Евгений Брюн о роли семьи в профилактике алкоголизма

Евгений Брюн о роли семьи в профилактике алкоголизма

m24.ru/Никита Симонов

Почему в Москву возвращаются вытрезвители, опасно ли безалкогольное пиво, как воспитать депрессивного ребенка и можно ли бороться с пьянством в трудовых коллективах. Об этом и многом другом в интервью m24.ru рассказал главный нарколог Министерства здравоохранения РФ Евгений Брюн.

– Недавно было объявлено, что в Москву все-таки вернутся вытрезвители. С чем связано такое решение? В каком формате они вернутся?

– Есть несколько мотивов, почему это происходит. Прежде всего, пьяные всегда есть на улицах. Это люди, которые нарушают правопорядок. И что важно, этих людей находит полиция, вызывает «скорую помощь», которая затем везет их в приемные отделения городских больниц.

То есть эти люди отвлекают сотрудников сразу двух экстренных служб и дезорганизуют работу приемных отделений: поскольку они там какое-то время находятся и трезвеют прежде, чем уйти. В общем, работа получается совершенно несистемная. Поэтому было решено все-таки вернуться к идее вытрезвителей.

Есть хороший опыт в других регионах страны, и так или иначе, оно себя оправдывает.

В городах, где пройдут матчи ЧМ-2018, решили открывать вытрезвители в обязательном порядке

В преддверии чемпионата мира по футболу в Москве и других городах, где будут проходить матчи первенства, решили открывать такие учреждения в обязательном порядке.

Поскольку неизбежно будут пьяные болельщики. Например, за время проведения Кубка конфедераций – более 600 человек было госпитализировано по разным поводам.

В основном это соматические болезни были, но некоторые поводы были связаны и с опьянением.

Сейчас обсуждается вопрос, в рамках какого ведомства это делать: в рамках медицинских учреждений, в рамках соцзащиты или как-то еще.

Понятно, что для медиков это непрофильное занятие, возникает юридический вопрос: на основании чего человека удерживают в течение определенного времени? Поэтому, скорее всего, это не будет в рамках здравоохранения. Сейчас прорабатывается юридическая основа этого проекта.

– Как считаете, сколько там надо держать человека? Как быстро наступает протрезвление?

– У каждого человека этот процесс протекает по-своему. Однако если вспомнить опыт Советского Союза по организации вытрезвителей, это были медицинские вытрезвители в системе МВД, и там удерживали больных примерно до 12 часов. Их в течение дня и вечера собирали по городу, везли в вытрезвители, а утром отпускали.

– Должно ли посещение вытрезвителя быть бесплатным?

– Это по-разному бывает, и какую систему выберет Москва – я пока не знаю. Но в любом случае, я думаю, там наше участие будет. Мы выставим туда свои посты – или фельдшерские, или врачебные – с тем, чтобы не пропустить какие-то серьезные заболевания или осложнения, вызванные опьянением. И что самое главное, будем мотивировать больных на отказ от такого опасного употребления алкоголя.

– Насколько оказались востребованными бригады наркологической скорой помощи, которые запустили в рамках эксперимента? Много ли выездов сделали? Планируете ли как-то тиражировать этот опыт на всю Россию?

– Мы будем тиражировать этот опыт на Россию обязательно, но пока мы еще ждем нормативной базы для организации такой помощи: каждое действие медиков требует юридической проработки. Пока трудно оценить конкретные сроки, но я думаю, что к осени должно быть.

Евгений Брюн о роли семьи в профилактике алкоголизма

m24.ru/Никита Симонов

– Вы говорили о создании в ТиНАО большого наркологического центра. Какова судьба этого проекта?

– Уже выделено помещение для диспансера, там сейчас идет процедура передачи его в нашу юрисдикцию. Осталось оформить документы, и мы сможем приступить к организации диспансера. Выделенная под эти цели площадка находится в Троицком районе. Там хорошая логистика, это место доступно практически для всех жителей ТиНАО, так что я думаю, что все будет удачно.

– Сколько пациентов сможет принимать этот центр?

– Там ведь развивающаяся территория, и каждый год население будет прибывать. Насколько я знаю, общая численность планируется до 2 миллионов жителей. Центр сможет удовлетворить потребность такого количества людей.

Пока только один диспансер устраивается, поскольку население еще не очень большое, и, преимущественно, разбросано по малым городам и поселкам. В любом случае, есть нормативы Минздрава по количеству врачей и так далее.

Мы неизменно будем им следовать.

По состоянию на конец первого полугодия 2017 года, в Москве состоят на учете 84,7 тысячи человек с алкогольной или наркотической зависимостью. В 2016 году этот показатель составлял 95,6 тысяч.

Годом ранее на учете состояли 119,4 тысяч человек, а в 2014 году количество пациентов достигало 128,9 тысяч.

При этом за первые шесть месяцев 2017 года на учет у наркологов были поставлены 5,2 тысяч человек, тогда как в 2016 году этот показатель был в три раза выше – 16,6 тысяч человек, а в 2015 году на учет встали 17,8 тысяч человек.

– Евгений Алексеевич, есть ли в Москве проблемы с нелегальными клиниками по лечению наркомании, алкоголизма? И чем могут быть опасны такие клиники?

– Дело в том, что по закону (N 3-ФЗ, закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» – m24.ru), лечение больных наркоманией может происходить только в государственной системе и в муниципальной системе здравоохранения. А вот реабилитация уже может происходить в любых организациях, независимо от формы собственности.

«Противозаконной деятельностью занимаются практически все реабилитационные центры»

К сожалению, эта норма не работает, и противозаконной деятельностью занимаются практически все так называемые реабилитационные центры. Мы сейчас планируем как-то привести эту ситуацию в порядок.

Сейчас Совет Федерации рассматривает один из предложенных нами законопроектов, согласно которому должны быть уравнены в правах государственные и негосударственные системы здравоохранения в части лечения больных наркоманией.

Во-первых, это улучшит доступность медицинской наркологической помощи населению.

Во-вторых, тогда все клиники, занимающиеся реабилитацией таких пациентов, обязаны будут иметь медицинскую лицензию и соблюдать все нормативные документы Минздрава, что для нас очень важно.

Есть и еще один важный аспект: противодействие сектам. Организовать помощь наркозависимым и поставить заслон против сектантства в стране – это две взаимосвязанные задачи.

Дело в том, что наши больные очень часто попадают в руки сектантов, а их психология такова, что у них очень легко формируется зависимость к чему угодно: к наркотикам, к сектам, к каким-то другим идеям.

Поэтому чтобы отсечь вот эти неблагоприятные процессы, нам представляется, что нужно законодательно это все разрешить для всех, но иметь лицензию и выполнять соответствующие нормативные документы Минздрава.

«Мы берем генетический анализ и даем рекомендации по воспитанию детей»

– Специалисты вашего центра разрабатывали методики воспитания депрессивных детей. Как продвигается эта работа?

– Я уточню: это называется персонифицированная медицина.

Мы берем генетический анализ, выявляем индивидуальные особенности биохимии головного мозга, и после этого даем рекомендации по воспитанию детей, которые имеют факторы риска отклоняющегося поведения.

В том числе депрессивных детей, конституционально депрессивных, в том числе детей, у которых высоки риски по зависимому поведению. Эти рекомендации мы выдаем родителям.

Мы считаем, что это наши пионерские работы в стране, да собственно и в мире: нигде прежде так вопрос не стоял. Это своеобразный мостик от персонифицированной медицины к персонифицированной педагогике, потому что дети все разные, они требуют разных подходов в воспитательном и образовательном процессе.

– Получается, в каждом случае родители получают индивидуальные рекомендации под конкретного ребенка?

– Конечно. Более того – такой же подход необходим и в образовательной системе. Понятно, что когда речь идет о большом количестве учащихся, то без стандартизованных программ не обойтись. Но этого вида бывает недостаточно: не все дети усваивают эти стандартизованные программы, особенно в первом классе.

Вот представьте себе ситуацию: ребенок 6–7 лет приходит в школу, на полчаса его обездвиживают – и он поэтому не воспринимает информацию.

Порог восприятия у него достаточно высокий, потом он становится изгоем у учителей, у соучеников, у родителей, и как следствие, выпадает из воспитательного и образовательного процесса.

А таких детей, особенно первоклашек, порядка 30%, и эти дети требуют другого воспитания. Может быть, другой организации образовательного процесса.

Я помню, в одной школе мне очень понравился подход учителей: они для первоклашек выстилают матами коридор, и дети на переменах бесятся, привыкают больше двигаться. Действительно, есть дети, которые в движении или через двигательную активность лучше усваивают материал. Этим тоже надо пользоваться.

“Все равно 2% населения будут страдать алкоголизмом с психическими расстройствами”

– В последнее время стало очень много появляться рекламы безалкогольного пива, средств от похмелья. Как считаете, подобная продукция увеличивает интерес к употреблению спиртного? Насколько этично рекламировать безалкогольное пиво?

– Я думаю, что тут страха особого нет, к чему ханжество? И так понятно, что люди знают, что такое пиво, рекламируется оно или не рекламируется. Другое дело – что уже в других передачах, в образовательных каких-либо форматах нужно рассказывать, какое пиво можно пить, какое пиво нельзя пить.

Что же до самого безалкогольного пива, то, собственно, алкоголь там присутствует в исчезающе малых дозах, поэтому вреда от такой жидкости немного. Так что я не вижу здесь большой проблемы.

Ну да, конечно, привлекает внимание, но на каждом шагу, выйдя в город, мы встречаемся с алкогольной продукцией, поэтому чего уж говорить про телевидение.

Евгений Брюн о роли семьи в профилактике алкоголизма

m24.ru/Никита Симонов

– А велика вероятность, что человек с безалкогольного пива перейдет на алкогольное?

– Практически абсолютно так и будет происходить. И избежать этого невозможно. Весь мир – реклама того или иного поведения, тех или иных продуктов. На телевидении все время идут передачи о питании, и это очень здорово: людям объясняют, что можно есть, что нельзя, как готовить.

Читайте также:  «Плохой» холестерин не мешает жить долго

Но мы почему-то ханжески не говорим об алкоголе и не учим людей правильно пить. Какие риски при употреблении алкоголя, что такое злоупотребление алкоголем? У нас есть маркер на злоупотребление, мы можем любого человека проверить и сказать, правильно он пьет или не правильно.

Переходит он границу злоупотребления или не переходит. И дать какие-то рекомендации по употреблению.

Дело в том, что все равно 2% населения будут страдать алкоголизмом с психическими расстройствами. Мы сейчас работаем в соматических больницах, выявляем там лиц, которые злоупотребляют алкоголем.

И стабильно 15% больных – это люди, которые получили свои соматические заболевания, неврологические заболевания в связи со злоупотреблением алкоголем. Вот об этом надо рассказывать, в конце концов, учить.

Какие-нибудь воинствующие трезвенники меня осудят, но если государство продает какой-то продукт, оно должно научить этим продуктом пользоваться.

“Напишите на бутылке, с чем это пить, чем это закусывать, какие последствия. Нужно просвещать народ”

Есть смешные картинки о том, что нельзя сушить кошек в микроволновке, есть информативно-наукообразные инструкции к какому-то продукту, который выпускается. То же самое должно быть с алкоголем. Напишите на бутылке, с чем это пить, чем это закусывать, какие последствия у вас будут при такой-то дозе и так далее. Нужно просвещать народ.

– Планируете ли создать курсы по культуре пития? Может быть, какие-то беседы в трудовых коллективах?

– Это очень хороший вопрос. Мы работаем в школах, как вы понимаете. Мы не учим пить алкоголь, поскольку это несовершеннолетние, но мы рассказываем о возможных последствиях для людей, которые употребляют алкоголь.

Мы всегда говорим, что человеку, злоупотребляющему алкоголем, в будущем грозит слабоумие, припадки, потеря карьеры, семьи и так далее.

То же самое про наркотики: мы что-то рассказываем в негативном отношении, учить правильно употреблять наркотики, как вы понимаете, противозаконно.

Теперь про трудовые коллективы. К сожалению, работодатели и профсоюзы очень неохотно с нами сотрудничают.

Я могу назвать, пожалуй, единственный крупный завод, который с нами серьезно сотрудничает: это Новолипецкий металлургический завод.

Во-первых, мы выявляем людей, которые злоупотребляют алкоголем, и с ними работаем, стараемся снизить планку потребления алкоголя. Во-вторых, мы учим рабочих безопасному употреблению алкоголя.

– То есть, вы можете обучать сотрудников любого коллектива, если начальство или профсоюз изъявят такое желание?

– Безусловно, да. И мы как раз на всех встречах с бизнесменами рассказываем, насколько это важно. Ведь сохраняя своего сотрудника, они сохраняют его семью, благополучие его детей, и так далее до масштаба страны. Ведь если сотрудник злоупотребляет, то страдает не только производство или он сам – но и его семья. Так что это очень важная работа.

– В Москве есть много программ помощи наркозависимым, но, как правило, о них знают лишь пациенты вашего центра. Планируете ли создать по западному образцу некий институт наставничества?

– Безусловно, это одно из важнейших направлений наркологии. У нас очень много выздоравливающих ребят, которые берут на себя такое социальное служение, они сопровождают наших больных, которые выходят из клиники, помогают им удержаться в трезвости.

Если бывают какие-то обострения, они их возвращают к нам обратно. Мы это наукообразно называем «создание лечебной субкультуры выздоравливающих». Наиболее социально активная часть наших больных, которая работает в населении – это анонимные алкоголики, анонимные наркоманы.

Они развешивают свою информацию, в поликлиниках, в аптеках, мы с ними очень активно сотрудничаем.

– Вы их как-то обучаете, помогаете им?

– Да, а как же? Конечно. Есть такая философия, я ее отчасти разделяю: «Мы неизлечимо больны, поэтому мы выздоравливаем всю оставшуюся жизнь».

Как врач-психиатр я понимаю, что болезнь можно остановить, но факторы риска, которые привели к заболеванию – особенно генетические факторы риска – они, конечно, остаются с больным на всю оставшуюся жизнь.

И мы рассказываем им, как помочь такому человеку, как помочь ему адаптироваться к заболеванию, к его возможным обострениям. И не просто бросить алкоголь или наркотики, но и остаться без них навсегда.

Беседовал Виталий Воловатов

Главный нарколог Евгений Брюн назвал алкоголизм психическим заболеванием — МК

На эти и другие вопросы в преддверии Нового года читателям «МК» отвечает главный психиатр-нарколог Минздрава России, директор Московского НПЦ наркологии, д.м.н., профессор Евгений БРЮН.

«Отравиться можно даже качественным алкоголем: все дело в дозе»

— Евгений Алексеевич, главный праздник в году, наверное, доставляет наркологам немало хлопот. Можно ли отравиться качественным спиртным?

— Конечно можно, если в организме человека не хватит ферментов для переработки излишков выпитого алкоголя. Все люди разные: один может позволить себе и пол-литра крепкого спиртного — и ничего.

А другому, чтобы отравиться, достаточно и половины этого объема: есть люди со сниженной ферментативной системой. В первую очередь это говорит о том, что у разных людей скорость протекания биохимических процессов в организме разная.

И алкоголь усваивается, расщепляется и выводится из организма неодинаково. У одного, особенно часто выпивающего, переносимость алкогольного отравления выше, чем, например, у начинающего выпивать.

Но и для постоянно пьющего, а особенно для алкоголика, излишняя доза представляет опасность. У таких людей ломается механизм ферментативной защиты, и излишняя доза может стать смертельной в жизни.

— Каковы симптомы отравления алкоголем, на что обратить внимание? И как помочь человеку в этом случае? Надо ли вызывать врача и куда обращаться?

— Главные признаки сильного отравления — рвота, потеря сознания, кома, когда человек ни на что не реагирует. В таких случаях врача надо вызывать немедленно, потому что сильно перебравший может умереть. Это должны сделать окружающие — сам отравившийся алкоголем себе уже не поможет.

Сегодня такую помощь оказывают в токсикологических отделениях крупных многопрофильных больниц и в наркологических клиниках: там капельно либо через катетер введут лекарства, используют другие способы лечения и очищения организма от ядов. При необходимости больного переведут на искусственное дыхание.

Главное — не запоздать с такой помощью.

— Вы сами однажды сказали, что в новогоднюю ночь у вас всегда аншлаг. Какова ситуация сегодня?

— Если говорить о Москве, то в последние годы в три раза стали меньше пить и только за последние два года на 30% сократилось число отравлений алкоголем.

Естественно, и к нам с таким диагнозом в последние годы стали поступать реже. Объяснение простое: в столице появилось немало мест, куда можно пойти, где развлечься, не прибегая к алкоголю.

Многие из молодых ведут здоровый образ жизни, занимаются спортом.

— Цифры страдающих алкоголизмом в России, конечно, условные: точного учета таких больных никто не ведет…

— Цифры, конечно, условные. Они применимы лишь для больших городов. В малых городах, до 30 тысяч населения, и в деревнях такого учета вообще не ведется.

— Но как отличить пьяницу от человека, просто систематически выпивающего, чтобы «снять усталость после работы», «успокоиться после стресса», «отметить удачу» и др.? Как понять, привычка это или уже болезнь?

— Самое главное отличие при алкоголизме — патологическое влечение к спиртному, именно это и превращает привычку к выпивке в болезнь. Сперва человеку просто нравится по случаю пропустить рюмку-другую. Затем перед выпивкой он предвкушает радость расслабления, хорошего настроения, эйфорию.

Вот так постепенно влечение к спиртному переходит в привычку, у человека появляется не только психологическая, но и физическая потребность выпивать. И алкоголя, чтобы ее удовлетворить, требуется все больше.

Со временем потребность превращается в зависимость, когда без алкоголя человеку обойтись бывает трудно и даже невозможно.

Евгений Брюн о роли семьи в профилактике алкоголизма Михаил Ковалев

— А синдром похмелья — это и есть та самая зависимость? Но после длительного вечернего застолья многие «поправляют здоровье» именно стопкой водки.

— Абстинентный синдром (на языке врачей — синдром отмены) присущ только больным алкоголизмом. После принятой накануне ударной дозы спиртного у человека, естественно, происходит отравление организма. И утром он чувствует себя отвратительно, потому и старается как можно быстрее поправить свое здоровье очередной дозой.

Если он делает это систематически, значит, проблема уже есть. Ведь человек, не злоупотребляющий спиртным, если перебрал накануне, наутро испытывает к спиртному отвращение из-за интоксикации организма. Алкоголик же, напротив, испытывая ту же интоксикацию, вопреки здравому смыслу стремится как можно быстрее опохмелиться.

В этом разница.

К тому же при приеме небольшого объема алкоголя самочувствие действительно улучшается. Но ненадолго. И пить в этом состоянии ни в коем случае нельзя, так как в организме еще сохраняются остатки интоксикации, и будет еще хуже. Крепко пьющий малой дозой спиртного не ограничится.

Такой человек будет пить и дальше, причем не контролируя себя, вплоть до потери памяти в буквальном смысле слова. Характерные признаки абстинентного синдрома — чувство недомогания, сердцебиение, потливость, дрожание рук или общее подергивание тела. Очень часто — повышенное кровяное давление. Иногда тошнота или рвота, причем именно в состоянии воздержания.

В более далеко зашедших случаях — тревожный сон с кошмарными сновидениями.

Читайте также:  Чем заняться на новогодних каникулах: движение

«Самый опасный яд — продукты распада спиртного»

— Евгений Алексеевич, по статистике, мужчин, скатывающихся в алкоголизм, и сегодня намного больше, чем женщин. Но женщины сейчас и в этом берут реванш. Виноваты сами представители слабого пола или «вмешивается» их физиология?

— Да, мужчин, зависимых от спиртного, в России больше. Так было и 20–30 лет назад. Правда, в последние годы доля зависимых от алкоголя женщин стала расти. Причем в алкогольные сети чаще попадают молодые особы.

Их еще не сформировавшийся организм попадает в химическую зависимость быстрее, отсюда и более быстрое развитие симптомов болезни, и более тяжелые последствия.

Чем раньше девушка начинает пить алкоголь, тем быстрее попадает в алкогольную ловушку.

— Известно, что постоянно пьющие в результате деградируют. Но иногда настолько, что видно невооруженным глазом: у них тупеют лица, становится отрешенным взгляд, примитивной речь… Внешне алкоголики становятся похожими друг на друга, как близкие родственники, причем одного возраста. Может, эти люди генетически предрасположены к алкоголизму?

— Генетика тут ни при чем. Каких-то типов личности, фатально обреченных стать алкоголиками, нет. Могут влиять некоторые черты характера, которые занимают в личности ведущее положение. Например, отсутствие или слабость самоконтроля.

В психиатрии есть такое понятие: неустойчивый, податливый характер: люди сильнее других подвержены влиянию окружающих, чаще меняют свое мнение. Они быстрее других признают свои ошибки, но так же быстро могут опять «ошибаться».

По мнению наркологов, именно такие люди больше других склонны к неконтролируемому потреблению алкоголя.

А в том, что злоупотребляющие спиртным становятся похожими друг на друга, виновата алкогольная интоксикация. У постоянно пьющих развивается алкогольный полиневрит: отечность и атрофия мышц лица. Появляется характерная синюшность лица. В результате индивидуальные черты сглаживаются, неопределенным становится и возраст.

— Считается, что алкоголик еще и психически больной человек. Так ли это?

— Конечно. Алкоголизм — это хроническое психическое заболевание.

У человека в результате длительного неконтролируемого пьянства развивается не только патологическое влечение к спиртному, болезненная от него зависимость, но и рискованное поведение. Он все время ищет приключений на свою голову.

И находит! Свои поступки он контролировать может лишь до тех пор, пока не достигает состояния алкогольного психоза, — тоже, кстати, весьма закономерное следствие развития болезни.

Объективно. Продукты распада алкоголя — самый главный и опасный яд. Он считается нервным ядом, способным изменить биохимию мозга у человека, привести к ряду изменений в головном мозге. Главные из них — слабоумие и припадки.

Мало кто из обывателей знает, что в нашем организме наряду с ферментами, которые способствуют расщеплению выпиваемого спиртного, есть и небольшое количество своего алкоголя.

Если образуется его избыток, он накапливается в крови, мозговой ткани, в спинномозговой жидкости и начинает воздействовать на центральную нервную систему. Регулярное злоупотребление спиртным приводит к дефициту в организме некоторых органических соединений, в частности, гормона адреналина.

Как следствие такого дефицита — подавленное настроение, снижение работоспособности. Прием очередной порции алкоголя сперва стимулирует синтез организмом этих веществ. Человек чувствует себя бодрым и работоспособным. Но это — иллюзия.

Спустя небольшое время в организме вновь образуется дефицит этих веществ, падает уровень адреналина. Круг замыкается. Для повышения уровня адреналина требуются все большие дозы допинга. Этот биохимический механизм и приводит человека к запоям.

По мнению специалистов, весь путь от заболевания алкоголизмом до конца (до смерти) в среднем составляет всего лет двадцать. Болезнь проходит несколько стадий.

На первой, начальной, неконтролируемое влечение к алкоголю вроде бы уже есть, но устойчивый синдром похмелья еще не развился. Трудно решить: алкоголик перед тобой или просто человек пьющий.

Да такие люди и к врачам не обращаются, поэтому алкоголики первой стадии на учете практически не стоят.

А вот у больных второй стадии похмельный синдром уже очевиден, со всеми присущими этому типу физическими и неврологическими нарушениями. Только одни пьют с перерывами, другие каждый день.

Евгений Брюн о роли семьи в профилактике алкоголизма Геннадий Черкасов

При третьей стадии заболевания человеку уже трудно устоять перед соблазном напиться, появляются психозы, явные признаки деградации личности. Причем пьют такие граждане уже немного: больших доз алкоголя они уже не переносят.

Но и от малых доз похмелье у них крайне тяжелое. Возраст таких больных под 50 или чуть за 50. Увы, при наличии физических осложнений они умирают быстро. Поэтому и на учете больных с третьей стадией алкоголизма гораздо меньше.

«Будем пить как французы и немцы»

— Понятно, что на разные народы алкоголь действует по-разному. Скажите, Евгений Алексеевич, что в этом плане характерно для русских?

— У русских устойчивость к алкоголю такая же, как и у других европейских народов. И те, кто говорит о «традиционном русском пьянстве», мягко говоря, ошибаются, А попросту — врут. Вплоть до ХХ века Россия была страной крестьянской, а крестьяне пили спиртное только по случаю больших праздников, свадеб, окончания уборочной страды.

Справка «МК»

Среднедушевое потребление алкоголя в России (с учетом стариков и младенцев) сегодня составляет, в пересчете на чистый спирт, 12,8 литра в год (шесть лет назад приходилось 18 литров!). Так что прогресс налицо. В этом плане мы сравнялись с французами и немцами.

Российские мужчины, как и их соплеменники за рубежом, пьют больше женщин.

Но современные россиянки сегодня, как и во всем, в выпивке тоже берут реванш: если еще 20–30 лет назад на 7 пьющих мужчин приходилась одна пьющая женщина (соотношение было 7:1), то сегодня уже на четырех пьющих мужчин приходится одна женщина (соотношение 4:1).

Для сравнения, в Финляндии и Швеции среднедушевое потребление алкоголя (с учетом стариков и младенцев) сегодня составляет, в пересчете на чистый спирт, чуть больше 6 литров в год.

По заключению экспертов ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), уже при достижении потребления 8 литров в год наступает необратимое изменение генофонда нации.

Согласно исследованиям, не менее трети детей, рожденных женщинами-алкоголичками, страдают различными формами врожденной умственной отсталости.

— Какая грустная статистика. Излечимо ли заболевание под названием «хронический алкоголизм»?

— Это все равно что спросить: излечима ли гипертония, диабет и другие хронические болезни. Конечно нет. С этим заболеванием человеку придется жить всю жизнь. Но жить! Только при этом не пить алкоголь. Вернуться к доболезненному контролируемому потреблению спиртного не получится.

Но сохранить свой ум, себя как личность, такой человек может. Наркологическая служба в нашей стране работает, и возможности для лечения у наших граждан есть, по крайней мере в областных центрах и крупных городах. Сегодня так и поступают решившие отказаться от спиртного.

Многие объединяются в своеобразные «кружки по интересам», анонимных трезвенников, помогая друг другу словом и делом.

  • — И сколько лет добавят себе те, кто встанет на трезвый «путь исправления»?
  • — Минимум 10, а то и 15 лет.
  • — Нужен ли в нашем государстве закон по борьбе с алкоголизмом наподобие закона по борьбе с курением?

— Возможно, и нужен. Но в России уже принята антиалкогольная концепция (до 2020 года). Надо ее только выполнять.

Пользуясь случаем, всех сотрудников и читателей «МК» я поздравляю с Новым годом! Давайте получать удовольствие не химическим путем!

Представители Церкви и государства обсудили вопросы реабилитации людей с алкогольной зависимостью / Новости / Патриархия.ru

4 декабря 2021 г. 15:11

В Комитете Совета Федерации по социальной политике прошел круглый стол «Реабилитация родителей, имеющих проблемы с алкоголем, и профилактика расстройств, вызванных его избыточным употреблением».

Мероприятие состоялось по инициативе Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Марии Львовой-Беловой.

 В круглом столе приняли участие представители профильных департаментов Министерства внутренних дел, Министерства здравоохранения, Министерства труда и социальной защиты, Министерства просвещения России, Русской Православной Церкви, некоммерческих организаций, а также детские омбудсмены, эксперты, специалисты ряда регионов России. 

Участники круглого стола обсудили формы работы с родителями, имеющими алкогольную зависимость, и форматы сотрудничества государственных социальных служб и социально ориентированных НКО в направлении помощи семьям.

Также были представлены методики комплексной реабилитации, наиболее успешно реализуемыми в регионах.

Свои предложения о помощи таким семьям внес руководитель Координационного центра по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Валерий Доронкин. 

«Одна из проблем, которую необходимо решать — это преодоление чувства беспомощности у специалистов, работающих с семьями, где есть дети и зависимые родители. Часто кажется, что им помочь нельзя, но это не так.

Поэтому необходимо собирать положительный опыт работы с такими семьями, и показывать этот опыт в виде учебных фильмов, методических материалов, рассказывать о нем на профессиональных встречах», — отметил во время выступления Валерий Доронкин.

В ходе круглого стола представитель Синодального отдела по благотворительности предложил обобщить судебный опыт по принятию решения о лишении родительских прав родителей с алкогольной зависимостью.

«Важно понять, какую роль играют судьи в том, чтобы все-таки ребенка из семьи не изымали, а чтобы побудить родителей пройти лечение, реабилитацию.

Такой опыт нужно собрать, обобщить и представить тем специалистам, которые работают в органах опеки, в судебной системе и в комиссиях по делам несовершеннолетних», — сказал В. Доронкин.

Алкогольная зависимость родителей — одна из ведущих причин социального сиротства, ограничения и лишения родительских прав, подчеркнула Уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка Мария Львова-Белова.

Читайте также:  Маргеланская редька: польза и возможный вред

«Если мы хотим, чтобы дети жили в родном доме, то все стороны должны делать свой вклад в решение этой проблемы. Не только врачи. Этой темы многие стесняются, обходят стороной. Я не вижу причин замалчивать, когда дело касается жизни, здоровья, будущего тысяч детей.

Надо создавать перспективы, а не закрывать двери», — отметила Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка. 

Она акцентировала внимание участников круглого стола на нескольких направлениях работы по профилактике и реабилитации родителей с алкогольной зависимостью.

В частности, на проблеме злоупотребления алкоголем мамами до или во время беременности. «Дети, страдающие фетальным алкогольным синдромом — это страшно.

Они могут практически всю жизнь ощущать на себе последствия интоксикации», — подчеркнула детский омбудсмен.

Мария Львова-Белова предложила провести в следующем году с участием уполномоченных по правам ребенка и при поддержке экспертов мониторинг систем профилактики и реабилитации родителей с алкогольной зависимостью.

«Чтобы возникло понимание, в каких направлениях двигаться. Например, привлекая благотворительные организации.

Такой опыт уже есть в Тверской, Астраханской областях, Республике Татарстан», — сказала Уполномоченный при Президенте РФ.

Вопросы наследования детьми пьяного образа жизни их родителей затронул главный внештатный специалист, психиатр-нарколог Министерства здравоохранения России Евгений Брюн. «Все, что происходит в семье ребенка до пятилетнего возраста, определяет его систему поведения, систему психических реакций, всю его дальнейшую жизнь.

И если он видит нетрезвого отца, то повзрослев, он, скорее всего, будет вести себя точно так же. Поэтому работа с семьей, широчайшая пропаганда неприятия алкоголя — важнейший залог будущей трезвой жизни этих людей.

Это не значит, что это абсолютное лекарство от будущего пьянства, но это значительно снизит вероятность этого события», — сказал Евгений Брюн. 

В завершение круглого стола заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Ольга Хохлова сообщила, что все предложения, прозвучавшие на заседании, будут включены в общую резолюцию круглого стола и направлены в регионы для использования в работе. 

Сегодня в России действуют более 600 православных организаций и проектов, которые помогают алкоголезависимым и их родственникам преодолеть зависимость.

В Синодальном отделе по благотворительности с 2011 года работает Координационный центр по противодействию алкоголизму и утверждению трезвости.

Открыта бесплатная церковная служба помощи: по номеру телефона 8-800-775-36-26 можно получить информацию о центрах реабилитации, обществах и группах трезвости на территории России, Украины, Белоруссии и Казахстана.

Диакония.ru/Патриархия.ru

Петербургские врачи: «Тихие алкоголики» любят леденцы и часто плачут › Статьи и новости › ДокторПитер.ру

«Под градусом» — треть пациентов «скорой помощи» 

По мнению главного нарколога Минздрава Евгения Брюна, человек начинает злоупотреблять, выпивая по рюмке любого крепкого напитка в день.

Уже через месяц таких возлияний, считает Брюн, печеночный маркер покажет характерную картину, а погибают люди в основном от остановки сердца.

«Пришел домой, выпил стакан водки, заснул, а через 20 лет — смерть», — так главный нарколог охарактеризовал «тихого алкоголика». 

— С заявлением Брюна я согласиться никак не могу, — говорит питерский врач, психиатр и нарколог Сергей Зиновьев. — Потому что нет классификации алкоголиков на тихих и буйных, тайных и явных. Может быть тайный инфаркт или тайный коронавирус? Бессимптомный алкоголизм трудно себе представить. Поэтому само утверждение некорректное.

В Петербурге проводили несколько исследований, которые дают более-менее объективную картину по реальному количеству людей, регулярно употребляющих алкоголь. Регулярное до такой степени, что оно становится пагубным, с вредными последствиями: при пагубном употреблении негативные последствия неминуемы.

Они могут быть медицинские (гипертонический криз, сердечный приступ), социальные (развод, утрата работы), психологические (ссоры, конфликты). Следующая стадия — уже зависимость. Так вот, в НИИ скорой помощи им.Джанелидзе, который порой принимает около двухсот пациентов в сутки, анализировалось влияние роли алкогольного фактора на структуру поступающих.

И полученные данные близки к цифре Брюна — не менее трети пациентов находились в алкогольном опьянении. Но речь идет не о доказанном алкоголизме, а о том, что человек, к примеру попал в ДТП в пьяном виде или был ограблен и получил по голове, возвращаясь с веселой пирушки.

Если учитывать, что помимо НИИ скорой помощи, в Петербурге работает еще несколько крупных многопрофильных больниц, куда поступают по скорой, то получаются большие цифры. Я как доктор, расцениваю их так — вклад алкогольного фактора в плохое состояние здоровья петербуржцев очень высокий.

В России фиксируют уменьшение числа злоупотребляющих спиртным — по данным ВОЗ, примерно на 40%. Но это «средняя температура» по стране.

Потому что есть регионы с почти нулевым употреблением алкоголя (Чечня, Дагестан), а есть области, где показатели зашкаливают (Магадан, Заполярье).

Кстати, по словам специалистов, в депрессивных регионах пьют гораздо меньше, чем в благополучных мегаполисах — просто потому, что нет денег на выпивку.  

Женщины прячутся и все отрицают

Среди «тихих алкоголиков» немало женщин, которые, боясь общественного мнения («Ты ж мать!») скрывают свою зависимость. Потому женщина может пить тайком годами, не обращаясь к специалистам. Как правило, все начинается со слабоалкогольных напитков — банки пива или бокала вина.

В группе риска — несовершеннолетние девочки, разведенные и одинокие женщины, вдовы и женщины, которые начали пить за компанию с мужьями-алкоголиками.

По словам психолога Виктории Калашниковой, женщина, скрывающая свое пристрастие, долго даже себе в алкоголизме не признается, потому что в отличие от мужчины, у нее совершенно нет критичного отношения к себе и своему состоянию.

В результате, сказать ей о том, что она больна, убедить остановиться и начать лечение некому – никто об этом просто не догадывается, а сама себе она в зависимости не сознается. 

В Городскую наркологическую больницу попадают в основном, те, кто употребляет некачественный алкоголь, или уже не впервые обратившиеся за помощью. Они относятся к этому событию, как к досадному недоразумению. И даже здесь свою зависимость отрицают. Когда психолог спрашивает: «С какой проблемой вас госпитализировали?», отвечают: «Нога болит»…

— «Тихие» алкоголики потому и тихие, что никогда не буянят, не устраивают скандалов, ведут себя чинно-мирно. — говорит социальный психолог Ольга Варламова. — Среди них много образованных и обеспеченных людей.

Я знаю директора одной крупной питерской компании, который каждый день начинает с бокала виски. Обедает он в баре — «кушает» виски. Причем, виски запивает пивом, аргументируя это тем, что у них одна природа происхождения — солод.

Человек, видимо, понимает свою проблему, потому что раз в год он ложится в чешскую клинику, «чистит» организм, и продолжает пить в прежнем режиме. Он ведет деловые переговоры, проводит совещания с сотрудниками, ездит в командировки.

Коллеги, конечно, в курсе «страсти» своего начальника и даже дарят ему на дни рождения алкогольные подарки (других он не приемлет). Но все тайное всегда становится явным. 

  • Тест от «Доктора Питера» 
  •  Вы «тихий алкоголик», если: 
  • —  из-за трясущихся рук часто получаете микротравмы и самопорезы (режете лицо при бритье, пальцы при готовке пищи) — требуется опохмеление на второй день, организм требует привычной концентрации алкоголя в крови, что выражается в громадных физических и моральных страданиях — становитесь жертвой самого разного травматизма — бытового, криминального, производственного, дорожного — все чаще пропускаете работу по малоуважительным причинам или без них — часто плачете и страдаете перепадами настроения — используете сильный парфюм, постоянно жуете жвачку и сосете леденцы, чтобы скрыть характерный запах изо рта — пьете в одиночестве и вообще стремитесь остаться наедине со своей «бутылочкой» — пьете по «нарастающей» — переходите на более высокоградусные напитки, потому что они кажутся «вкуснее» — испытываете безудержную радость при виде алкоголя и предвкушаете процесс возлияния  — не нуждаетесь в закуске, достаточно главного «блюда»
  • — ради спиртного готовы на «подвиги» — это называется гипертрофированная извращенная воля («Я видел человека, который так хотел выпить, что он в апреле перебежал в ледоход Волгу», — приводит в пример такого «волевого» алкоголика Сергей Зиновьев)
  1. Вы пьяница, если:
  2. — любите компании и тосты — всегда хорошо закусываете — не страдаете синдромом отмены, который иначе называют абстиненцией или  алкогольной ломкой (руки трясутся, голова болит, нарастают тревожность, нарушения сна) — не опохмеляетесь — на второй день алкоголь вызывает отвращение («синдром второго дня»)
  3. — пьете больше безопасной дозы, установленной ВОЗ.
  4. Справка: 

По критериям ВОЗ безопасная доза для здорового мужчины весом примерно 80 кг в возрасте от 18 до 60 или 65 лет это 5, а для женщин — 4 стандартные дозы в сутки. Стандартная доза — это 30-граммовая рюмка водки, бутылка пива объемом 0.33, бокал вина сухого — 120 г.

То есть мужчина может выпить за неделю чуть меньше бутылки водки (420 г), а женщина — менее половины бутылки водки — 210 г или 840 г сухого вина. Весь спирт, полученный организмом сверх этих доз, уже оказывает токсический эффект.

Но, как предупреждает читателей «Доктора Питера» профессор Евгений Крупицкий, заместитель директора по науке и руководитель отдела наркологии НМИЦ им. В.М.

Бехтерева, надо помнить, что с ядом — как с радиацией, никогда не знаешь, в каком объеме он способен навредить конкретному организму, поэтому несмотря на то, что теоретически установлена граница «безвредности», абсолютно безопасных доз не существует.

© ДокторПитер

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector