Сон защищает от отрицательных эмоций

Интересное

Ночная психотерапия: как сны избавляют от депрессии

22 сентября 2015 14 619 просмотров

Алена Лепилина

Розалинд Картрайт, руководитель Центра расстройств сна, уверена, что сновидения — корректоры настроения, они перерабатывают негативные эмоции. Именно поэтому, когда мы просыпаемся, настроение у нас получше, чем когда отходим ко сну. Но если ночью что-то пошло не так, настроение с утра хуже некуда. Такая ситуация привычна для людей, страдающих депрессией.

Сновидения помогают нам регулировать эмоциональную жизнь и даже избавляться от депрессии. Как именно? Об этом рассказывает книга «Мозг во сне».

Сны и настроение

Исследование тех, кто прошел через крушение брака, демонстрирует, что модель сновидений у способных справиться с последствиями развода и двигаться дальше значительно отличается от модели сновидений у тех, кого депрессия не отпускает.

Сон защищает от отрицательных эмоций

источник

Картрайт занялась этой проблемой еще в начале 1960-х годов — тогда она, сама только что пережившая развод, создала свою первую лабораторию: «Я пребывала в депрессии, не могла нормально спать, и подумала: почему бы не использовать бессонницу с пользой?»

Страдающие депрессией склонны в течение дня постоянно пережевывать горькие мысли. Ночью они также проигрывают негативные образы прошлого, тем самым усиливая беспокойство или страх, которые изначально включили механизм сновидения. И ничего удивительного, что они просыпаются в еще более подавленном состоянии.

Сны-антидепрессанты

Многолетние исследования содержания сновидений показали, что в снах преобладают эмоции отрицательные. В 1991 году ученые выяснили, что наяву люди чаще, чем во сне, испытывают положительные эмоции. И наоборот: чувство страха возникает в снах во много раз чаще, чем в период бодрствования. И вообще 2/3 возникающих в сновидениях эмоций — отрицательного свойства.

Сон защищает от отрицательных эмоций

источник

Исследование, проведенное в 1996 году в швейцарской лаборатории сна, говорит о том, что негативные эмоции появляются в сновидениях в два раза чаще, чем позитивные, среди этих негативных чувств наиболее типичны гнев, страх и угнетенность, напряжение. Такое преобладание отрицательных эмоций заставило Картрайт предположить, что во время фазы быстрого сна (REM), когда мы видим наиболее сложные, яркие сны, происходит интегрирование эмоциональных переживаний.

Коктейль из негативных и позитивных эмоций может составлять пропорцию от 60/40 у того, кто находится в хорошей эмоциональной форме и чей день, что называется, заладился, до 95/5 у того, кто столкнулся с множеством проблем. Это те эмоции, которые нам за ночь предстоит переработать, чтобы встретить новый день с новыми силами.

Депрессия, уходи

Для своего недавнего исследования Картрайт набрала испытуемых, переживших первый развод. Испытуемые время от времени проводили ночи в лаборатории.

Они рассказывали о своем настроении, ложась спать, рассказывали о том, в каком настроении просыпались утром.

Они также регулярно докладывали Картрайт о том, как разрешались их семейные проблемы и как изменялось их общее эмоциональное состояние.

Сон защищает от отрицательных эмоций

источник

Заключительные тесты показали, что 9 из 12 человек окончательно избавились от связанных с разводом симптомов депрессии. 52% из тех, кто излечился от депрессии, рассказывали о сновидениях, в сюжетах которых присутствовали их прежние супруги или сцены из супружеской жизни; из тех же, кого депрессия мучила по-прежнему (их было трое), о таких снах рассказывали только 24%.

Примечательно, что выздоровевшие вспоминали свои сны в два раза чаще, чем по-прежнему пребывавшие в депрессии. А значит, способность вспомнить сновидение также имеет терапевтический эффект.

Эмоциональный спусковой бачок

«Фрейд считал подсознание чем-то вроде выгребной ямы: не полностью выраженные эмоции содержатся в ней в подавленном состоянии, и задача психотерапевта — высвободить эти токсичные эмоции и тем самым освободить человека, — говорит Джо Гриффин, вот уже более десяти лет изучающий фазу REM и эволюцию сновидений. — Но исследования совершенно недвусмысленно продемонстрировали, что сновидения занимаются этим каждую ночь. Другими словами, природа изобрела эмоциональный спусковой бачок задолго до Фрейда».

Сон защищает от отрицательных эмоций

источник

Скептики сомневаются: чем могут помочь эти разыгрываемые мозгом ночные драмы, если мы их тут же забываем? Но ученые считают, что главное — это созидание и перестройка связей в нейронных сетях, сам физиологический процесс, который в одних случаях укрепляет старые воспоминания, в других — строит новые ассоциации. Так он вплетает в наш прежний опыт новые переживания, обновляя модель самих себя и окружающего мира.

Такая ночная переналадка связей соответствует теориям роли сновидений в эволюции: согласно этим теориям во время сна мозг интегрирует информацию, важную для выживания. Это происходит независимо от того, помним ли мы сны или нет.

И правильная психотерапия, и сновидение имеют один и тот же эффект: они позволяют в безопасной обстановке создать связи между тревожным событием и предыдущим опытом. Как только они устанавливаются, эмоции становятся не такими острыми, и травма постепенно растворяется в жизни пациента.

Негативные эмоции. Жизнь во сне

Сон защищает от отрицательных эмоций

Что такое негативные эмоции? Какова их природа? Как они возникают? Прежде чем рассказать о том, чем являются негативные эмоции, переживание которых характерно для эго-сознания, нужно, прежде всего, кратко рассказать о внутреннем устройстве человека. Источник — Эзотерика. Живое Знание

Первое, что мы должны знать о внутреннем устройстве человека, это тот факт, что сознание человека разделено. Оно разделено на семь частей.

Каждая часть является органом восприятия, воспринимающе-передающим аппаратом, а также особого рода “умом”, который имеет свои собственные ассоциации, протекающие внутри него. Семь воспринимающих частей — это то, что в индуизме называется “чакрами”.

Индуизм описывает чакры как семь энергетических вихрей — как поглощающих из окружающего мира энергию, так и излучающих ее вовне.

Перечислим чакры:

  1. Чакра жизненной энергии (в учении Г. Гурджиева — инстинктивный центр).
  2. Сексуальная чакра (в учении Г. Гурджиева — половой центр).
  3. Чакра воли, или эго (в учении Г. Гурджиева — двигательный центр).
  4. Сердечная чакра (в учении Г. Гурджиева — эмоциональный центр)
  5. Чакра ума (в учении Г. Гурджиева — интеллектуальный центр).
  6. Чакра третьего глаза (в учении Г. Гурджиева — высший эмоциональный центр).
  7. Высшая духовная чакра (в учении Г. Гурджиева — высший интеллектуальный центр).

Подавляющее большинство духовных учений, содержащих информацию о чакрах, сосредоточиваются именно на их «энергоинформационном» аспекте, ничего не говоря о том, что чакры — это само сознание человека, то, что в человеке воспринимает и осознает.

Более того, сознание человека, в полном соответствии со значением русского слова «сознание» (слово «сознание» произошло от латинского слова «conscientia», что в буквальном переводе означает «совместное знание о чем-либо»), возникает в результате совместного восприятия чакр. Чакры человека, или как называл их Г.

Гурджиев, «центры», воспринимают друг друга, и в результате возникает то, что мы называем «сознанием».

Память, самонаблюдение, самоанализ, самосознание — все это возникает только как результат того, что один центр человека воспринимает, регистрирует работу другого, лежащего над ним или под ним (в цепи чакр) центра.

Естественное состояние человека означает, что все семь чакр воспринимают друг друга и замыкаются в единую цепь. Именно в этом состоянии человек действительно осознает себя, видит и понимает собственное Я.

Однако одна из истин жизни состоит в том, что современный человек пребывает в состоянии очень далеком от естественного. Современный человек не обладает самосознанием, не видит и осознает собственное Я. Он пребывает во сне, рождается, живет и умирает в состоянии гипнотического сна.

В этой статье мы не будем касаться того, кто создал этот сон, зачем и почему это было сделано, а лишь вкратце расскажем о том, чем является сон человека, какого его устройство.

Если назвать восприятие одного центра, видящее работу другого центра, «связью», тогда мы можем сказать, что сознание человека создается в результате существования семи связей между семью центрами.

Первый центр воспринимает второй центр, второй центр воспринимает третий центр, третий центр воспринимает четвертый и так далее, вплоть до седьмого центра, который воспринимает работу первого центра и тем самым замыкает восприятие центров сам на себя.

В природе возможны 2 варианта организации связей между центрами — мужской, описанный выше, когда восприятие каждого центра направлено на центр, находящийся над ним в цепи чакр, и женский, когда восприятие каждого центра направлено на центр, находящийся под ним в цепи чакр.

В этой статье мы не будем описывать отличительные особенности мужского и женского сознания, для описания сна человека и объяснения того, как возникает негативная энергия мы воспользуемся мужским вариантом организации связей.

Сон, в котором пребывает современный человек, возникает в результате того, что восприятие пятой чакры ума — вместо того, чтобы воспринимать лежащий над ним или под ним центр, — воспринимает первую чакру жизненной энергии. Некогда в древности замкнутая сама на себя цепь чакр была разомкнута и соединена снова, но неправильным образом.

В результате этого человек потерял самосознание, перестал осознавать свое Я. Два высших центра сознания, центр “третьего глаза” и высший духовный центр были отрезаны от остальных центров. Человек погрузился в состояние забытья, в гипнотический сон, в котором его ум, воспринимая физическую реальность, создает внутри себя ее двойник, ментальное отражение.

В этом отражении в действительности и живет человек, однако не его настоящее, подлинное Я, а ментальная копия — личность. Таким образом, в состоянии гипнотического сна человек не осознает себя и окружающий его реальный мир, а принимает себя за умственное представление о себе и существует в мире, построенном из концепций и идей.

Обычный человек никогда на протяжении всей своей жизни не пробуждается к своему истинному Я и реальному миру, существующему за пределами ментальных концепций.

Читайте также:  Что такое Центры здоровья

Пять нижних чакр, замкнутые сами на себя, воспринимают друг друга, регистрируют деятельность друг друга. Каждая чакра отражает в себе ассоциации, существующие в воспринимаемом ею центре.

Так, ум, воспринимая физическую реальность, в результате своего восприятия создает в себе отражение физической реальности. Эмоциональный центр, воспринимая центр ума, создает в себе соответствующие мыслям эмоции.

Двигательный и сексуальный центры, а так же центр жизненной энергии, реагируют на воспринимаемые эмоции, которые являются отражением мыслей.

Негативные и позитивные эмоции, которые может переживать эмоциональный центр спящего человека, возникают в соответствии с одним из главных законов бытия – законом гармонии или, как его еще можно назвать, законом соответствия. Этот закон гласит: «Гармония есть соответствие, а дисгармония есть несоответствие».

Мы установили, что эмоциональный центр выражает состояния, передаваемые ему центром ума (и через центр ума состояния, переживаемые нижними центрами). Негативные и позитивные эмоции возникают в результате восприятия эмоциональным центром мыслей, возникающих в интеллектуальном центре.

Если эмоции могут быть негативными и позитивными — это означает, что могут быть позитивные и негативные мысли, так как эмоции есть отражение мыслей.

Однако что мы можем назвать негативной мыслью, а что позитивной? Здесь нам на помощь приходит описанный выше закон гармонии, который гласит, что гармония есть соответствие, а дисгармония есть несоответствие.

Внутри ума может возникать состояние несоответствия какой-либо мысли, идеи, концепции другой мысли, идеи, концепции, так же как и состояние соответствия мыслей друг другу. Это происходит постоянно внутри ума, много раз в течение дня, но мы не замечаем этого.

Когда это происходит, то возникшее состояние воспринимается эмоциональным центром и порождает соответствующую себе эмоцию. Если эмоциональный центр воспринимает несоответствие, возникшее в уме, он переживает дисгармонию, генерирует в себе негативную эмоцию.

В случае, если эмоциональный центр воспринимает соответствие, возникшее в уме, он переживает гармонию, генерирует в себе позитивную эмоцию.

Таким образом, эмоции, как негативные, так и позитивные, представляют собой явление крайне субъективное. Они берут свое начало в мыслях, целиком зависят от мыслей: как от их характера и содержания, так и от того факта, согласованы эти мысли с другими мыслями, представляющими “содержимое” ума, или нет.

Например, человек раздражен другим человеком, что означает, что он ощущает несоответствие какого-либо рода между собой и им. Переживание этого несоответствия выражается в сердечном центре как генерация негативной эмоции.

Чем сильнее переживание несоответствия, чем сильнее дисгармония по поводу чего-либо, тем сильнее негативная эмоция. Это же касается позитивной эмоции. Чем сильнее переживание соответствия, тем сильнее позитивная эмоция.

Именно из-за этого факта многие духовные учения учат людей принятию. Принятие своей жизненной ситуации, принятие текущего момента — чрезвычайно важная психологическая техника, которая позволяет человеку пройти сквозь жизненные испытания без создания эмоциональной боли.

Принятие — это превращение испытываемого несоответствия в соответствие. Значение этой техники трудно переоценить, так как она учит человека устанавливать гармонию в своем внутреннем мире (а за гармонией во внутреннем мире естественно следует гармония с внешним миром).

Размышляя над всем вышеописанным, можно понять, что счастье и несчастье каждого отдельного человека проистекают целиком и полностью из его ума. Если ум полон противоречий, сердечный центр будет генерировать негативные эмоции снова и снова.

Ум, воспринимая эти эмоции посредством других центров, будет воспроизводить в себе соответствующие мысли.

Затем мысли вновь будут восприняты эмоциональным центром, и он создаст, возможно, еще более сильные негативные эмоции, которые вновь будут восприняты интеллектуальным центром — и так далее, снова и снова по одному и тому же замкнутому кругу.

В итоге мы видим человека, страдающего от дисгармонии, наполненного негативными мыслями и эмоциями. Однако стоит измениться уму, стоит ему примирить свои конфликтующие концепции между собой, и мы сразу же увидим изменение. Вслед за гармонией внутри ума приходят позитивные переживания эмоционального центра. Человек более не имеет противоречий, в уме не возникает несоответствия, и жить становиться легче.

В заключение стоит сказать о том, что избавление от отрицательных эмоций и достижение внутренней гармонии — только шаг в работе по пробуждению. Лишь с пробуждением к своему Я может прийти подлинная гармония, проистекающая непосредственно из самого бытия. А радость, испытываемая во сне, это и не радость вовсе, а только механическое отражение соответствия, временно установленного внутри ума.

 Сергей Родин

Рейтинг: 3.15 (Проcмотров: 7590)

Читайте раздел Четвертый путь на портале эзотерики naturalworld.guru.

Эпидемия кошмаров: как сны учат нас контролировать эмоции в непростое время

В разгар пандемии распространилось странное явление — людям стали сниться жуткие сны. Особенно это коснулось тех, кто пострадал от вируса, и жителей стран с жесткими мерами изоляции. Опасения по поводу локдауна, здоровья близких людей и своего собственного внезапно смешались с другими приземленными мыслями, и люди стали просыпаться в замешательстве.

Для людей на передовой сны превратились в кошмар. В январе 2021 года было опубликовано исследование, в котором приняли участие 114 врачей и 414 медсестер из китайского Уханя. Оказалось, что более четверти из них часто снятся кошмары.

Многие признаются, что видят кошмары, когда в их странах вводится локдаун, при этом хуже всего приходится молодежи, женщинам и людям, страдающим тревогой или депрессией. Но для исследователей, изучающих травмы, «эпидемия» кошмаров не стала неожиданностью.

Для тех, кто находится на передовой борьбы с Covid-19, прошедший год был периодом «хронического стресса», говорит Рашель Хо из Университета Макмастера в Канаде.

По словам Хо, длительные периоды стресса, которые длятся месяцами или годами и затрагивают все население, весьма необычны — это сравнимо только с войнами — но мы знаем, что хронический стресс оказывает значительное влияние на когнитивную функцию человека.

Людям, живущим под постоянным давлением, чаще снятся страшные сны. Исследование среди школьников 10-12 лет в секторе Газа показало, что более половины из них часто видят кошмары — в среднем более четырех ночей в неделю. По словам Хо, дети особенно восприимчивы, потому что их мозг еще развивается.

Хотя кошмары тесно связаны со множеством психических заболеваний, некоторые яркие сны помогают справляться с эмоциями предыдущего дня, отмечает клинический психолог из Университета Талсы Джоан Дэвис. Понимание того, почему плохие сны становятся кошмаром, помогает лечить людей, переживших травму.

Как плохие сны защищают нас во время бодрствования

Психологи, такие как Дэвис, начинают выяснять связь между снами, психологическими расстройствами и их важностью для поддержания эмоциональной стабильности.

Во время сна мозг человека систематизирует и сохраняет воспоминания о предыдущем дне, а старые воспоминания притупляет и перемешивает.

Считается, что это происходит во все время сна, но именно на стадии быстрого движения глаз (REM) (непосредственно перед тем, как мы просыпаемся, или когда погружаемся в сон) мы сохраняем самые эмоциональные воспоминания. Эти эмоционально заряженные воспоминания становятся предметом наших снов.

Плохой сон помогает людям во время бодрствования.

Гипотеза «сон, чтобы забыть — сон, чтобы запомнить» предполагает, что быстрый сон укрепляет эмоциональные воспоминания, безопасно сохраняя их, а также помогает смягчить последующие эмоциональные реакции на эти события. Например, если на вас накричал начальник, и это приснилось вам той же ночью, в следующий раз, увидев босса, вы будете меньше переживать.

Интересна идея о том, что сны учат нас контролировать эмоции, но есть ли этому какие-то доказательства?

Когда мозг находится в фазе быстрого сна, гиппокамп и миндалевидное тело очень активны. Первый — это часть мозга, которая упорядочивает и хранит воспоминания, второе — та часть, что помогает обрабатывать эмоции.

Из-за этого исследователи предположили, что яркие, эмоциональные и запоминающиеся сны во время фазы быстрого сна служат проявлением того, что мозг собирает воспоминания и «снимает эмоциональный ярлык», говорит Хо.

Аналогия со снятием эмоционального ярлыка широко используется в психологии сна.

После плохого сна область мозга, которая готовит человека к чувству страха, более эффективна — словно сон тренирует нас переживать подобные эмоции.

Чем дольше люди испытывали страх во сне, тем меньше активировались их эмоциональные центры, когда им показывали пугающие изображения.

(Однако одно дело — лучше подготовиться к просмотру неприятных фотографий, а другое — быть готовыми к тому, что начальник накричит на вас на самом деле.)

Миндалевидному телу нужно провести эту обработку до наступления следующего дня. Возможно, сбросив в одночасье эмоциональный багаж предыдущего дня, наутро мы начинаем с новой исходной точки.

Исследования работников, испытывающих стресс, показывают, что уровень кортизола — гормона, который помогает регулировать реакцию на стресс — выше всего по утрам, а это означает, что именно в это время мы лучше всего реагируем на напряженные ситуации.

При этом миндалевидное тело используется для их выявления, пока кортизол вырабатывается где-то в другом месте.

Во время быстрого сна мозг производит низкочастотные медленные тета-волны в гиппокампе, миндалине и неокортексе (мы производим тета-волны и во время бодрствования, но они особенно характерны для быстрого сна).

Исследования на крысах, в которых часть из них выполняла стрессовые задания, показали, что у тех животных, которым приходилось делать что-то неприятное, следующей ночью было больше периодов быстрого сна и более длинные тета-волны в такие периоды.

Нейробиолог из Института биологии Высшей школы естественных наук в Париже и автор одного из этих исследований Даниэла Поупа доказала, что области мозга, которые участвуют в обработке эмоциональных событий во сне, активизировались, когда крысы сталкивались с тем же самым фактором стресса. Это может означать, что быстрый сон и тета-активность однозначно участвуют в долгосрочном хранении и обработке плохих воспоминаний. Впрочем, Поупа отмечает, что у крыс сложно искать хранилища неэмоциональной памяти, поскольку трудно узнать, о чем они думают.

Читайте также:  Что такое нордическая ходьба

Как избавиться от кошмаров?

Одно дело видеть странные, но полезные плохие сны, а другое — хронические кошмары. «При кошмарах процесс, кажется, заходит в тупик, — говорит Дэвис. — Мозг, видимо, намеревается обработать эмоциональное событие, но происходит сбой, потому что вы просыпаетесь и не досматриваете сон до конца».

«Если вам снятся кошмары в течение длительного периода времени, они становятся чем-то вроде привычки, — добавляет Дэвис, подчеркивая, что некоторые ее пациенты десятилетиями жили с хроническими кошмарами, прежде чем обратиться за помощью. — Кошмары заставляют вас избегать сна или, наоборот, пытаться заснуть быстрее. Все это — самолечение, чтобы пережить ночь».

Как клинический психолог, Дэвис лечит переживших травму, в том числе ветеранов, военнослужащих, детей или людей с такими состояниями, как биполярное расстройство, используя экспозиционную, релаксационную и рескрипционную терапию (ЭРРТ). В ЭРРТ пациент записывает свой кошмар точно в том виде, в котором он его помнит (экспозиция, которая особенно хорошо работает с людьми, испытывающими тревогу), или придумывает для него новый конец (рескрипция).

При рескрипции не обязательно, чтобы новый финал появлялся во сне пациента. Обычно, по словам Дэвис, «кошмары просто прекращаются или становятся неявными, не такими мощными. Затем они становятся реже и реже — и совсем уходят. Вы проработали проблему днем, и ее уже не нужно переживать ночью».

Дэвис понимает важность лечения кошмаров, так как это симптом более широкой проблемы. «Всего несколько десятилетий назад в нашей области кошмары рассматривались как симптом посттравматического стрессового расстройства, — говорит она.

— Но, если это не прозвучит слишком громко, произошел сдвиг парадигмы к представлению о кошмарах как о признаке многих проблем.

Если сначала излечить кошмары, то можно вылечить и другие состояния [например, депрессию и злоупотребление наркотиками].»

Дэвис говорит, что важно относиться к кошмарам как к раннему индикатору будущих проблем. Эмоциональные сны иногда возникают сразу после значительного события, а иногда через пять-семь дней.

Профессор психологии Кардиффского университета Пенни Льюис и ее коллеги полагают, что люди накапливают повседневные воспоминания сразу же после того, как что-то произошло, но иногда, когда речь идет о вещах, имеющих глубокое личное значение, «сновидения запаздывают».

Людей, страдающих хроническими кошмарами, можно научить контролировать дурные сны с помощью осознанных сновидений.

Этот тип лечения называется образная репетиционная терапия (ОРТ), и он успешно применялся в небольших группах, хотя некоторые ученые не вполне понимают, как именно он работает.

Лечение заключается в поиске методов, позволяющих пациентам спать всю ночь без перерывов, давая мозгу отдых, необходимый для улучшения их когнитивных функций.

Хотя понимание причин и способов лечения кошмаров значительно улучшилось за последние несколько лет, строгие ограничения передвижения с начала пандемии коронавируса создали новые проблемы для людей, проходящих лечение.

При небольшом опросе пациентов во Франции, которые прошли ОРТ для лечения повторяющихся кошмаров, выяснилось, что пандемия Covid-19 вызвала рецидив у двух третей из них.

Всем этим пациентам удалось уменьшить количество кошмаров от почти еженощных до примерно двух раз в неделю с помощью терапии.

Но в 2020 году, через четыре года после начала терапии, большинство из них видели в среднем 19 кошмаров в месяц.

Нейробиолог из Лионского университета Бенджамин Путуа и его соавторы Кэролайн Сьерро и Венди Лесли пишут, что во время кризиса «повышение частоты кошмаров может быть истолковано не только как реактивация травматических воспоминаний, но и как повышенная потребность в эмоциональной регуляции».

Так что в следующий раз, когда вам приснится плохой сон, отнеситесь к нему как к способу, которым мозг регулирует эмоции, избавляясь от стрессов предыдущего дня. По словам Дэвис, беспокоиться следует только в том случае, если кошмары случаются регулярно или начинают сказываться на здоровье. Для большинства людей странный неприятный сон — вполне себе полезное событие.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Влияние сна на проживание эмоций

Последние исследования позволяют предположить, что сон может помогать человеку справляться с эмоциями. В настоящем исследовании была оценена связь между эмоционально волнующими переживаниями и показателями электроэнцефалограммы спящих испытуемых. Также был установлен уровень связи между физиологическими параметрами сна и продолжительностью затухания эмоций во время сна.

Источник: PLOS

Оригинальное название исследования: Sleeping Worries Away or Worrying Away Sleep? Physiological Evidence on Sleep-Emotion Interactions

Исследователи: Lucia M. Talamini, Laura F. Bringmann, Marieke de Boer, Winni F. Hofman

  • Исследование принято к публикации в PLOS: 16 ноября 2012 г.
  • Выборка: 32 человека
  • Лицензия: Creative Commons Attribution License
  • Copyright: © 2013 Talamini et al.

Изменения: В ходе перевода с английского на русский были сделаны некоторые сокращения, добавлены/изменены заголовки. Термины собраны в тезаурус в конце статьи.

Накопленные данные о человеческой психике позволяют предположить, что эмоции и сон человека тесно связаны между собой. Большая часть человеческих снов имеет эмоциональное содержание, причем отрицательные эмоции, такие как страх и тревога, преобладают над положительными. Эти переживания, так же как и содержание снов, связаны с пережитыми событиями.

Сон и эмоции

Связь между сном и эмоциональными процессами очевидно взаимная. Так, хронический стресс и травматические события известны своим негативным влиянием на сон, приводящим к хроническим проблемам сна и бессоннице. Хроническая потеря сна, в свою очередь, влияет на настроение, делая человека эмоционально неустойчивым, раздражительным и склонным к дисфории.

Взаимодействие между сном и эмоциональными процессами также может играть роль в возникновении аффективных расстройств, многие из которых ассоциируются с расстройствами сна. В прошлом подобные проблемы со сном рассматривались как вторичный симптом аффективного расстройства.

Однако последние исследования в этой области указывают на то, что такая постановка вопроса может быть преувеличенно простой. В некоторых случаях бессонница оказывает влияние на возникновение и развитие депрессии.

Более того, существуют доказательства, указывающие на наличие общего источника и депрессии, и бессонницы.

Польза сна

Ранее были проведены исследования, проливающие свет на то, как во время сна усваиваются и обрабатываются воспоминания, в том числе и эмоционально насыщенные. Сон был также связан с обучением, воспроизведением усвоенного и в целом с эффективностью работы памяти, в частности – памяти эмоциональной.

Все эти наблюдения дают основание предполагать, что во время сна перерабатываются эмоционально значимые воспоминания, и такая переработка во сне, возможно, является частью копинг-механизма.

Во время этой переработки значимое содержимое памяти расширяется и дополняется, в то время как связанные с воспоминаниями эмоции лишаются своего потенциала и «отпускаются».

Несмотря на интерес к подобным исследованиям и очевидную их важность для изучения аффективных расстройств и расстройств сна, влияние эмоций на архитектуру сна исследовано недостаточно.

Понятие архитектуры сна касается физиологических характеристик и временных паттернов трех стадий сна – легкого сна, медленного (медленноволнового) сна и быстрого сна (стадия быстрого движения глаз).

Эти стадии, имеющие свои нейрофизиологические, нейрохимические и общие физиологические особенности, могут участвовать в переработке эмоциональных воспоминаний по-разному.

Однако взаимосвязи между эмоциональной сферой и архитектурой сна, а также предполагаемое значение каждой стадии сна изучено плохо. Настоящее исследование ставит целью изучить и описать изменения в архитектуре стадий сна в ответ на эмоционально провоцирующие стимулы у здоровых индивидов.

Испытуемые

В исследовании приняли участие 32 здоровых индивида (23 женщины и 9 мужчин, средний возраст 20,09) без проблем со сном, без неврологических или психических заболеваний, и с привычкой спать не мене 7 часов ночью в период с 11 вечера до 9 утра.

Участников попросили не употреблять алкоголь или другие влияющие на психику вещества за два дня до эксперимента. Во время эксперимента испытуемых также попросили воздержаться от употребления кофеина после 6 вечера.

Испытуемые поддерживали привычный режим сна и воздерживались от дневного сна в течение 5 дней до каждого эксперимента, что было подтверждено журналами сна, а в последние 24 часа – с помощью специальных актиграфических часов.

Эксперимент

Испытуемые провели в лаборатории две ночи с разрывом в неделю.

В одну из ночей перед сном испытуемым показали фрагмент эмоционально провоцирующего кино «Страсти Христовы» (испытуемые до того не были знакомы со стимульным материалом), в котором персонажа Иисуса Христа жестоко избивали солдаты.

Перед второй ночью испытуемым был показан эмоционально нейтральный фрагмент (из фильма «Марш пингвинов»). Оба фрагмента по времени длились 10 минут и были показаны между 9:30 и 10:30 вечера. Порядок предъявления фрагментов был поровну изменен между участниками.

Испытуемые пошли спать между 11 и 12 часами ночи и спали в течение 9 часов. Во время сна у участников были взяты ЭЭГ (электроэнцефалограмма), ЭОГ (электроокулограмма) и ЭМГ (электромиограмма).

На следующее утро испытуемые оценили качество сна по специальной шкале.

В тот же день, между 8 и 9 часами вечера, они вернулись в лабораторию и просмотрели 6 кадров, относящихся к ранее просмотренному фрагменту, чтобы вызвать в памяти представленный накануне материал.

Эмоциональные реакции испытуемых на фрагменты и кадры были оценены по сокращенной версии шкалы POMS (Profile of Mood States). Были использованы шкалы для оценки депрессии, злости и напряженности/тревоги; испытуемые также оценили общее эмоциональное состояние по специально разработанной шкале.

Читайте также:  Стресс не дает забеременеть

Также было исследовано то, как участники запомнили содержание фрагментов кино. Это было сделано тотчас после просмотра фрагмента и после предъявления кадров.

Такая мера понадобилась не только для того, чтобы проконтролировать, что участники уделили внимание происходящему на экране, но и убедиться, что оба фрагмента были усвоены в среднем с одинаковой глубиной, и что декларативная память, касающаяся фрагментов, все еще присутствовала в момент предъявления кадров. Оценка памяти производилась с помощью вопросов с четырьмя вариантами ответов, один из которых был «Я не знаю» (участников попросили не угадывать). Вопросы касались нескольких аспектов предъявленных фрагментов кино, таких как визуальная и аудио информация, перцептивная и концептуальная информация; также были заданы вопросы о центральных и второстепенных компонентах сюжета.

Стадии сна у всех испытуемых соответствовали стандартным критериям. Все участники спали как минимум 6 часов.

Для каждого были зафиксированы: задержка наступления фаз сна, общее время сна, соотношение легкого, медленного и быстрого сна, задержка перед наступлением быстрого сна, количество эпизодов быстрого сна и их фрагментация (среднее количество прерываний в течение одного фрагмента), а также количество пробуждений, продолжительность пауз и продуктивность сна.

Уровень запоминания содержимого предъявленных материалов был одинаков для эмоционального и нейтрального фрагментов.

Из чего следует, что любые изменения в архитектуре сна между двумя группами испытуемых не могут быть объяснены различиями в запоминании.

Удержание в памяти информации после проведенной в лаборатории ночи было несколько выше для эмоционального фрагмента, но различия были недостаточно выраженными для статистической оценки.

Результаты эксперимента

Согласно результатам оценки эмоционального состояния участников, предъявленный фрагмент из фильма «Страсти Христовы» вызвал значительное смещение в сторону негативного настроения, что было реактивировано, пусть и в более слабой степени, 24 часа спустя во время предъявления кадров.

Нейтральный фрагмент вызвал лишь слабые изменения по показателям шкал, кроме шкалы напряженности. Предъявление кадров также не вызвало изменений в настроении испытуемых; в то время как шкала напряженности показала небольшие изменения.

Не были замечены отличия по параметрам сонливости/бодрствования между эмоционально провоцирующим/нейтральным фрагментами (ЭФ/НФ).

Результаты изучения показателей ЭЭГ продемонстрировали значительное увеличение процентного соотношения фаз медленного сна у испытуемых после просмотра эмоционально провоцирующего фрагмента.

Более того, просмотр ЭФ повлиял на распределение фазы быстрого сна на протяжении ночи. Обычно объем фаз быстрого сна на протяжении ночи возрастает, и большая часть фаз быстрого сна возникает во второй ее половине.

Однако, по сравнению с НФ, ЭФ вызвал устойчивую тенденцию к уменьшению процентного соотношения фаз быстрого сна во второй половине ночи.

Индивидуальные различия в реагировании на эмоциональный раздражитель

Сравнение показателей качества сна для условий НФ и ЭФ не выявило отличий.

Однако было обнаружено бимодальное распределение показателей качества сна для условия ЭФ, что указывает на возможное наличие индивидуальных различий в том, как люди реагируют на эмоциональный дистресс.

Кто-то отвечает на раздражитель адаптивно, что выражается в легком улучшении качества сна, кто-то – менее адаптивно, что выражается в ухудшении качества сна.

На основе полученных различий испытуемые были поделены на две группы: 18 и 14 человек. Первые – «отвечающие ухудшением качества сна» (группа низкого качества сна, НКС), вторые – «отвечающие улучшением качества сна» (группа хорошего качества сна, ХКС).

Анализ данных этих двух групп по отдельности выявил, что показатели по нейтральному фрагменту у двух групп были одинаковы – что указывает на различие в способе реагирования на эмоционально провоцирующий опыт, а не на общие различия в качестве сна.

Задержка перед фазой медленного сна у группы НКС была в два раза дольше, чем у группы ХКС, в то время как нарастание фазы быстрого сна было круче, чем у ХКС. Процентное соотношение фазы быстрого сна во второй половине ночи было значительно выше у группы НКС.

Таким образом, обе группы различались по основным характеристикам сна: участники группы ХКС быстрее входили в фазу медленного сна, а участники группы НКС имели более резкое нарастание соотношения фазы быстрого сна при ее большем общем объеме.

Было изучено воздействие эмоционально провоцирующего фрагмента на группы НКС и ХКС отдельно.

Участники группы ХКС отвечали на эмоциональный раздражитель значительным увеличением фазы медленного сна (по сравнению с нейтральным фрагментом); участники группы НКС такой реакции не показали.

Зато испытуемые группы НКС показали снижение процентного соотношения фазы быстрого сна (по сравнению с нейтральным фрагментом); у испытуемых группы ХКС такого эффекта обнаружено не было. Испытуемые группы НКС также заявили о снижении эффективности сна.

И, наконец, обе группы были исследованы по эмоциональным параметрам. Интересно, что испытуемые группы НКС продемонстрировали бóльшую эмоциональную реакцию в ответ на фрагмент, что выразилось в увеличении уровня депрессии и напряженности.

Разделение испытуемых на две группы продемонстрировало распространенные отличия в реагировании на эмоциональный стрессор перед сном.

Группа ХКС показала среднюю эмоциональную реакцию на фрагмент с последующим увеличением качества сна и процентного соотношения фазы медленного сна.

Группа НКС показала более сильную эмоциональную реакцию с последующим снижением эффективности сна и снижением объема фазы быстрого сна. Важно, что фаза медленного сна и эффективность сна – основные психологические корреляты субъективного качества сна.

Связь между эмоциональным дистрессом и изменениями в архитектуре сна

Корреляционный анализ выявил положительную связь между эмоциональным дистрессом и увеличением объема фаз медленного сна, особенно во второй половине ночи. Связь умеренная для всей выборки, и очень сильная в группе ХКС. Также была установлена умеренная положительная связь между эмоциональным воздействием фрагмента и количеством эпизодов быстрого сна.

Данные всей выборки указывают на тенденции к ухудшению сна с возрастанием эмоционального воздействия, что выражается в большей задержке перед сном и в большей задержке перед фазой медленного сна, а также в увеличении количества пробуждений и снижении эффективности сна.

Корреляция с задержкой наступления медленного сна значительна для испытуемых обеих групп. Остальные корреляции более выражены для группы НКС. Таким образом, результаты, говорящие о пагубном влиянии эмоционального стрессора на непрерывность сна, в основном касаются группы НКС.

Связь между изменениями в архитектуре сна и затуханием эмоций

Накопленные данные указывают на то, что сильный эмоциональный дистресс оказывает трудноуловимый, но вместе с тем уверенный эффект на динамику мозговой активности во время сна.

Анализ архитектуры сна испытуемых вместе с данными о затухании эмоций показал, что присутствует умеренная положительная связь между процентным соотношением фаз медленного сна в первой половине ночи и затуханием эмоций.

Дополнительный анализ также указывает на то, что большой объем фаз медленного сна благоприятствует рассеиванию эмоций.

Выводы

Таким образом, результаты исследования продемонстрировали, что эмоционально провоцирующие переживания приводят к изменениям в электрофизиологических паттернах последующего сна у здоровых индивидов. Эти изменения заключаются в легком возрастании объема фаз медленного сна и «распрямлением» возрастания обычно увеличивающегося объема фаз быстрого сна в течение ночи.

В целом, результаты указывают на то, что характеристики сна и интенсивность фаз зависит не только от продолжительности бодрствования, но и от воздействия стрессовых переживаний.

В частности, сильные эмоциональные стрессоры могут привести к возрастанию процентного соотношения фаз медленного сна. С такой точки зрения возрастание объема фаз медленного сна в ответ на эмоциональный дистресс может выступать как компенсаторная реакция на стрессор.

Функциональная значимость этой реакции может быть связана с функцией «отдых и восстановление», которую обычно приписывают медленноволновому сну, но также может быть вызвана возрастающей необходимостью обработки полученной информации во время сна.

Последние исследования в этой области указывают на роль фаз медленного сна в «перепроигрывании» и усвоении представлений, накопленных в памяти.

Отношение к увеличению объема фаз медленного сна как к адаптивной реакции на эмоциональный дистресс также подтверждается обнаруженной связью между этим увеличением и рассеиванием эмоций, особенно когда увеличение возникает в первой половине ночи, влияя на всю архитектуру сна.

Это позволяет предположить, что такая реакция помогает защитить психику от закрепления состояния эмоционального дистресса.

С другой стороны, возрастающее количество пробуждений после воздействия эмоционального стрессора было связано с низким уровнем рассеивания эмоций на протяжении ночи.

Основной «находкой» исследования, тем не менее, является «распрямление» динамики фаз быстрого сна после эмоционально провоцирующего переживания.

Данные предыдущего исследования, проведенного Germain с коллегами в 2003 году, обнаружили похожую картину: распрямление обычного возрастающего быстрого сна вслед за эмоциональным переживанием.

Исследования характеристик сна у больных депрессией также выявили распрямление динамики фаз быстрого сна, сопровождающееся укорачиванием задержки перед ними и присутствием фаз быстрого сна в самом начале ночи.

Интересно, что в данном исследовании стрессор вызвал легкое, но значительное увеличение процентного соотношения фаз быстрого сна в первой одной восьмой части сна, а также похожее на тенденцию сокращение задержки перед фазами быстрого сна с увеличением эмоциональной реакции у группы НКС.

Такая картина у здоровых индивидов может представлять вариант того, что наблюдается у больных депрессией. В таком контексте можно предположить, что тенденции к возрастанию объема фаз медленного сна могут противодействовать тенденциям возникновения быстрого сна сразу после засыпания.

Для сравнения – депрессия ассоциируется с уменьшением объема фаз медленного сна, что в свою очередь может привести к ответному переключению на фазы быстрого сна.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector