих контент-пустышку, мешающую прямо сейчас чувствовать, что живешь.

Предприниматели в это время сосредоточены на бездушных индикаторах: ROMI, LTV, «удержании» клиента и прочей черной магии. И абсолютно игнорируют научные исследования, на пальцах объясняющие, каким образом и почему люди избегают рекламы, как переносят раздражение от нее на рекламируемые продукты и бренды.

Бизнес и его «креативные» подразделения, похоже, запамятовали, что реклама — сложное прикладное искусство. Что она должна иметь сущностное наполнение.

И его зияющее отсутствие нельзя заменить ни аналитикой поведенческих факторов, ни ювелирным таргетингом, ни бомбежкой по площадям, происходящей от полноты бюджета. Телега не возит лошадь.

Технологии и модные форматы не способны замаскировать дырку в том месте, где должно было быть живое, ценное содержание.

Вам нравятся моменты, когда вы чем-то заняты, а вас прерывают и начинают втолковывать что-то неважное, непрошеное, неинтересное? Вот и никому не нравится.

Пока бизнес на компетентных щах глядит в свои метрики, полагая, что он думает о чаяниях потребителя, ученые на самом деле их изучают.

Давайте для разнообразия отвлечемся от вожделенных охватов и запутанных «тепловых карт» веб-страниц и ознакомимся с обзорным исследованием того, как люди избегают рекламы в соцсетях, за авторством сотрудников одного австралийского и двух китайских университетов.

Эта научная работа, опубликованная в январе 2021-го, — своего рода «матрешка». Она ссылается на десятки других исследований по теме. И вот о чем все они говорят.

Потребитель интернет-контента массово игнорирует рекламу. Скажем, в США это делают 82 % пользователей. Рекламу в соцсетях (SMA) «не видят» 62 % их посетителей. На сетевые баннеры не реагируют 73 %. Избегание рекламы — типичное, нормальное поведение интернет-пользователя.

Это ничуть не удивительно. Листая ленту соцсети, человек не просто тупит в экран. Он «включает» сложные когнитивные функции внимания и обработки получаемой информации.

И когда перед его глазами возникает реклама, функция внимания искусственно нарушается, целенаправленное поведение по изучению увиденного прерывается, что вызывает естественное раздражение.

Этот эффект еще в начале 2000-х был зафиксирован для ТВ, газет, журналов и радио. Теперь пришло время увидеть то же самое в интернете.

Ученые в отношении маркетинга в соцсетях оперируют терминами «агрессивность» и «инвазивность». Первую замеряют, высчитывая, в какой степени реклама прерывает внимание к блогерскому, частному или редакционному контенту.

  • Говоря об «инвазивности» маркетинговых сообщений, речь ведут о том, насколько бесцеремонно они вторгаются в субъективно «личное» сетевое пространство интернет-пользователя.
  • Это вторжение называют главной причиной избегания рекламы.
  • Менее значимые факторы — визуальный хаос зазывалок на интернет-страницах и негативный опыт взаимодействия с интернет-маркетингом, имеющийся у потребителя.

Как минимум четыре исследования, упомянутые в работе, на которую мы ссылаемся, говорят, что, если интернет-пользователи избегают конкретной рекламы, они начинают избегать и бренды, в ней представленные, «…даже, если те предлагают доступные по цене продукты» (цитата). Плохая новость для бизнеса, не правда ли?

Значимость психологического ущерба, наносимого потребителю рекламой в соцсетях, предприниматели недооценивают.

Напомним, что пользователи социальных платформ, залогинившись на них, невольно чувствуют себя «дома». Персонализированную ленту соцсети они считают своей психологической собственностью.

Это происходит, потому что человеческий мозг так устроен, а не от того, что люди — чокнутые неадекваты.

Итак, пользователь заходит «к себе домой». А там — реклама, замаскированная под обычные посты и маркированная столь неявно, что… Ну кого техно-гиганты хотят обмануть этой псевдомаркировкой? Контролирующие госорганы?

На самом деле, все устроено так, что ленты соцсетей приобрели свойство иммерсивности, то есть создают у людей эффект погружения.

Именно поэтому, когда пользователь социальной платформы вдруг обнаруживает, что его «приватность» нарушена рекламным сообщением, которое еще и мимикрирует под обычное, его может охватить ощущение, что к нему вломились незваные гости. Он может почувствовать сильную нервозность, а порой и лютый гнев.

Ученые заявляют, что «эффект вторжения» вызывает даже большее раздражение, чем эффект прерывания функции внимания.

И вот что интересно: ранее некоторые исследователи полагали, что, если рекламодатели действуют через инфлюенсеров, на которых подписаны пользователи соцсетей, то это смягчает «эффект вторжения». Однако, похоже, гипотеза не подтверждается. Пользователи социальных платформ ощущают, что к ним врываются даже в случае, когда с рекламой приходят ими же выбранные блогеры…

«Большая идея» нивелирует ущерб. Но кто будет создавать смыслы?

Ну что ж, ущерб интернет-публике наносится перманентно и с размахом. А кто-нибудь вообще собирается его компенсировать?

Сетевые предприниматели и маркетологи, словно «пикейные жилеты», дня не могут прожить, не упомянув Дэвида Огилви: «Огилви — это голова! Я бы ему пальца в рот не положил». Интересно, много ли тех, кто читал популярные труды мастера с карандашиком?

  1. Хорошо, если помнят, что реклама должна заглаживать раздражение от своей назойливости хотя бы посулом выгодного приобретения:
  2. «… Ключ к успеху в том, чтобы пообещать потребителю выгоду, такую, как еще более изысканный вкус, еще более качественная стирка, еще больше миль пробега на литр бензина, еще более привлекательный цвет лица».
  3. Некоторые продвинутые спецы затвердили, что надо молиться на retention:
  4. «…Функция рекламы не в том, чтобы склонить потребителей один раз попробовать товар, а в том, чтобы убедить их использовать этот товар многократно, отдавая ему предпочтение перед другими товарами той же категории, которыми они пользовались раньше».

Здесь речь вроде бы не идет о «Большой Идее». Такой себе обычный бизнесовый прагматизм. Но Огилви был не так прост. Он уделял огромное, даже центральное внимание средствам убеждения.

Взгляните на это. Написано в 1962 году, а актуально прямо сейчас. Ничего не изменилось, несмотря на бурное развитие интернета и его невероятные маркетинговые возможности:

«Рекламное дело — это бизнес слов, однако рекламные агентства переполнены сотрудниками, которые не умеют писать ни рекламные тексты, ни сценарии презентаций.

Они беспомощны, как глухонемой на сцене Metropolitan Opera… Мир бизнеса нуждается в незаурядной рекламе, но в то же время очень холодно относится к людям, которые способны такую рекламу создать.

Вот почему большинство рекламных объявлений так неинтересны».

Любая интернет-реклама, отметим для себя с поправкой на эпоху, — это «бизнес слов». Будь она реализована в красочном видео или в труднейшем формате контекстного объявления.

И, увы, увы, — подавляющее большинство современных рекламных сообщений в сети свидетельствует о том, что этот бизнес ведется из рук вон плохо.

Копирайтеры (давайте договоримся, что понимаем название профессии классически) давно низвергнуты в самый низ рекламной производственной цепочки. Над копирайтером всегда семь этажей начальников, ему платят гроши, а смыслы и «Большие Идеи» для рекламы должен придумывать почему-то он.

Доверие предпринимателей к машинерии метрик, программатик-рекламе, таргетингу — всему, что демонстрирует циферки, перевесило доверию к слову, с которым неизвестно, как быть. Оно же эфемерно, да? Не существует же внятной конвенции о том, какой текст — сильный и значимый, а какой был произведен «глухонемым в опере».

Проблема неразличения добра и зла в «бизнесе слов» привела к тому, что в профессию не идут люди с головой и способностями. А если их и заносит туда на годик-другой, то они, поняв, чем дело пахнет, скоренько меняют специализацию.

Неудивительно, что бизнес вместо «Больших Идей» в рекламе своих брендов и продуктов, демонстрирует пустозвонство. Ведь у него даже на A/B тестах почти всегда запускаются плохие тексты. От того и кажется, что тексты плохи в принципе. Что хороших не бывает.

Но «не бывает» их на самом деле потому, что социальный статус копирайтера (который, напомним, должен создавать смыслы) сегодня ниже, чем у банковского клерка. И лишь редкие пишущие надолго задерживаются в рекламе. В ней в основном трудятся корпоративные муравьи, не претендующие на способность изваять «Большую Идею».

А ведь когда-то Святой Огилви настаивал:

«Наш бизнес требует массового притока талантов. А действительно талантливых людей, по моему глубокому убеждению, можно найти только среди инакомыслящих, мятежников и бунтарей… Для поддержания творческого процесса требуется нечто большее, чем обычный здравый смысл.

Оригинальное мышление даже нельзя описать словами. Оно требует экспериментирования вслепую с идеями, возникшими под воздействием подсознательных, интуитивных догадок. Деловые люди в большинстве своем не способны мыслить оригинально, поскольку не могут избавиться от тирании здравого смысла.

Их воображение заблокировано…»

Инакомыслящие. В 2020-х они скорее пойдут в нищее, но гордое искусство. В писатели, в сценаристы, в переводчики. В блогеры, да хоть бы в СМИ на худой конец — хотя и там статус пишущего стремительно теряет свою значимость.

А интернет-пользователи продолжат ненавидеть рекламу и избегать ее. Хотя в мире рационального «бизнеса слов» должны были бы ею восхищаться и пленяться. Или, как минимум, ощутив рекламное «вторжение», переключать свое внимание без раздражения, а с чувством «Подожжи, чё-чё-чё?»

На деле подавляющее большинство современной интернет-рекламы — шлак. Даже в контент-маркетинге. О том, что реклама — искусство, говорить неприлично. Бюджеты проедаются административным и техническим персоналом. До «мятежников и бунтарей», которых еще поди найди, доходят крохи.

Порой некоторые молодые, злые и голодные игроки рынка выдают нечто свеженькое. Оно «вирусится» и расходится на мемы. Этих немногочисленных инакомыслящих быстро и задешево перекупают крупные агентства.

Или бренды встаскивают их в in house. Там «бунтарям» заламывают руки, закатывают их в корпоративный асфальт, в стандарт, в низкопоклонство перед метриками, брендбуками и начальственным окриком.

И «бизнес слов» заканчивается, едва начавшись.

«Сначала контент, потом маркетинг, а не наоборот!» — пытаются крикнуть полупридушенные краснокнижные интуиты. «Внесите свой тикет в систему», — отвечает откуда-то с потолка синтетический глас…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector