Анорексия добралась до школьников

Когда Маша (имя изменено) в первый раз пришла в московскую поликлинику, ей было 13 лет. При росте 160 сантиметров девочка весила 39 килограммов. Если сложно представить, насколько это необычно, просто вообразите себе ребёнка из концлагеря. Маша выглядела примерно так.

Началось всё за пару месяцев до этого. Мы уже никогда не узнаем, кто, как и зачем убедил Машу в том, что она толстая. Возможно, она сама каким-то образом пришла к этой мысли. Девочка раньше весила 50 килограммов — абсолютно нормальные параметры.

Но внешность в какой-то момент совсем перестала её устраивать. А значит, надо худеть. Худеть в понимании девочки означало совсем перестать есть. Результат ошеломляющий (в плохом смысле этого слова) — за три месяца Маша похудела на 11 килограммов.

Детский организм не мог не среагировать на такую страшную перемену. Начались проблемы с щитовидкой, увеличилась поджелудочная железа, пропали менструации. Это лишь часть проблем со здоровьем, которые породило фанатичное желание девочки стать худой.

В поликлинике ограничились (а может, попросту отделались) выдачей направлений к разным специалистам — неврологу, гастроэнтерологу, психиатру.

Диагноз «психогенная анорексия» ей поставили через пару месяцев после того, как девочка попала в больницу — уже с весом 33 килограмма.

Как рассказывала врачам сама Маша, в 13 лет она решила похудеть, потому что ей «не нравилась фигура, была толстой, не нравились живот и ноги».

Добивалась цели «весить 45 килограммов», но процесс похудения «так увлёк», что каждый раз девочка выставляла себе «новые критерии».

Анорексия добралась до школьников

© flickr / evelina zachariou

Плюс к этому она «стала раздражительной, менее общительной, старалась спрятаться от всех, выходила одна гулять, чтобы отвлечься от своих мыслей». Один раз в неделю Маша голодала, выпивая литр воды, часто выбрасывала продукты, которые ей давали родители, считала калории и ежедневно взвешивалась.

После детской клинической больницы Машу направили уже в психиатрический стационар, где она «потолстела» до 41 килограмма. Правда, питалась девочка всё ещё с трудом — по её словам, ей было «неприятно» принимать пищу. Она всё так же была тревожна и раздражительна.

Потом, казалось, девочка пошла на поправку. Маша стала лечиться и, самое главное, регулярно питаться. С её диагнозом — психогенная анорексия — в больнице ей дали направление к участковому психиатру.

Но девочка испугалась врача в госполиклинике — то ли не доверяла, то ли сомневалась, что он поможет. Родители отправили ребёнка к частному психиатру.

Через несколько месяцев она стала весить уже 52 килограмма — даже больше, чем до начала смертельной диеты (при этом она ещё и повзрослела, так что и должна была весить больше). Но потом что-то пошло не так.

Через полгода после выписки из психиатрической лечебницы подросток снова попадает в обычную больницу. И врачи увидели настоящий кошмар — девочка, которая, казалось бы, пошла на поправку, стала весить 31 килограмм! И это при росте 161 сантиметр. Никто не знал, у какого частного психиатра лечилась Маша, но именно он выписал девочке направление на срочную госпитализацию. Только слишком поздно.

Кстати, к вопросу о том, где всё это время были родители. Через сутки после того, как истощённую Машу положили в больницу, появился её отец.

Он рассказал врачам, что за последние четыре месяца (то есть практически сразу после того, как девочка избавилась от контроля врачей) она похудела с 51 до 31 килограмма.

Она постоянно вызывала у себя рвоту после редких перекусов, пила некоторые препараты для пищеварения, но они особо не помогали. Итог — полнейшее истощение.

Анорексия добралась до школьников

© flickr / freestocks.org

Маша уже не могла сама ходить и почти не разговаривала. Её молодое сердечко билось из последних сил — кровь по её организму уже почти не могла циркулировать, не было «топлива» (питательных веществ) для того, чтобы все органы работали.

Костный мозг (орган, который создаёт новые кровяные клетки для «питания» всего организма) был опустошён. Машу срочно перевели в реанимацию. Там её пытались кормить внутривенно, спускали в желудок специальный зонд с питательными веществами.

Организм отказывался это воспринимать.

Девочке тяжело было даже дышать — в первый же день её подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Неделю ребёнок лежал в реанимации, поглощал лекарства, но потом появилось желудочно-кишечное кровотечение, которое врачи не смогли остановить. Малышка за один день потеряла 3,5 литра крови. На одиннадцатый день госпитализации врачи зафиксировали смерть 16-летней истощавшей девочки.

На момент смерти девочка весила 28 кг. Патологоанатомы выяснили, что на фоне анорексии у неё полностью отсутствовала жировая клетчатка, атрофировались мышцы, перестали работать кишечник и костный мозг.

Анорексия добралась до школьников

Можно долго рассуждать, почему девочку не уберегли от истощения её же родители (как сказано в медицинской карте, семья была полная и внешне благополучная).

Почему врачи в поликлинике наплевали на плохое состояние девочки и отделались направлениями.

И, в конце концов, кто вбил в голову 13-летнему ребёнку, что она со своим миниатюрным телосложением — толстая? Но, к сожалению, даже если все обстоятельства смерти Маши станут известны, это уже её не вернёт.

История Маши — реальная ситуация, которая не так давно произошла в Москве. Её подробно разбирали чиновники московского здравоохранения, изучали детские психиатры, медики описали её как клинический случай в одном из научных медицинских журналов. Подростковая анорексия — это очень страшная, и, к сожалению, совсем нередкая причина смерти молодых девочек.

Да, в основном от анорексии страдают девочки и молодые женщины, как правило, от 12 до 30 лет. По словам главного детского психиатра Москвы Анны Портновой, это заболевание с очень высокими рисками. Распространённость среди девочек-подростков — 1,5%. В 7–15% случаев всё заканчивается смертью, причём нередко это самоубийство.

В прошлом году в Башкирии от анорексии умерла 12-летняя девочка. История примерно такая же — ребёнок неожиданно сел на очень строгую диету и стал почти «прозрачным».

Как рассказывали одноклассники маленькой Наили, они предупреждали свою подружку о том, что она выглядит неважно. Врачи поставили диагноз — анорексия, но спасти малышку не смогли. А мать Наили утверждает, что никакой анорексии у её дочери не было.

По некоторым данным, именно она хотела сделать из дочки Дюймовочку и плохо кормила. Но пока это не доказано.

Анорексия подкашивает даже богатых и знаменитых. Например недавно о своём недуге, который в своё время чуть не разрушил её жизнь, рассказала певица Юлия Михальчик. В 22 года, когда музыкальная карьера девушки была на взлёте, ей захотелось похудеть, чтобы эффектно выглядеть на сцене.

В результате при росте почти 170 см Михальчик стала весить 40 кг. К счастью, родители певицы вовремя обратили внимание на её истощение и обратились к врачам.

Сейчас она здорова и старается предупредить молодых девушек, желающих похудеть, — без помощи специалистов (врачей, тренеров) стремление к стройности может стать очень опасным.

Анорексия добралась до школьников

Вопреки расхожему мнению, анорексия — это не просто излишняя худоба. Это нервно-психическое расстройство, проявляющееся навязчивым стремлением к похудению. Девушка (напомним, в большинстве случаев именно прекрасный пол страдает этим недугом) начинает безумно бояться ожирения, даже если никаких предпосылок для этого нет.

— Анорексия — в первую очередь «живёт» в голове. Потому что именно нервное расстройство приводит к нарушению нормального пищевого поведения, — рассказывает психолог Олег Иванов.

— Всё начинается достаточно просто — сначала подросток стремится к правильному питанию, начинает заниматься спортом. И на этой стадии нет ничего плохого.

Однако со временем это может перерасти в зависимость: из питания исключаются не только сладости, но и необходимые для жизни продукты — мясо, молоко, яйца и т.д. Вместо нормальных занятий спортом молодые девушки готовы часами не вылезать из спортзала и вместо еды только пить воду.

При этом остаётся недовольство внешним видом, даже если вес находится в норме. Появляется зависимость, и чем больше больной худеет, тем толще он себе кажется. А идеальный день для такого человека — это полностью «голодный» день.

При этом типичная анорексичка постоянно винит себя в переедании. А когда врачи спрашивают о деталях, выясняется, что «съедалось, например, два пряника, а после этого вызывалась рвота» (цитата из научной работы российских медиков). Рвоту больная девушка вызывает специально — чтобы еда ни в коем случае не переварилась в её организме и не превратилась в жир.

https://www.youtube.com/watch?v=JfyvfJDmiaQ

Желание похудеть становится навязчивой идеей, и всё крутится вокруг неё. Например, девушку позвали на свидание, а она не будет думать ни о чем другом, кроме как о меню в ресторане, куда она пойдёт. «Будут ли там листья салата? Ведь другое мне нельзя», — примерно такие мысли возникают в голове.

Пациент с анорексией будет всегда и по любому поводу отказываться от еды. Появятся отговорки вроде: «Я не голоден», «Я такое не ем».

Анорексия добралась до школьников

Кроме сложных «отношений» с едой у больного анорексией появляются проблемы и с окружающими людьми. Анорексик почти всегда раздражён, у него необъяснимое чувство тревоги, страха. К этому добавляется фанатичное желание заниматься спортом — «сжигать» те калории, которые попали в организм с минимальным количеством пищи.

Девочки начинают носить неприметную мешковатую одежду, чтобы скрыть свой «жир». Появляются бессонница, апатия. Плюс к этому почти всегда вместе с массой тела исчезают и менструации, сексуальная активность. Проще говоря, женская половая система «опустошается» и не находит ресурсов для работы.

Как, впрочем, и другие системы организма. Слабеет сердце, у анорексика всегда слабое кровообращение, отчего ему всегда холодно. Пищеварительный тракт просто начинает «пожирать» сам себя. Потом наступает этап, когда есть уже практически бесполезно — организм разучился переваривать пищу, и поправиться (во всех смыслах — и набрать вес, и улучшить здоровье) не получается.

— Такие эксперименты над собой весьма опасны, организму причиняется непоправимый вред. От недостатка питания страдает нервная, эндокринная, сердечно-сосудистая, опорно-двигательная системы. При этом подросток может вполне себя нормально чувствовать (даже испытывать эйфорию), но плохо при этом выглядеть: бледная кожа, ломкие волосы и ногти, уставший вид, — говорит Олег Иванов.

Основная проблема в том, что сами анорексики отказываются признавать наличие проблемы.

— Поэтому внимание нужно проявить близким и родным: если подросток резко похудел, практически помешан на занятиях спортом, постоянно считает калории, отказывается от еды или притворяется, что ел, стал плохо спать и так далее, нужно принимать меры, — говорит психолог.

В качестве одной из главных причин «популярности» анорексии специалисты называют банальное стремление выглядеть как модель с обложки модного глянца.

Читайте также:  Бадан чай: польза и возможный вред

Анорексия добралась до школьников

Гигантский плакат с обнажённой истощённой женщиной, часть кампании против анорексии итальянского фотографа Оливьеро Тоскани, в Милане, Италия. © AP Photo / Alberto Pellaschiar

— Конец XX — начало XXI века — бум анорексии. Развитие индустрии моды повысило спрос на худых девушек, и они потекли туда рекой, стараясь быть похожими на топ-моделей. Люди, которые не любят своё тело и хотят быть похожими на кого-либо и нравиться окружающим, — это невротики. Нравишься себе — никогда не будешь страдать этим заболеванием, — говорит психотерапевт Люцина Лукьянова.

Но могут быть и другие причины. Некоторые лекарства в качестве побочного эффекта дают резкое снижение аппетита — и если такие препараты употреблять долго, может возникнуть анорексия.

Некоторые травмы головы (с повреждением головного мозга) тоже могут спровоцировать нежелание есть ни в каком виде. Играет большую роль и окружающая обстановка — например, если в семье были случаи анорексии или девочку с ранних лет упрекали за то, что она «жирная», то это всё может породить комплексы. Как следствие, такое нервное расстройство.

К сожалению, чаще всего на истощавших подростков обращают внимание тогда, когда в значительной степени ухудшается общее состояние здоровья. До этого всем кажется, что худоба — это не так уж и плохо.

Если вы обнаружили симптомы анорексии у себя или своих близких — незамедлительно обращайтесь к врачу. Не к диетологу, не к психологу, а именно к психиатру. Этот специалист уже подскажет, как действовать дальше.

— Вылечить нервную анорексию самостоятельно можно, если подросток сам готов к такому лечению. Однако чаще всего нужна помощь врачей, которые помогут подобрать правильное медикаментозное лечение и диету.

Родителям же можно посоветовать, в первую очередь, не давить на ребенка и не ставить ультиматумы. Чтобы вас послушали, вам должны доверять. Не нужно стыдить — постарайтесь помочь, поговорить.

И не пытайтесь накормить силой — это лишь вызовет агрессию со стороны ребёнка.

Нервная анорексия у детей и подростков

Анорексия добралась до школьников

Нервная анорексия у детей и подростков – нарушение приема пищи, характеризующееся полным или частичным отказом от еды с целью снижения массы тела. При развитии заболевания нарушается пищевой инстинкт, в мышлении доминируют сверхценные идеи о похудении. Пациенты пропускают приемы пищи, придерживаются строгих диет, занимаются интенсивными физическими упражнениями, провоцируют рвоту. Диагностика включает консультацию психиатра и гастроэнтеролога, психодиагностику. Лечение основано на когнитивно-бихевиоральной психотерапии, дополняется медикаментозной коррекцией пищевых, эмоционально-поведенческих нарушений.

Термин «анорексия» имеет греческое происхождение, означает «отсутствие позывов к еде». Нервная анорексия формируется на основе психических отклонений, отказ от пищи является результатом искаженных установок и ценностей в сочетании с неуверенностью, внушаемостью, зависимостью от мнения окружающих.

Распространенность болезни среди мальчиков и юношей – 0,2-0,3%, среди девушек и девочек – 0,9-4,3%, что составляет 90-95% от общего числа пациентов. Пик заболеваемости приходится на 12-15 лет – возраст активного физиологического созревания, изменения тела.

Около 20% случаев заканчиваются смертельным исходом, из них половина – в результате суицида.

Анорексия добралась до школьников

Нервная анорексия у детей и подростков

Психогенные изменения пищевых привычек возникают в дошкольном, младшем школьном и подростковом возрасте. Период полового созревания, совпадающий с подрастковым кризисом развития, становится наиболее опасным в плане дебюта болезни – формируется критическое восприятие и оценка себя, усиливается эмоциональная неустойчивость, изменяется внешность. Среди факторов риска заболевания выделяют:

  • Генетические. Существует наследственная предрасположенность к болезни. В группе риска дети, чьи близкие родственники имеют психические расстройства: булимию, психогенную анорексию, шизофрению и другие эндогенные психозы.
  • Биологические. Развитию патологии способствует ранее половое созревание, сопровождающееся гормональными изменениями, аффективной неустойчивостью. У девочек увеличиваются молочные железы и жировая прослойка, что становится дополнительным провоцирующим фактором.
  • Семейные. Расстройство может быть формой протеста ребенка против воспитательных мер. При гиперопеке, авторитаризме родителей прием пищи становится одной из немногих сфер для проявления самостоятельности.
  • Личностные. Анорексии больше подвержены дети с комплексом неполноценности, неуверенностью, перфекционизмом, педантизмом. Снижение веса становится доказательством целеустремленности, условием внешней привлекательности.
  • Культурные. В современном обществе худоба нередко преподносится как символ красоты, сексуальной привлекательности. Девушки стремятся соответствовать общепринятому «идеалу красоты», ограничивая себя в еде.

Основой нервной анорексии является дисморфофобия – психопатологический синдром, характеризующийся наличием навязчивых бредоподобных мыслей об уродстве, несовершенстве собственного тела. Представления пациента о телесных недостатках не соответствуют реальности, но изменяют эмоциональное состояние и поведение.

Переживание мнимой дефектности, излишней полноты, начинает определять содержание всех сфер жизни. Сверхценная идея похудения и жесткие ограничения питания приводят к искажению пищевого инстинкта и инстинкта самосохранения.

На физиологическом уровне включаются защитные механизмы: замедляются обменные процессы, снижается уровень инсулина, желчных кислот, пищеварительных ферментов. Организм адаптируется под минимальные объемы и редкое поступление пищи. Процесс переваривания вызывает тошноту, ощущение тяжести в желудке, головокружение, обмороки.

В тяжелой стадии способность к переработке пищи утрачивается. Развивается кахексия (состояние крайнего истощения) с риском летального исхода.

Нервная анорексия у детей и подростков классифицируется по особенностям клинического течения и этапам патологического процесса.

В зависимости от основных симптомов выделяют синдром с монотематической дисморфофобией (доминирует идея лишнего веса), с булимией (периодическим растормаживанием влечений, обжорством), с преобладанием булимии и вомитомании (с периодическим перееданием, последующей провокацией рвоты). По стадиям развития различают три типа анорексии:

  • Инициальная. Продолжается в течение 3-4 лет, дебютирует у дошкольников, младших школьников. Характеризуется постепенным изменением интересов ребенка, смещением представлений о красивом теле, привлекательности, здоровье.
  • Активная. Чаще развивается у подростков. Отличается выраженным стремлением снизить вес (ограничением пищи, изнуряющими физическими нагрузками, приемом мочегонных, слабительных средств, вызыванием рвоты). Масса тела уменьшается на 30-50%.
  • Кахектическая. Наблюдается истощение организма, выраженный астенический синдром, нарушение критичности мышления. При отсутствии медицинской помощи стадия завершается летальным исходом.

Первые признаки болезни – недовольство собственным телом, повышенный интерес к способам похудения. Изменяются представления о красоте, здоровье, привлекательности. Ребенок начинает восхищаться знаменитыми личностями, героями фильмов, имеющими худощавое, хрупкое телосложение.

Идея о лишнем весе, уродстве только формируется. Мысли тщательно скрываются от окружающих. По мере развития тело пациента меняется, в подростничестве происходят физиологические трансформации, часто сопровождающиеся увеличением жировой прослойки.

Это становится пусковым фактором для начала активных действий.

Подросток старается незаметно пропустить прием еды, фанатично занимается спортом, способствующим похудению. На начальном этапе присутствует желание скрыть стремление к потере веса от взрослых, постепенно поведение становится оппозиционным и негативистичным: учащаются отказы от приемов пищи, при уговорах и упреках родителей возникают вспышки раздражительности, провоцируются конфликты.

Ребенок проявляет все больше избирательности в пище, нередко создает собственную «диету». В первую очередь исключает из рациона продукты с высоким содержанием жиров и углеводов. В меню преобладают овощи, фрукты, обезжиренные молочные продукты. Для уменьшения чувства голода больной начинает курить, употреблять много жидкости (пить воду, кофе, чаи), принимать лекарства, снижающие аппетит.

Проявляется постоянная эмоциональная напряженность, подавленность, дисфоричность (озлобленность), недовольство собой, формируются страхи.

У некоторых подростков периоды депрессивного состояния сменяются гипоманией – повышается общая активность и настроение, при эмоциональном подъеме контроль поведения снижается.

Растормаживание влечений проявляется приступами обжорства, после которых развивается самообвинение, самоуничижение, иногда провоцируется рвота. В соматической сфере преобладают симптомы астении (слабость, головокружения) и нарушения работы желудочно-кишечного тракта (изжога, тошнота, боли в области желудка).

После уменьшения веса на треть и более процесс похудения замедляется. Организм истощен, что проявляется гипо- или адинамией (снижением двигательной активности), высокой утомляемостью, чувством усталости, головокружениями, обмороками, снижением критической функции мышления.

Подросток продолжает отказываться от употребления пищи, неспособен оценить худобу, состояние собственного здоровья. Сохраняется сверхценная/бредовая мысль о несовершенстве тела. Развивается обезвоживание организма, кожа становится бледной, сухой, учащаются эпигастральные боли, у девушек нарушаются или прекращаются менструации.

Постепенно утрачивается функция переваривания пищи, каждый прием вызывает чувство тяжести, тошноту, изжогу, боли, длительные запоры.

Из-за склонности подростков скрывать проявления болезни обращение за медицинской помощью происходит несвоевременно, на стадии развития осложнений. Недостаток питательных веществ приводит к нарушению работы всех функциональных систем. Пубертатное развитие останавливается, обращается назад.

Развивается B12-дефицитная анемия, брадикардия, сердечные приступы, аменорея, остеопения и остеопороз (потеря кальция), гипотиреоз, кариес. На фоне снижения иммунной защиты возникают различные инфекции.

Депрессивные, дисфорические, тревожные расстройства, склонность к самообвинению и снижение критических способностей повышают риск суицида – до 50% смертельных исходов обусловлено самоубийствами.

Дети и подростки склонны скрывать истинные цели голодания, отрицать наличие болезни. Такая позиция осложняет своевременную диагностику, способствует ошибкам дифференциации нервной анорексии с соматическими заболеваниями. Обращение к профильным специалистам – психиатру, психологу – обычно происходит спустя 2-3 года после дебюта первых симптомов. Методами специфического обследования являются:

  • Интервью. Беседа может проводиться по схеме или в свободной форме. Врач определяет отношение пациента к собственному телу, весу, приверженность диетам или системам питания. Дополнительно опрашиваются родители, специалист уточняет время начала симптомов, потерю веса за последний месяц, особенности поведенческих, эмоциональных нарушений.
  • Опросники. Используются специфические диагностические инструменты, предназначенные для выявления расстройств приёма пищи – Шкала оценки пищевого поведения, Когнитивно-поведенческие паттерны при нервной анорексии. Также применяются опросники исследования эмоциональной сферы, личностных характеристик, самооценки – методика Дембо-Рубинштейн, СМИЛ (ММИЛ), ПДО (Патохарактерологический диагностический опросник).
  • Проективные тесты. Данные методы позволяют выявить тенденции, скрываемые, отрицаемые подростком при беседе и заполнении опросников – непринятие себя, доминирующие идеи похудения, депрессивные и импульсивные черты. Пациентам предлагается тест цветовых выборов (тест Люшера), рисунок «Автопортрет», рисуночный апперцептивный тест (РАТ).

Специфическая диагностика дополняется лабораторными тестами (общий, биохимический анализ крови и мочи, печеночные, почечные, гормональные пробы), инструментальными исследованиями ЖКТ. Нервная анорексия может протекать на фоне шизофрении, при подозрении на психотическое расстройство проводится исследование когнитивной сферы, в частности – функций мышления.

Терапия заболевания имеет два направления: восстановление работы системы пищеварения с постепенной прибавкой веса и возвращение к здоровым пищевым привычкам.

На первом этапе применяется дробное питание, постельный режим, медикаментозное устранение рвоты, обезвоживания, запоров. На втором – психотерапия, симптоматическое лечение психопатологических проявлений.

На третьем – переход к нормальному режиму жизнедеятельности, контроль рецидивов, завершение психотерапии. Специфическое лечение включает:

  • Когнитивно-поведенческую терапию. Работа с психотерапевтом занимает 4-6 месяцев. Проводится коррекция отрицательных, искаженных представлений, патологических эмоций – страха, гнева, тревоги. Вырабатывается положительное отношение к себе, принятие тела. На этапе изменения поведения пациент самостоятельно создает меню, включающее разнообразные продукты, в том числе избегаемые ранее (углеводистые, высококалорийные). В личном дневнике больной отмечает возникающие деструктивные мысли и успешность их замены положительными, описывает самочувствие.
  • Семейную психотерапию. На сеансах обсуждаются сложности внутрисемейных отношений, спровоцированные заболеванием – конфликты, ложь, эмоциональная отчужденность. Психотерапевт помогает родителям понять механизмы анорексии, переживания ребенка. На практических занятиях отрабатываются способы продуктивного взаимодействия – обсуждение проблем, сотрудничество. Мать и отец подключаются к поведенческой индивидуальной психотерапии – учатся постепенно передавать ответственность за регулярное принятие пищи подростку.
  • Фармакотерапию. Специальные препараты для устранения психогенной анорексии отсутствуют, но купирование эмоциональных и поведенческих отклонений позволяет повысить эффективность психотерапии и реабилитации. Схема лечения определяется клинической картиной заболевания, назначаются антидепрессанты, транквилизаторы, нейролептики, стимуляторы аппетита (например, антигистаминные средства).
  • Коррекцию образа жизни. Пациенты посещают консультации диетологов, групповые встречи приверженцев правильного питания. Подросткам рассказывают о важности сбалансированного рациона, полноценного дробного питания для сохранения здоровья, красоты. На практике они учатся составлять меню, делятся успехами в борьбе с заболеванием. Родители помогают заменить изнуряющие физические упражнения увлекательными, интересными видами спорта.
Читайте также:  Зеленый чай — польза и вред для организма

Перспектива выздоровления зависит от своевременности диагностики и лечения – чем раньше оказана профессиональная помощь, тем короче этап восстановления и тем менее вероятен рецидив.

Согласно статистическим данным, 50-70% пациентов при регулярных профилактических посещениях врача выздоравливают, процесс лечения занимает 5-7 лет. Эффективный способ профилактики анорексии – формирование здоровых привычек питания, положительного отношения к телу с раннего возраста.

В воспитании ребенку важно прививать ценности, пропагандирующие здоровье, физическую силу, ловкость, выносливость.

Дисморфофобия, булимия и нервная анорексия: как подростки живут с РПП

Анорексия добралась до школьников

Булимия и анорексия — это болезни, симптомы которых многие люди могут заметить до того, как станет слишком поздно. К сожалению, расстройства пищевого поведения не ограничиваются двумя диагнозами. Наш блогер Анна Ильинова рассказывает истории четырёх подростков, столкнувшихся с различными формами РПП.

Все мы слышали о расстройствах пищевого поведения. Многие из нас, к сожалению, знакомы с ними на личном опыте.

Долгое время в обществе бытовало мнение, что расстройства пищевого поведения — надуманные отговорки слабых людей.

Нежелание ходить в школу, работать или общаться с людьми связывалось с отсутствием внутреннего стержня, а не с серьёзными медицинскими проблемами. К счастью, сейчас отношение к этому спектру заболеваний меняется.

Лида (имена здесь и далее изменены), 17 лет:

«Я страдаю булимией уже два года. Недавно решила признаться маме. Нет, моя цель не похудение — мне это даётся легко. Тут корни уходят в детство, с психологией связано. Впереди меня ждёт долгий путь лечения. Рада, что рядом есть люди, поддерживающие меня.

Рада, что могу получить лечение бесплатно, и мне не страшно ходить к врачу. Сейчас моё эмоциональное состояние улучшилось, поэтому срывов нет вот уже четвёртый день.

Моё ужасное настроение, которое замечали в школе и за [её] пределами, как раз является одним из побочных явлений и причин болезни».

Лида очень эмоциональный человек, и еда давала ей ощущение контроля над жизнью, пока девочка не осознала, что всё ровным счётом наоборот: она не обрела контроль, а потеряла его.

Булимией страдает приблизительно 10% девушек 12-18 лет. Около 7% женского населения в возрасте 20-45 лет так же являются булимиками либо страдают смешанными формами пищевого нарушения.

Лена, 18 лет:

«До 13 лет у меня был серьёзный недостаток массы тела, связанный с хроническими заболеваниями и отсутствием аппетита. Потом научилась находить удовольствие в еде и стала питаться нормально и гармонично. По мере взросления и роста мой вес рос.

Беспокоиться по поводу веса начала в девятом классе, хотя тогда при росте 167 сантиметров весила 52 килограмма, что является нормой. Моя мать всегда в пример ставила мне свою подругу, которая „всю жизнь весит 49 килограмм“. Но, простите, это при росте 160.

В начале 2018 года я весила 58 при росте 170, и когда нас взвешивали во время медосмотра, мне стало очень некомфортно. Тогда села на первую в своей жизни диету. За неделю сбросила три килограмма и была довольна.

Диету приходилось повторять каждый месяц, потому что вес откатывался назад. Это ещё сильнее било по самооценке».

95% всех диет и ограничений в питании не приносит результатов из-за возврата веса после их окончания. 35% диет, которые начинались, как «нормальные» переходят в патологическое ограничение в питании и 20-25% из них приводят к пищевой зависимости.

«На третий повтор мой организм не выдержал (это была монодиета) и у меня начались проблемы с кишечником. Очень болезненная диарея в течении недели и где-то месяц на восстановление микрофлоры.

Затем увлеклась интуитивным питанием, но разочаровалась в этой методике очень быстро: аппетит у меня бывает очень редко, и чаще всего просто не хочу есть. А не есть вообще — это совсем нездорово.

Я и так из той категории людей, что вечно не успевают или забывают поесть — собственно, в этом и истинная причина набора веса. Замедление обмена веществ. В октябре увидела на весах 60, и мне стало плохо. Снова диета, на этот раз другая. Правильное питание, от трёх до пяти приёмов пищи, спорт.

Я в группе риска РПП, знаю. Это из-за комплекса отличницы. Всё, за что берусь, должно быть сделано на отлично. Научилась принимать свои ошибки, но всё ещё не могу убедить себя в праве их совершать. В конце концов, первое, что купила в новую квартиру — весы».

Низкая самооценка, перфекционизм и гиперответственность — частые предпосылки расстройств пищевого поведения. Завышенные ожидания: поступить в престижный вуз, найти высокооплачиваемую работу, завести приличную семью и домик с цветником на заднем дворе — часто не оправдываются.

У человека возникает ощущение потери контроля над своей жизнью. Он теряет одну сферу влияния за другой, пока в конце концов не остается только одна — его собственное тело. Успех и известность тоже не являются ключом к решению проблемы.

Известно, что принцесса Диана страдала булимией.

Саша, 19 лет:

«Моя девушка уже около четырёх лет отказывается от еды и сидит на слабительных. „Я перестану худеть, когда смогу обхватить кистью локоть“, — заявляет она. Все попытки как-либо помочь ранее игнорировались, к врачу обещала сходить вместе со мной, когда будем жить в одном городе.

Родители, с которыми она живёт, не видят проблемы, а брат подливает масла в огонь, делая замечания по поводу её внешности. Каждый раз она обещает перестать голодать, а когда срывается, начинает ещё больше укорять себя: „Я моральный урод. Мне так мерзко. Стараюсь быть лучше ради тебя, но всё время делаю что-то не то и всё время боюсь чего-то.

Мне так жаль“. Сейчас она далеко, и я никак не могу ей помочь».

Смертность, связанная с нервной анорексией в 12 раз выше, чем смертность, связанная со всеми остальными причинами смерти у девушек в возрасте от 15 до 24 лет. У девушки Саши был период, когда она питалась на 400 килокалорий в день. В какой-то момент ей стало тяжело двигаться, большую часть времени лежала, её мучило головокружение. Сейчас её вес составляет около 40 килограмм. Её идеал — 37.

Дисморфофобия характеризуется искажением образа тела. Это озабоченность неким предполагаемым «дефектом», которая выражается не только в стремлении от него избавиться, но и в потребности постоянно проверять свой внешний вид в зеркале или же в отказе фотографироваться. Дисморфофобия в той или иной степени коснулась многих.

Парень со шрамом на лбу, всю жизнь носящий совершенно не идущую ему челку. Девушка, носящая исключительно водолазки из-за родинки на шее. Красивая, стройная одноклассница, которая сидела на кефирных диетах, не любила фотографироваться, причесывалась и смотрела в зеркало на каждой перемене.

Вероятно, такие люди встречались в жизни каждого, а может, мы сами страдали от этого, даже не зная, что это серьёзный недуг.

Лена, 18 лет:

«Я слишком болезненно раньше относилась ко всем своим шрамам, поскольку моя мать постоянно заостряла на них внимание и давала комментарии в духе: „С таким никогда не стать актрисой/телеведущей/не надеть юбку не в пол/футболку с коротким рукавом“.

В моей жизни также был период, когда мои руки от плеча до локтя, а затем уже и до запястья, были покрыты царапинами — старые не успевали заживать, всё время появлялись новые. То, что на самом деле было селфхармом, я называла аллергией, носила длинный рукав.

Не фотографировалась даже несмотря на то, что царапин не было видно. Мне было тяжело идти на физкультуру, потому что футболка с коротким рукавом была обязательна, а бассейн — вообще невозможный ужас. Сейчас об этом напоминают только тёмные пигментные пятна, но тон кожи выравнивается.

Не думаю, что следов не останется вовсе, но больше не испытываю беспокойства по этому поводу».

Дисморфофобия является одной из спутниц РПП. Во Франции был проведён следующий эксперимент: 25 больных анорексией и 25 здоровых людей проходили через дверные проёмы различной ширины.

Люди, страдающие анорексией, поворачивались и проходили через проёмы боком задолго до того, как это становилось действительно необходимым. Причина — неправильное восприятие себя и своего тела. Несмотря на очевидную худобу, они продолжают ощущать себя полными, и двигаются соответственно своему убеждению.

На этом дефекте фиксируется их разум. Всё это лишь вершина айсберга. Современная медицина признаёт существование от 8 до 40 различных РПП.

Если ваши отношения с едой перестали быть нормальными и вы обеспокоены этим, пожалуйста, обратитесь за помощью. Найдутся люди, готовые вам помочь. В мире много прекрасных вещей, ради которых стоит жить и любить себя.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

11 фактов об анорексии, которые необходимо знать родителям подростков

Личный опыт матери девочки с серьезным пищевым расстройством

Анорексия — это смертельно опасное расстройство пищевого поведения, которому в большей степени подвержены молодые девушки. Причиной фанатичного стремления к худобе нередко становятся распространенные стандарты красоты.

Коварство анорексии заключается в том, что от нее невозможно излечиться до конца: даже после восстановления психического здоровья пациенты продолжают страдать от физических изменений, многие из которых необратимы. Ежегодно в мире умирает пять процентов людей, больных анорексией, еще около десяти процентов могут умереть в течение десяти лет после выздоровления.

Родители подростков (особенно девочек-подростков) нередко обращают внимание на анорексию у своих детей тогда, когда изменения становятся слишком заметны. Мать троих детей Венди Липшульц поделилась историей своей дочери Бекки, у которой диагностировали анорексию в 12 лет. Венди составила список фактов, которые она хотела бы знать об анорексии заранее, а мы перевели его для вас.

В детстве у Бекки не было никаких проблем с едой. Она, пожалуй, была самым смелым едоком из всех моих троих детей. Но когда ей было около 12 лет, вопросы еды и веса внезапно стали больными. Она начала говорить, что она толстая.

До того, как она заболела анорексией, она весила 63 килограмма. За считанные месяцы ее вес упал до 45.

В то время это был ад — как будто мы жили в каком-то другом мире, какой-то другой жизнью. Сейчас уже все хорошо. Бекке 17 лет, она заканчивает школу, рассылает заявки в колледжи. Она хочет быть режиссером музыкального театра, пишет пьесу о своем пищевом расстройстве. У нее абсолютно здоровый вес.

Могла ли я предотвратить ее болезнь? Я не знаю. Но вот, что я хотела бы знать до того, как моя дочь заболела анорексией.

Изначально Бекка говорила, что хочет питаться здоровее. Конечно же, как родители, мы поддерживали ее и думали, что это нормальное поведение для подростка. Постепенно ее стремление к здоровому питанию превратилось в отказ от все большего количества блюд: картошка фри, пицца, паста, углеводы, десерты. Она отказалась от курицы, стейков, а потом и рыбы.

Она начала худеть, но это не беспокоило нас до тех пор, пока ее приемы пищи не стали очень ограниченными. Она старалась есть как можно реже, а ее порции все уменьшались и уменьшались.

Если бы вы ее увидели, вы бы не сказали: «О, да у нее анорексия». Она начала носить мешковатые вещи вопреки ожиданиям.

Существует стереотип о том, что люди, больные анорексией, одержимы собственным телом и весом, и это правда, но они его стыдятся. Они никогда не будут довольны своим телом. Они постоянно считают себя толстыми. В случае с моей дочерью, она думала, что у нее слишком большие бедра, поэтому она одевалась так, чтобы их скрыть.

Бекка стала более скрытной, погруженной в себя. Она всегда была супероткрытой, суперобщительной, но потом она перестала принимать участие в семейных мероприятиях.

Ее болезнь проявлялась самыми разными способами, к которым я не была готова: например, она начала врать. В то время она обычно обедала в школе самостоятельно. Мы спрашивали: «Ты пообедала в школе?». Мы предполагали, что она ела, а она выкидывала свой обед и ничего не говорила нам. Она просто лгала нам, глядя в глаза. Она пыталась обмануть систему. Так мы поняли, что дела плохи.

Читайте также:  Папина любовь важна для развития

Мы были так наивны. У нас невероятно талантливая, красивая, чрезвычайно умная девочка. Она старательная, суперрациональная, хорошая дочь. И мы, конечно же, думали, что мы сможем все ей объяснить, она все поймет и начнет есть.

https://www.youtube.com/watch?v=FVq8xeFcGAE

Однако расстройство работает таким образом, что чем больше вы худеете, тем больше вы боитесь еды. Вы загоняете себя в жесточайшие рамки. Представьте, что я говорю вам: «Вот тебе тарелка червей, просто съешь их. В чем проблема?».

Когда мы первый раз отправили Бекку на лечение, я, как и другие родители, думала, что я отдам свою дочь в лечебный центр, и они ее «починят». Она вернется домой, и все будет хорошо.

В тот момент мы не понимали, что болезнь Бекки опережает нас на десять шагов. Первый месяц прошел хорошо, ее вес не менялся. А потом все пошло по наклонной.

Наш тревожный звоночек прозвучал в июне 2015 года. Ее врач сказал: «Вам нужно отвезти ее в больницу прямо сейчас, потому что у нее слишком медленно бьется сердце». В этот момент частота ее пульса составляла 50 ударов в минуту.

Ее тут же подключили к зонду для искусственного кормления. Нам нужно было дать ее телу достаточно калорий, чтобы ее пульс вернулся в норму. Я провела ночь с ней в больнице, и ее пульс постоянно активировал сигнализацию, потому что время от времени он падал до 30. Она провела в больнице неделю.

Во многом ее госпитализация оказалась для всех нас очень полезной. В тот момент я решила, что должна во всем разобраться. Я должна спасти своего ребенка. Я не могу просто пассивно наблюдать, мне надо знать, что происходит. Также это напугало и ее. Случилось все, о чем мы ее предупреждали. Этот момент стал важным рубежом для всей нашей семьи.

Когда вы истощаете свое тело, у него ускоряется обмен веществ. Просто безумно. В больнице ей давали 4500 калорий в день при помощи зонда, и она набрала около 500 граммов.

Естественная реакция организма при защите от истощения — замедлить все процессы. У нее пропали месячные.

Многие анорексики не получают достаточное количество кальция. Это может нанести непоправимый ущерб костям и внутренним органам. Нам повезло, что ее кости не пострадали. У нее были повышенные ферменты печени, это стандартное явление.

После выписки из больницы вес Бекки был далек от нормы, а потому мы решили отправить ее на стационарное лечение. Да, мы отправили нашу 13-летнюю дочь на шесть недель в психиатрическую лечебницу. Это было мучительно.

Я начала проводить свое собственное исследование, вступила в две родительские группы. Мне очень помогло общение с другими родителями.

К моменту, когда Бекка вернулась домой, мы решили, что должны заставлять ее есть, независимо от того, сколько времени это займет. Мы полностью контролировали все, что она ела. Мы накладывали ей еду. Мы взвешивали ее. Мы пристально наблюдали за тем, как она ела, каждый кусочек.

У нас всегда были довольно самостоятельные дети, но в этот раз нам казалось, что у нас снова появился тоддлер. Мы контролировали все, что она ела, на протяжении года. Затем она постепенно сама начала контролировать свое питание, что было очень страшно. Сейчас она питается так, как любой другой нормальный ребенок.

У нас был очень странный опыт. Когда она только вернулась домой, ей требовалось два часа, чтобы съесть лепешку с фасолью и тофу или рыбой. Было много слез, было очень тяжело.

Первый раз, когда у нее было три приема пищи за день, я думала, она убьет себя. Ей было ужасно трудно. Но в следующий раз стало легче. Мы просто стояли на своем и шли дальше.

Команда Бекки состояла из диетолога, терапевта и семейного врача, который специализировался на пищевых расстройствах. Как и в случае с любым другим медицинским кризисом, врачи не всегда делились друг с другом мнениями и информацией. Это делали мы. Мы сами работали с нашей командой.

Когда Бекка вернулась в школу, мы попросили двух учителей есть вместе с ней. Если бы они этого не делали, она могла бы просто выкидывать свою еду. Мы приносили ее обед медсестре, медсестра передавала его учительнице, а та ела вместе с Беккой. Школа невероятно нам помогла.

До этого мы с мужем не особо контролировать своих детей, но нам пришлось изменить свой воспитательный стиль. Теперь нам приходится постоянно спрашивать: «Что ты делаешь? Что случилось? Что происходит? Чем ты занимаешься в своей комнате?».

Мы сказали ей: если ты снова начнешь худеть, мы об этом узнаем. Ее регулярно взвешивал врач, тут не могло быть второго мнения. Нам было важно, чтобы ее вес держался в пределах определенного значения.

Мы потратили так много времени и сил для решения этой проблемы, я бы никогда не поверила этому, если бы это не случилось со мной.

Мы придерживались очень жесткой линии поведения и очень сильно все контролировали. Нас не устраивали промежуточные результаты. Мы добивались полного восстановления веса, мы стремились к нормальной жизни. В то время мы прошли через ад, но посмотрите на меня сейчас: у меня есть прекрасный, счастливый и уравновешенный ребенок.

Подростковая анорексия: как вовремя заметить и чем помочь

Как распознать у ребенка недуг, пока не стало слишком поздно, и как вести себя, чтобы не усугубить ситуацию, в серии прямых эфиров «ВКонтакте» рассказал подростковый психиатр с 40-летним стажем работы Александр Козлов.

– Анорексия в широком смысле – это нарушение пищевого поведения в сторону снижения аппетита, количества потребляемой пищи, не связанное напрямую с нарушением отношения к себе. У подростков часто встречается нервная анорексия, это психическое расстройство. В его основе лежит желание человека изменить себя, свое физическое я, чаще всего – похудеть. 

– Кто чаще всего сталкивается с анорексией?

–  Те, для кого внешний вид имеет сверхценное значение, то есть такое, которое лежит в центре всех переживаний человека. Естественно, что такой интерес к своему физическому «я» присущ прежде всего подросткам и молодым людям. В особой зоне риска подростки в период, когда они вышли из детского возраста, но до взрослого еще не дотянули, и от этого их «штормит».

Сейчас анорексия бывает и у мальчиков, но 90% случаев по-прежнему приходится на девочек. Их тревожит, когда их внешний вид, по их мнению, не соотносится со стандартами.

– Как понять, что с ребенком что-то не так? 

– Надо обратить внимание, если проявляется несвойственное ранее отношение к себе и к пище. Появляется особый интерес к диетам, в разговорах центральное место занимает тема похудения и специальных упражнений для этого. Причем эти разговоры становятся эмоционально насыщенными.

Также появляется ранимость, любое мнение вызывает непропорциональную, чрезмерную реакцию, которая проявляется и в экспрессии, и в длительности переработки сообщения. Человек буквально застревает на этом.

Дети или подростки начинают стесняться себя, закрывают проблемные, как им кажется, места: определенным образом садятся, покупают другую одежду. 

Помощь бывает нужна почти всегда, когда подросток начинает расценивать свою особенность как дефект и становится одержим этой идеей.

– К кому обращаться в такой ситуации?

– Сначала к педиатру или терапевту, в зависимости от возраста. Вам нужно сообщить об изменении пищевого поведения. Врач оценит, есть ли дефицит веса, обменные нарушения, изменения в формуле крови. У девочек при диетах часто появляются проблемы с менструальным циклом, поэтому иногда требуются консультации более узких специалистов. На это в случае необходимости укажет педиатр.

Можно обратиться сразу и к психиатру. Именно к психиатру, а не к психологу или психотерапевту. Это важно, чтобы определить, есть ли у человека психические расстройства, и, если они обнаружатся, сразу же приступить к лечению.

– Моя дочь столкнулась с проблемой, о которой вы говорите. Ей 16 лет, она начала формироваться как девушка, быстро набирает лишний вес и очень из-за этого комплексует. Стала раздражительной и много плачет. Что вы посоветуете?

– Советы я дам маме. Прежде всего, относитесь к дочери с пониманием. Она должна видеть в обращении к себе не человека, который отвергает ее переживания, а того, кто ей сочувствует и старается понять. 

На поведенческом уровне продемонстрируйте девочке, что ее переживания не пустяк. В любом случае переживания есть, они значимы для человека, чем бы ни были вызваны. Если вы не будете поддерживать дочь и приуменьшите ее проблемы, то только отдалите ее от себя. 

Нужно сказать: «Я вижу, что это тебя сильно волнует». Запомните фразу, это универсальная формула, которая помогает в решении многих проблем подростков. 

Второе: вы должны дать аккуратный посыл, что это не обязательно болезнь, это может быть возрастным этапом.

Но не говорите прямо, что такое бывает почти у всех в этом возрасте, что все девочки так начинают себя воспринимать, иначе есть риск, что ребенок воспримет это как отрицание проблемы.

Скажите, что вы не уверены, но читали, что такое бывает, нужна помощь и есть специалисты, которые помогут. Это настроит на позитивное восприятие помощи.

Затем нужно спросить: «Как ты отнесешься, если мы обратимся к специалистам?» Если ребенок говорит, что хочет пойти к психологу, а не к психиатру, нужно согласиться даже на этот неправильный порядок помощи, но предварительно необходимо поговорить с психологом, чтобы он тоже посоветовал врача.

Надо принять максимально все, что можно, от ребенка. Все его варианты помощи, все его проблемы, тогда он включится во взаимодействие и лечение будет успешным. Какие бы нелепые, на ваш взгляд, доводы ни приводил подросток, их нужно понять и принять без всяких но. Это универсальный совет. Остальное будет решать специалист индивидуально.

– Как нужно вести себя с подростком, чтобы ему в голову не приходили навязчивые мысли об изменении себя?

– Я бы посоветовал всем изначально вдумчиво и бережно относиться к оценочным суждениям касаемо внешности. Иногда даже в семье этого не замечают. Отец может сказать дочери: «Ну, что-то ты разожралась! Доченька, тебе нужно похудеть». И если это еще поддерживается мамой и бабушкой, то у подростка идет понимание, что его отвергают по физическому облику со стороны всей семьи. 

Тут же могут подключаться и учителя, которые говорят: «Вы сейчас сытое поколение. Посмотрите, какие все упитанные». 

Если такое есть, нужно срочно перестраивать общение в семье и школе. Даже если слова не доведут до анорексии, они точно ранят детей и подростков и нанесут психологическую травму.

Вообще нужно избегать оценочных суждений в отношении детей, подростков да и всех людей вокруг. Будьте осторожны с языком! Важно укреплять самооценку человека, отмечая достоинства его поступков. Смотрите на примере.

Мальчик прибрал квартиру. Вы можете сказать: «Какой ты молодец! Какой ты хороший!» То есть вы оцените его личность.

Или вы можете сказать: «Мне так приятно! Я чувствую, что ты очень старался, и квартира выглядит по-другому».

В этом случае человек оценит себя сам. И не станет зависимым от мнения окружающих. Это очень важно.

Отмечайте действия и поступки, которые вам приятны, замечайте в детях хотя бы это.

А еще хорошо, когда к моменту подросткового возраста дети подходят с определёнными интересами в жизни. Тогда у них есть больший ресурс для того, чтобы справиться с различными ситуациями. Чем менее ребенок развит как личность, тем больше он подвержен внешнему влиянию.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector