Стали известны три условия для лечения COVID-19 на дому

Больные COVID-19 при лечении дома должны принимать назначенные врачом лекарства, пить много витаминизированной жидкости, есть фрукты, богатые витамином C и спать преимущественно на животе, чтобы повысить показатель насыщения крови кислородом — такие советы дала заведующая инфекционными отделениями инфекционной клинической больницы №2 Мария Мясникова.

Определенные на домашнее лечение люди, инфицированные коронавирусом COVID-19, должны неукоснительно принимать все назначенные врачом лекарства, а также пить много витаминизированной жидкости — рассказала заведующая инфекционными отделениями инфекционной клинической больницы №2 Мария Мясникова.

Кроме того, по ее словам, больные должны помнить, что в лечении важно потребление фруктов, богатых витамином C, передает Агентство городских новостей «Москва».

«Первое и самое важное — это точное соблюдение рекомендаций и назначений врача. Обязательно оставаться дома и принимать лекарственные препараты, назначенные врачом. Мы знаем, что для того, чтобы снизить температуру, организм должен испарить жидкость. При новой коронавирусной инфекции обязательно обильное питье», — указала специалист.

Также, по словам инфекциониста, нужно лежать преимущественно на животе, чтобы повысить показатель насыщения крови кислородом на две-три единицы, ведь, когда человек лежит на спине, у него уменьшается дыхательный объем легких.

Касательно физических упражнений в ходе процесса выздоровления, врач призвала делать дыхательную гимнастику – но очень дозированно, и больше отдыхать, а серьезные физические нагрузки категорически исключить.

Стоит отметить, что даже при отсутствии симптомов пациентам с коронавирусом может понадобиться лечение в больнице. Об этом рассказала пульмонолог Анна Власова.

По словам врача, главной опасностью является двусторонняя пневмония, которая может развиваться даже при нормальном самочувствии. Двустороннее поражение может вызвать острый респираторный дистресс-синдром.

«Этот синдром может развиться буквально за несколько минут, и человеку понадобится подключение к ИВЛ и реанимационное лечение», — сказала Власова.

Пульмонолог добавила, что особенно опасны шестые-восьмые сутки заболевания — из-за цитокинового шторма. Это период, когда больше всего пациентов погибает из-за несвоевременного лечения.

Власова также призвала переболевших дополнительно обследовать легкие, чтобы не пропустить опасные осложнения, пишет «Вечерняя Москва».

Ранее инфекционист Лилия Баранова рассказала «Газете.Ru», что лечиться от COVID-19 с помощью препаратов необходимо при любой форме заболевания, кроме бессимптомной.

Так она прокомментировала слова телеведущего и врача Александра Мясникова о том, что коронавирусная инфекция «в большинстве случаев проходит сама» и не требует принятия препаратов.

Баранова рекомендует больным COVID-19 бороться с симптомами, не отказываясь от лечения.

«Если это бессимптомная форма, то да — болезнь может пройти сама. Но если мы говорим о проявлении симптомов, то их безусловно надо лечить. Хотя бы симптоматийно. Поднялась температура — выпить жаропонижающее, чтобы не мучать организм лишний раз», — пояснила медик.

Терапевт Екатерина Яшина сообщила «Газете.Ru», когда необходимо начинать принимать лекарства.

«Лечиться препаратами необходимо после того, как врач зафиксировал изменения в легких — не только поражение, но и обычные легочные изменения трахеи, крупных бронхов или небольшой плевральный выпот (избыток жидкости в небольшом пространстве, окружающем легкое — «Газета.Ru»)», — сказала специалист.

При этом, даже через месяц после выздоровления от коронавируса нельзя переохлаждаться или перегреваться. В частности медики не рекомендуют посещать бани и сауны. Пациентам также стоит избегать сильных физических нагрузок. Об этом рассказал уфимский врач-инфекционист Глеб Глебов на своей странице в Instagram.

Медик также сообщил, что не рекомендуется ходить в бассейн из-за хлорированной воды.

«Если занимаетесь спортом — потихоньку, с нарастающим темпом. Организм восстанавливается не сразу», — предупредил он.

На вечер 28 ноября в мире зарегистрировано 62 348 433 случая заболевания коронавирусом нового типа, из них — 42 944 338 выздоровевших и 1 455 592 умерших. Больше всего инфицированных и умерших — в США (13 501 954 и 271 456 соответственно). В России — 2 242 633 случая COVID-19 (1 739 470 вылечившихся и 39 073 умерших).

Как вылечить COVID-19 дома и не проспать гипоксию. Подробная инструкция от врача-реаниматолога

Минский врач-реаниматолог Андрей Витушко написал исчерпывающий мануал о лечении коронавируса дома, способах диагностики и скрытых опасностях, подстерегающих заболевших.

Количество пациентов с установленным диагнозом новой коронавирусной инфекции в Беларуси перевалило за 125000 (данные на 23 ноября 2020 года), и темпы прироста выявленных случаев стремительно растут.

Хорошая новость в том, что большинство пациентов (до 80%) переносят инфекцию в лёгкой форме, не требуют госпитализации и лечатся дома.

Однако COVID-19 имеет свои особенности, на которые необходимо обращать внимание при лечении на дому, чтобы не пропустить ухудшения состояния.

Допустим, вы заболели, но чувствуете себя удовлетворительно, по своим причинам не хотите обращаться к доктору и остаётесь дома или обратились к доктору и вас оставили болеть дома. Как нужно действовать, чтобы не навредить себе? Врач Андрей Витушко на Talon.by составил для вас максимально подробную инструкцию.

Я заболел. это covid или нет?

Как известно, большинство симптомов новой коронавирусной инфекции характерны не только для неё, но и для других респираторных вирусных инфекций, а их выраженность варьируется.

Наиболее часто встречается общая слабость, повышение температуры, сухой кашель и дискомфорт в грудной клетке или затруднение дыхания, COVID-19 может протекать подобно гриппу с высокой (более 38,5) температурой с ознобом, головной болью и болью в мышцах. Реже встречаются насморк, головная боль и боль в горле, а также расстройства пищеварения с тошнотой, рвотой и диареей.

  • Своеобразной «визитной карточкой» новой инфекции можно считать потерю обоняния, которая развивается в первые дни болезни (а также потерю вкуса), однако точно не известно, насколько часто встречаются эти симптомы.
  • Ещё одним характерным (но не таким уникальным, поскольку бывает, например, и при гриппе) проявлением COVID-19 является затруднение дыхания, которое если развивается, то начинается обычно на 4–8-й день болезни.
  • Специалисты американских CDC (Centers for Disease Control and Prevention — фактически американский Минздрав) считают, что если у пациента есть кашель, одышка или комбинация двух из следующих симптомов: лихорадка, озноб, кашель, затруднение дыхания, потеря обоняния и/или вкуса, боль в горле, боль в мышцах, головная боль, то в теперешней эпидситуации это может быть проявлениями новой коронавирусной инфекции.
  • Важно отметить, что продолжительность симптомов COVID-19 значительно дольше, чем привычной простуды или гриппа (от 10–14 дней при лёгком течении болезни до нескольких недель в тяжёлых ситуациях).

Симптомы есть, как подтвердить диагноз?

Чтобы подтвердить или опровергнуть ваши подозрения на коронавирус, следует обратиться к вашему участковому врачу. Доктор оценит симптомы и, если необходимо, назначит обследование на COVID-19 — мазок из зева, чтобы выявить частицы вируса на слизистой методом ПЦР.

Понятно, что, чем более выражены симптомы, тем чаще бывает положительным тест. Также число положительных результатов возрастает при исследовании нижних отделов дыхательной системы (в лёгкие пациента вводят некоторое количество воды и берут эти смывы на обследование), что логично, поскольку обследование проводится в больнице, куда попадают пациенты с более тяжёлыми формами инфекции.

Настаивать на тесте смысла немного. Ваш тест, скорее всего, будет готов не скоро.

При лёгком течении заболевания его результат не повлияет на тактику лечения и может быть полезным разве что для определения того, насколько пациент должен соблюдать меры предосторожности, чтобы не заразить окружающих. Однако если сейчас у кого-либо есть похожие симптомы, то ему есть смысл соблюдать противоэпидемические меры, такие же как для пациентов с подтверждённым COVID-19.

Немаловажна и ограниченность ресурсов, неизбежно возникающая в ситуации эпидемии, когда тест может быть нужнее другому человеку с более тяжёлым течением заболевания или медработникам, которые оказывают помощь пациентам и которым важно знать, не заразились ли они.

Ладно, подозрение или диагноз поставили, а лечиться-то где?

Правильный ответ — в изоляции. Изоляция — самая важная мера для предотвращения распространения инфекции. Изолироваться можно дома или в лечебном учреждении. Место для изоляции определяет врач (это закреплено в рекомендациях Министерства здравоохранения Беларуси).

Решение принимается на основании клинической картины — понятно, что если вам субъективно становится хуже, трудно дышать, есть боль в грудной клетке, вы не можете встать с постели и прочее, то лечиться вам лучше в больнице.

Также в расчёт принимают возраст пациента (людям старше 55 лет лучше госпитализироваться), медицинскую историю пациента (хронические заболевания лёгких, сердца, почек, диабет, онкология или иммунодефицит (например, если человек проходит курс химиотерапии опухоли), а также социальные факторы: есть ли кому ухаживать за пациентом, в сельской ли местности он живёт, как быстро к нему приедет скорая и прочее.

Лечимся дома — как?

Коронавирусная инфекция в амбулаторных условиях требует исключительно поддерживающей терапии. Что это значит? Это значит, что пока нет доказанных медикаментов, которые воздействуют на сам вирус. Исследования ведутся постоянно, есть предварительные кандидаты на эту роль, однако достаточной информации по эффективности и безопасности этих препаратов пока нет.

Поэтому, как и при любой ОРВИ, при COVID-19 самое важное — это помочь организму справиться с болезнью самостоятельно — снизить слишком высокую температуру (более 38,5 ℃), дать достаточно воды и энергии для обмена веществ и синтеза факторов защиты. Звучит просто, но на практике это не так.

Как уже отмечалось, симптомы COVID-19 могут длиться в два раза дольше, чем при других ОРВИ — представьте, что у вас температура держится не 3–5 дней, как обычно, а 10–14. В таких условиях выдерживать ритм эффективного самостоятельного лечения бывает достаточно сложно.

  1. Например, трудно бывает уследить за достаточным количеством выпиваемой жидкости (минимум 2 литра в день, лучше воды, избегать чая и кофе, которые стимулируют мочеотделение).
  2. Очень непросто заставить себя есть, чтобы получать энергию, когда ты не чувствуешь запаха и вкуса пищи, в результате некоторым пациентам всё-таки требуется госпитализация и приезжают они в больницу обезвоженными и обессиленными, что не улучшает их прогноз.
  3. Поэтому кушать нужно, даже если не хочется — в приоритете легко усваиваемая калорийная еда, вроде каш, кисломолочных продуктов, рыбы, фруктов и овощей.
  4. Самое простое в лечении COVID-19 дома — это, пожалуй, снижение температуры, препарат первой линии для этого — парацетамол.

Если у вас есть затруднение дыхания, то рекомендуется больше времени проводить на животе (т.н. prone position), подложив валики под грудную клетку и таз, чтобы содержимое брюшной полости не оказывало давление на диафрагму и не мешало насыщению воздухом и кровью лёгких.

Читайте также:  Польза и вред клюквы для организма

Когда в больницу — как не пропустить?

Начнём с того, что если вы лечитесь дома, то с вами ежедневно будет связываться врач или его помощник. Не выключайте, пожалуйста, телефон.

Наиболее неприятным симптомом новой коронавирусной инфекции является затруднение дыхания — это ощущение нехватки воздуха, чувство, что ты не можешь вдохнуть достаточно. Этот симптом появляется обычно на 5–8-й день болезни, как раз когда пациент обычно привыкает к повышенной температуре и другим проявлениям.

Частота нарушения дыхания колеблется в разных популяциях пациентов: от 19% в Китае до почти 43% в США. Дыхание надо отслеживать, поскольку поражение лёгких до критического состояния, когда не обойтись без искусственной вентиляции, может развиваться всего за 2,5–3 дня.

Не менее четырех раз в день оценивают субъективную тяжесть дыхания (можно себе самому придумать пятибалльную шкалу: от 1 — «дыхание свободное», до 5 — «не могу дышать совсем») в покое и после небольшой нагрузки (например, 10 шагов по комнате), а также частоту дыхания в покое и после нагрузки (не должна быть больше 22–25 раз в минуту).

Ухудшение этих показателей — особенно ухудшение дыхания в покое, а также появление/усиление чувства дискомфорта в грудной клетке — это показание для того, чтобы хотя бы обсудить эту ситуацию с медработником во время вашего ежедневного телефонного общения или же для того, чтобы обращаться в скорую помощь.

Также можно ориентироваться на то, насколько вам тяжелее или легче разговаривать после того, как у вас появилось затруднение дыхания. Если же из-за одышки вам стало трудно выполнять обычную домашнюю работу (например, готовить еду) или же вы не можете говорить предложениями и выполнять элементарные гигиенические процедуры, то необходимо немедленно звонить в скорую.

Тихая гипоксия — что такое, как понять?

Ещё одной неприятной особенностью COVID-19 является так называется «тихая гипоксия» — феномен, когда в поражённых коронавирусом лёгких нарушается поступление кислорода, которое остаётся незамеченным пациентом.

Дыхание человека — это два независимых процесса, которые происходят в лёгких — поступление кислорода и выведение углекислого газа. Дело в том, что организм человека остро реагирует на изменение уровня углекислоты в крови путём повышения частоты и глубины дыхания и т.д.

, а реакция на снижение кислорода в крови не такая выраженная (это помогает нам, например, адаптироваться к условиям высокогорья).

Однако кислородное голодание наносит вред всему организму, ухудшая прогноз у таких пациентов (влияет на развитие почечной недостаточности, например).

Прицельный мониторинг обеспечения кислородом организма возможен с помощью пульсоксиметра.

Типичный пульсоксиметр — это такой небольшой прибор, который надевается на палец пациента и показывает насыщение крови кислородом (сатурацию) и частоту пульса. Норма сатурации — 95% и выше при дыхании воздухом.

Оценивать нужно не менее четырех раз в день в покое на два разных пальцах, которые должны быть тёплыми (на холодных конечностях возможны погрешности измерения). Если сатурация устойчиво меньше 94% — нужно обращаться в скорую.

Пульсоксиметрия — не идеальный метод в первую очередь потому, что есть обоснованные претензии к качеству пульсоксиметров, которые предлагаются на рынке, и поэтому эти данные нужно оценивать в комплексе с другими симптомами (выраженность одышки, частота пульса, артериальное давление и прочее).

Но в любом случае ухудшение симптомов коронавирусной инфекции — это как раз тот случай, где лучше перестраховаться. Отдельно нужно подчеркнуть, что мобильные приложения для смартфонов, которые называют себя пульсоксиметрами, не работают и не должны использоваться.

А что если пульсоксиметра нет?

Не страшно. Пульсоксиметрия — вспомогательный метод. Самое важное — это мониторинг и оценка физиологических показателей, которые помогают оценить выраженность кислородного голодания и общее состояние организма. 

Уровень сознания — как показатель адекватности функционирования мозга.

Если вам кажется, что вы перестали понимать, где вы находитесь, какое сейчас время дня, вам трудно вспомнить элементарные вещи, а при попытках подняться с кровати темнеет в глазах и появляется ощущения неминуемой потери сознания — это повод поговорить об этом с медработником во время вашего ежедневного созвона, а если эти проявления ухудшаются — звоните в скорую. Если вы болеете один (а так и надо болеть COVID-19), то полезно попросить кого-либо из близких регулярно, дважды в день, звонить вам и разговаривать с вами на простые темы, оценивая адекватность ваших ответов.

Работа сердечно-сосудистой системы. Оценивается по двум параметрам: частоте пульса и величине артериального давления, которые также меряются хотя бы 2–4 раза в день.

а) Пульс не должен быть меньше 50 и больше 90 ударов в минуту (это не касается тех людей, у кого до коронавируса пульс был 50 или более 90 — для них справедлив критерий «плюс 20–30% к тому, что было»).

б) Артериальное давление (чтобы его мерять, нужен тонометр) не должно быть более 140/90 или «верхнее» давление (систолическое) не должно быть менее 100 мм рт. ст. Грозным симптомом является появление болей за грудиной или в области сердца — это может быть признак кислородного голодания сердца. В этой ситуации надо сразу звонить в скорую.

Работа мочевыделительной системы. Тут всё просто — моча должна быть минимум каждые 6 часов (четыре раза в сутки). Если она при этом интенсивно жёлтая (концентрированная) — значит, вы пьёте мало жидкости. Если мочеиспускание реже, чем каждые 6 часов — то вы однозначно пьёте мало жидкости. Если пить больше не получается или это не помогает — надо звонить в скорую.

Общий вид. Обращать внимание на бледность кожи и синеватый колорит ногтей, носа и носогубного треугольника (показательные картинки здесь). Признак очень субъективный, однако в комплексе с другими (частота дыхания, пульса и особенно сатурация) даёт ценную информацию, что надо срочно обращаться в скорую, поскольку организм терпит кислородное голодание.

Температура тела. Лихорадка более 38,5 ℃ в течение более 5 дней или лихорадка с ухудшением состояния пациента — повод звонить в скорую.

Влияние ковида на нервную систему

Ковид — вирус , проникающий в мозг  

    COVID-19 у большинства пациентов протекает с легкой формой гриппоподобного заболевания.

Пожилые пациенты с сопутствующими заболеваниями, такими как артериальная гипертензия, диабет, заболевания легких и сердца, более подвержены тяжелым заболеваниям и летальному исходу .

COVID-19 может поражать как центральную, так и периферическую нервную систему. Вирус SARS-CoV-2 вызывает заболевание COVID-19 и может проникнуть в мозг.

     Неврологические осложнения часто возникают у пациентов в тяжелом или критическом состоянии с сопутствующими заболеваниями.

  Наиболее тяжелые  психические и неврологические расстройства , измененная сенсорная система  (возбуждение, делирий и кома), возникают из-за гипоксических и метаболических нарушений.

 Характерный «цитокиновый шторм» провоцирует серьезные метаболические изменения и полиорганную недостаточность. Острая геморрагическая некротическая энцефалопатия связана именно с «цитокиновым штормом».

   Неврологические осложнения стали важной причиной заболеваемости и смертности в условиях продолжающейся пандемии COVID-19.

Первоначально считалось, что это заболевание ограничивается респираторной системой, но теперь мы понимаем, что коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) также затрагивает множество других органов, включая центральную и периферическую нервную систему.

  Из-за своего глобального распространения и многофакторных патогенных механизмов COVID-19 представляет глобальную угрозу для всей нервной системы.

  •    Исследования показывают, что аксональный транспорт SARS-CoV-2 в мозг может происходить через решетчатую пластинку, прилегающую к обонятельной луковице, что может привести к симптоматической аносмии. 
  • Кто пострадает от ковида в большей степени?
  •     Текущие исследования показывают, что плохой прогноз у пациентов с COVID-19 связан с такими факторами, как пол (мужской), возраст (> 60 лет), основные заболевания (гипертония, диабет и сердечно-сосудистые заболевания), вторичный острый респираторный дистресс — синдром  и другие соответствующие факторы.
  • Дыхательная недостаточность и поражение центральной нервной системы
  •      Дыхательная недостаточность — смертельное проявление COVID-19, которое является причиной смертей во всем мире, вероятно, имеет нейрогенное происхождение и может быть результатом вирусной инвазии I черепного нерва , попадающей  в дыхательные центры ствола мозга.
  • Заболевания центральной нервной системы , вызванные ковидом 

   Помимо дыхательной недостаточности, у многих госпитализированных пациентов наблюдаются неврологические нарушения , от головной боли и потери обоняния до спутанности сознания и инсультов ( глубокие коагулопатии могут проявляться ишемическим или геморрагическим инсультом).

  Примеры заболевания ЦНС COVID-19 включают нейрогенную дыхательную недостаточность, энцефалопатию, тихую гипоксемию, генерализованный миоклонус, энцефалит, острый диссеминированный энцефаломиелит, менингит, ишемический и геморрагический инсульт, тромбоз венозного синуса и эндотелиалит. . В редких случаях сообщалось о вирусном энцефалите SARS-CoV-2 или таких картинах, как острый диссеминированный энцефаломиелит или острая некротическая энцефалопатия. Выявлен синдром лобной гипоперфузии. Имеются отдельные сообщения о судорожных припадках во время и после ковида.  

Первые симптомы ковида 

   Неспецифическая головная боль — часто встречающийся неврологический симптом. Описан новый вид головной боли «головная боль, связанная со средствами индивидуальной защиты».

Полная или частичная аносмия и агевзия — частые проявления поражения периферической , да и пожалуй, центральной нервной системы.

Итак, расстройства  со стороны ЦНС включают: головную боль и снижение чувствительности, которые считаются начальными показателями потенциального неврологического поражения; аносмия, гипосмия, гипогевзия и дисгевзия — частые самые ранние симптомы коронавирусной инфекции

Заболевания периферической нервной системы, вызванные ковидом 

   В периферической нервной системе COVID-19 связан с дисфункцией обоняния и вкуса, травмой мышц, синдромом Гийена-Барре и его вариантами, синдромом  Миллера-Фишера; краниальным полиневритом; и редкими случаямт вирусной миопатии с рабдомиолизом. .

В последнее время наблюдается множество случаев синдрома Гийена-Барре у пациентов с COVID-19, и ответственность за это считают обусловлена постинфекционным иммуноопосредованным воспалительным процессом. Напомним читателю, что синдром Гийена-Барре действительно реагирует на внутривенный иммуноглобулин.

 Миалгия / усталость также распространены после ковида , а повышенный уровень креатинкиназы у больных с ковидом явно указывает на явное поражение мышц и мозга .

   Ожидается, что COVID-19 нанесет ущерб нервной системе в долгосрочной перспективе. Представляет интерес  оценка возможности нейротропизма и механизмов нейропатогенеза SARS-CoV-2, поскольку они связаны с острыми и хроническими неврологическими последствиями инфекции. 

Читайте также:  Сидячий образ жизни вредит печени

Механизмы повреждения мозга при ковиде

  Вирус SARS-CoV-2 попадает в мозг либо гематогенным путем, либо через обонятельную систему. Число признанных неврологических последствий  инфекции SARS-CoV-2 быстро увеличивается.

Они могут быть результатом различных механизмов, включая индуцированные вирусами гипервоспалительные и гиперкоагуляционные состояния, прямую вирусную инфекцию центральной нервной системы (ЦНС) и постинфекционные иммунно-опосредованные процессы.

Рецепторы ангиотензинпревращающего фермента  — «ворота» для острого респираторного синдрома 

   ACE2 экспрессируется в нескольких тканях, включая альвеолярные клетки легких, ткань желудочно-кишечного тракта и головной мозг.

Два рецептора ангиотензинпревращающего фермента, присутствующие на эндотелиальных клетках сосудов головного мозга, являются возможной точкой входа вируса .

с моей точки зрения, именно поэтому блокаторы этого фермента  ( каптоприл, эналаприл )  например , некоторые препараты , используемые для лечения гипертонии отчасти защищают  организм человека от ковида. .

Полагают, что механизм антигипертензивного действия связан с конкурентным ингибированием активности ангиотензинпревращающего фермента , которое приводит к снижению скорости превращения ангиотензина I в ангиотензин II (который оказывает выраженное сосудосуживающее действие и стимулирует секрецию альдостерона в коре надпочечников).

    Однако , не все так просто, с другой стороны , текущие клинические исследования показали, что ангиотензин-превращающий фермент 2 (ACE2) является рецептором хозяина для тяжелого острого респираторного синдрома — коронавируса 2 (SARS-CoV-2).

Кроме того, ACE2 является основным компонентом ренин-ангиотензиновой системы. ACE2 ухудшает ангиотензин II, пептид, ответственный за развитие инсульта. Подавление ACE2 дополнительно активирует иммунологический каскад.

Понимание уровеня и характера экспрессии ACE2 человека в различных тканях могут иметь решающее значение для уязвимости по отношению к ковиду , появление специфических симптомов, и, в конце концов  результаты лечения инфекции SARS-CoV-2.

 Поскольку SARS-CoV-2 связывается с ACE2, он препятствует активности ACE2 в обеспечении нейропротекции, особенно в случае пациентов с инсультом. Из-за подавления ACE2 воспалительная реакция активируется в ишемической полутени.

   ACE2 экспрессируется эпителиальными клетками легких на высоком уровне, что является основной мишенью заболевания, как видно из посмертной ткани легких пациентов, умерших от COVID-19, что выявляет диффузное альвеолярное повреждение с клеточными фибромиксоидными экссудатами с двух сторон. Для сравнения, ACE2 экспрессируется на низком уровне эндотелиальными клетками сосудов сердца и почек, но также может быть мишенью вируса в тяжелых случаях COVID-19. Интересно, что инфекция SARS-CoV-2 подавляет экспрессию ACE2, что также может играть важную патогенную роль в COVID-19. Важно отметить, что таргетирование на ось ACE2 / Ang 1-7 и блокирование взаимодействия ACE2 с белком S SARS-CoV-2 для сдерживания инфекции SARS-CoV-2 становятся очень привлекательным терапевтическим потенциалом для лечения и профилактики COVID-19.

  ACE2 является важным компонентом ренин-ангиотензиновой системы (RAS). Классическая регуляторная ось RAS ACE-Ang II-AT1R и контррегуляторная ось ACE2-Ang 1-7-MasR играют важную роль в поддержании гомеостаза . ACE2 широко распространен в сердце, почках, легких и яичках.

ACE2 противодействует активации классической системы RAS и защищает от повреждения органов, защищая от гипертонии, диабета и сердечно-сосудистых заболеваний. Подобно SARS-CoV, SARS-CoV-2 также использует рецептор ACE2 для вторжения в альвеолярные эпителиальные клетки человека.

Синдром острого респираторного дистресс-синдрома  — клиническое заболевание с высокой смертностью, и ACE2 оказывает защитное действие при этом типе острого повреждения легких.

Инсульт , как последствие ковида

   . В настоящее время во всем мире проводится несколько клинических испытаний, а также реализуются многие другие проекты , которые находятся на разных стадиях планирования для того , чтобы облегчить эффективное ведение пациентов с инсультом и инфекцией COVID-19 . Механизмы инсульта у пациентов с COVID-19.

SARS-CoV-2 способны  подавлять ACE2 и, в свою очередь, сверхактивировать ось классической ренин-ангиотензиновой системы и снижать активацию ее альтернативного пути в головном мозге.

Последующий дисбаланс вазодилатации, нейровоспаления, окислительного стресса и тромботической реакции может вносить свой вклад в патогенез инсульта во время инфекции SARS-CoV-2.

Профилактика  поражения центральной нервной системы при ковиде 

    Ввиду существенных положительных функций становится очевидной неоднозначность АСЕ2, в том числе при коронавирусной инфекции. Перспективным терапевтическим направлением при коронавирусной инфекции может оказаться влияние на ренин-ангиотензиновую систему.

Предварительные данные о применении ингибиторов АСЕ2 — препаратов, содержащих данный рецептор в циркуляторной форме, и блокаторов ангиотензинового рецептора II свидетельствуют об их эффективности и, как следствие, улучшении состояния и прогнозов для пациентов с коронавирусной инфекцией.

   Из-за  защитных эффектов ACE2 в отношении хронических основных заболеваний и острого респираторного синдрома  разработка вакцины на основе шипового белка и препаратов, повышающих активность ACE2, может стать одним из наиболее многообещающих подходов к лечению COVID-19 в будущем

Долгий коронавирус или постковидный синдром: симптомы, течение, лечение и последствия

Новую коронавирусную инфекцию, ее течение и последствия можно сравнить с айсбергом — нам удалось изучить только небольшую “надводную” часть, но пока имеется слишком мало сведений, чтобы досконально исследовать огромную подводную часть этого айсберга. Один из аспектов, пока находящихся под водой — это так называемый постковидный синдром. Какие состояния чаще всего встречаются при постковидном синдроме и как помочь пациентам справиться с ними — разберем в нашей статье.

Симптомы постковидного синдрома

По данным сайта стопкоронавирус.рф на 9 июня количество фактически выздоровевших после перенесенного COVID-19 составляет 4761899 человек. Но далеко не все они могут сказать, что чувствуют себя хорошо. Значительная часть пациентов даже после легкого течения заболевания сообщают о жалобах, сохраняющихся в течение длительного времени.

По статистике о плохом самочувствии в течение более трех недель после начала болезни сообщают 10-20% пациентов, перенесших COVID-19, а 1-3 % все еще плохо чувствуют себя и по прошествии 12 недель. Однако многоцентровые опросы показывают, что процент страдающих постковидным синдромом выше.

Многие пациенты, которым требуется госпитализация по поводу COVID-19, выписываются из больниц до полного выздоровления. В группе из 384 человек, исследованных Mandal и соавт.

(средний возраст 59,9 года, 66% с сопутствующими заболеваниями), в среднем полное выздоровление наступало примерно через 90 дней от начала заболевания.

53% людей сообщили об одышке, 34% о кашле, 69% об усталости, а 14,6% имели депрессию (1)

Перенесшие COVID-19 сообщают о самых разнообразных симптомах:

  • Общие симптомы (лихорадка, боль, утомляемость);
  • Симптомы со стороны дыхательной системы (кашель, одышка);
  • Со стороны сердечно-сосудистой системы (чувство сдавления и боль в грудной клетке, сердцебиение);
  • Неврологические, психиатрические и психологические (нейрокогнитивные расстройства, описываемые пациентами как «туман в голове», нарушение концентрации внимания и памяти, головные боли, нарушения сна, симптомы периферической нейропатии (покалывание и онемение), головокружение, делирий (у пожилых), тревога и депрессия);
  • Со стороны желудочно-кишечного тракта (боль в животе, тошнота, диарея, нарушения аппетита, включая анорексию);
  • Со стороны опорно-двигательного аппарата (боль в мышцах, суставах);
  • Со стороны органов чувств и глотки (боль в ушах, шум в ушах, нарушения восприятия запаха и вкуса, боль в горле);
  • Кожа и волосы (сыпь, выпадение волос). (2)

Очевидно, что постковидный синдром отражается на многих системах организма. Рассмотрим самые распространенные последствия перенесенной коронавирусной инфекции.

Анемия

Одно из распространенных состояний, характерных для постковидного синдрома — анемия. Анализ пациентов с инфекцией COVID-19, поступивших в отделение интенсивной терапии (ОИТ), показал, что у них снижено насыщение трансферрина в среднем на 9%.

Было проведено исследование, в котором участвовало 50 пациентов с ПЦР-подтвержденным COVID-19. У 45 из них отмечены аномально низкие концентрации железа в сыворотке крови (< 7,8 мкмоль/л). Снижение уровня железа в сыворотке было ассоциировано с более высоким риском тяжёлого течения и смертности от COVID-19. (3)

Другое клиническое исследование показало, что системная гипоферремия ассоциирована с выраженностью гипоксии при COVID-19.

Так, по сравнению с пациентами с нетяжелой гипоксемией, пациенты с тяжелой гипоксемией характеризовались значительно более низкими концентрациями железа в сыворотке крови (2,3 мкмоль/л, 95 % ДИ = 1,7–2,6 мкмоль/л) по сравнению с пациентами с более лёгкой гипоксемией (4,3 мкмоль/л, 95 % ДИ 3,3–5,2; р < 0,001). При этом уровень железа сыворотки был прямо пропорционален парциальному давлению кислорода в крови и количеству лимфоцитов. (3)

Имеющиеся данные о снижении гемоглобина и железа в крови позволяют утверждать, что инфекция COVID-19 ассоциирована с формированием недостаточности железа. Поэтому при заболевании COVID-19 обязательно нужно восполнять запасы железа курсами соответствующих препаратов.

Крайне важно продолжать лечение нарушений обмена железа пациентов с наследственными анемиями (серповидно-клеточная анемия, врожденная дизэритропоэтическая анемия, сидеробластная анемия, дефицит пируваткиназы) и беременных с ЖДА.

Эти группы пациентов более склонны к вирусным и бактериальным инфекциям и нуждаются в восполнении дефицита железа и в мониторинге перегрузки железом (4).

Симптомы со стороны дыхательной системы

Даже после выздоровления пациенты зачастую сообщают о постоянной или периодической одышке. В таком случае они должны быть дополнительно проверены на скрытую гипоксию.

Например, можно контролировать сатурацию крови (SpO2) самостоятельно дома с помощью пульсоксиметра в течение 3–5 дней. Кроме того, можно оценить SpO2 в покое и (если нет противопоказаний) после быстрых, насколько это возможно, приседаний в течение 1 минуты.

Снижение сатурации на 3% указывает на нарушения и требует дальнейшего обследования у пульмонолога (5).

Анализ пациентов с COVID-19 при их выписке из больницы свидетельствует о высокой частоте нарушений функции легких вследствие фиброза. У 47% отмечаются нарушения механизма газообмена, у 25% определяется снижение функции общей жизненной емкости легких (ОЖЕЛ).

Долгосрочные последствия атипичной пневмонии на компьютерной томографии (КТ) (например, феномен «матового стекла», ретенционные и тракционные бронхоэктазы) были обнаружены более чем у половины из 40 пациентов в течение периода наблюдения продолжительностью до шести месяцев. (6)

Антифибротическая терапия

В связи с этим целесообразно патогенетическое лечение, направленное на подавление развития фибротического процесса в легких у больных COVID. На отечественном рынке зарегистрирован препарат бовгиалуронидаза азоксимер, обладающий противофиброзной активностью.

Читайте также:  Развиваем гибкость: урок первый

Его субстратом являются мукополисахариды — гликозаминогликаны (ГАГи). ГАГи составляют основу межклеточного матрикса соединительной ткани.

Благодаря своей ферментативной активности гиалуронидаза способна расщеплять ГАГи (гиалуроновую кислоту, хондроитин, хондроитинсульфаты, дерматансульфат, а также их олигосахаридные производные). Разрушение данных молекул препятствует образованию коллагеновых волокон.

В результате действия гиалуронидазы глюкозаминогликаны теряют вязкость, способность связывать воду и ионы металлов. Рубцовая ткань уменьшается в объеме, становится более эластичной, затрудняется формирование новых коллагеновых волокон в очаге хронического воспаления.

Положительное влияние добавления высоких доз NAC (1800 мг в день) при лечении идиопатического легочного фиброза в сравнении со стандартной терапией (преднизолон, азатиоприн) показано в двойном слепом рандомизированном плацебо-контролируемом многоцентровом исследовании [Demedts M, et al.

2005] — эти данные экстраполируют также и на пациентов с коронавирусной инфекцией. Однако, в обновленном кокрейновском обзоре по лечению острого респираторного дистресс синдрома (2019) в перечне из пяти агентов для лечения острого респираторного дистресс синдрома рассмотрен NAC (N-ацетилцистеин).

Доказательства эффективности NAC при этом состоянии признаны недостаточными [Lewis SR, et al. 2019]

Предлагаются также немедикаментозные методы легочной реабилитации пациентов, перенесших COVID-19 (12). Российские рекомендации включают следующие методы:

  1. Инспираторный тренинг: дыхательные упражнения;
  2. Форсированный экспираторный маневр с форсированным выдохом;
  3. Метод активного циклического дыхания;
  4. Постуральный дренаж.

Полезную информацию, которая поможет реабилитации пациентов, также можно почерпнуть в вариативных рекомендациях ВОЗ — в частности, они научат приемам контроля и восстановления дыхания, что особенно актуально для страдающих от одышки.

Затянутая госпитализация. Почему Минздрав рекомендует пациентам с ковидом в средне-тяжелой форме лечиться дома › Статьи и новости › ДокторПитер.ру

В больницу положат по новым правилам

Весной в больницы везли всех, у кого был подтвержденный тест на COVID-19 и высокая температура, теперь критерии для госпитализации изменились.

26 октября Минздрав России опубликовал 9-ю версию временных рекомендаций по диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции, в которой говорится, что пациенты с ковидом в средне-тяжелой форме при соблюдении определенных условий могут лечиться амбулаторно — то есть, оставаться дома.

Как рекомендует Минздрав, скорая или врач обязаны приехать на вызов «при ухудшении самочувствия пациента — температуры выше 38,5°C в течение 3 дней и более, появлении затрудненного дыхания, одышки, сатурация (насыщение кислородом крови) менее 93%». То есть, скорая обязана принять вызов, если человека беспокоит хотя бы один из вышеперечисленных симптомов. Ведь нередки случаи, когда, к примеру, сатурация низкая, а температуры нет. Или наоборот.

— Высокая сатурация еще ни о чем не говорит, — рассказывает петербурженка Надежда Аристова. — Моего мужа госпитализировали с сатурацией 98% и поражением легких 75%.

Была только высокая температура — вначале 37,5 пару дней, потом еще два дня без температуры, и потом шарахнула 39,5 суток на пять. А сатурация ниже 95 не опускалась за всё время.

Главными критериями для госпитализации являются «сохранение температуры тела выше 38,5 °C в течение 3 дней и более».

Кроме того, «пациенты в состоянии средней тяжести госпитализируются на койки для пациентов в тяжелом состоянии, не требующих ИВЛ, исходя из наличия двух из следующих критериев: сатурация ниже 95 %, температура более 38 °C, частота дыхания 22 раза в минуту (при норме 16-20), признаки пневмонии с распространенностью изменений в обоих легких более 25% (при наличии результатов КТ легких)».

В стационар также обязательно должны отправить пациентов старше 65 лет с хроническими артериальной гипертонией, сердечной недостаточностью, сахарным диабетом.

Для детей свои критерии — температура в день обращения должна быть выше 39,0°С или выше 38°С в течение пяти дней.

Основаниями для госпитализации ребенка с COVID-19 являются также признаки дыхательной недостаточности, сатурация ниже 95%, одышка, тахикардия, наличие геморрагической сыпи.

О том, как эти рекомендации применяют сегодня в Петербурге, «Доктору Питеру» рассказал Алексей Игнаткович. Он был госпитализирован в больницу святителя Луки неделю назад.

— Высокая температура держалась третий день и доползла до 39 градусов. Я вызвал такси и поехал на компьютерную томографию лёгких в частную круглосуточную клинику. Тут же результат — поражение лёгких 50%. Заодно сделал тест ПЦР, но результат обещали выдать через 3 дня.

На следующий день утром вызвал участкового — дозвониться до поликлиники было невозможно, дошел до регистратуры сам, сказал, что у меня симптомы, попросил прислать врача. Он пришел в этот же день. Температуру я к его приходу сбил до 37 градусов.

И тут заключение КТ с 50% стало единственным основанием отправить меня в стационар. Только благодаря ему (температура не показатель) врач с большим трудом вызвала неотложку, которая приехала через 3 часа. Но неотложке приехать мало.

Надо, чтобы ещё дали место в больнице, а для этого сопровождающий врач должен предоставить аргументы. Заключение ПЦР-теста было еще не готово, так что «выстрелило» снова заключение КТ. В общем, согласились дать мне койко-место.

Я считаю, что надо стремиться попасть в больницу, если есть высокая температура или другие симптомы этой заразы. Капельницы, кислород (если понадобится), контроль сатурации, таблетки, кардиограммы, контроль и надзор — это все есть только в больнице. Да и шансов не влететь под осложнения значительно меньше.

По новым правилам Алексея теперь могут перевести из стационара на амбулаторное лечение еще до получения двух отрицательных тестов на COVID-19. Такое решение медики смогут принять при условии положительной динамики лечения. Это отсутствие лихорадки, высокой температуры и признаков дыхательной недостаточности.

Кроме того, уровень C-реактивного белка должен быть менее 10 мг/л. После выписки пациент будет обязан оставаться на карантине. Согласно рекомендациям Минздрава, идущие на поправку должны долечиваться под ежедневным медицинским наблюдением, в том числе дистанционным.

Правда, как это будет выглядеть на практике, учитывая тотальную загруженность амбулаторной службы и острую нехватку участковых врачей, не совсем понятно.

«Стационар на дому»

— Вчера за день у меня был 21 вызов, все пациенты с ковидом, и у всех одинаковые симптомы: кашель, боль в мышцах, потеря обоняния, температура 37-38, — рассказывает участковый терапевт Светлана Родионова (имя изменено, — Прим. ред.) районной поликлиники. — Работаю с 9 утра до 9 вечера. Потом надо зайти в эпидбюро, заполнить карты.

В основном назначаю противовирусные, иммуномодуляторы. Если бессимптомное течение болезни, то рекомендую витамины. Если есть подозрение на вирусную пневмонию, выписываю антибиотики. При признаках дыхательной недостаточности (сатурация менее 94%) тут же вызываю скорую помощь.

Абсолютное большинство лечится амбулаторно, в 85% случаев ковид протекает в легкой форме. Если сравнивать с весной, число заболевших выросло раза в три, и сегодня вирусом в основном заражаются молодые люди — от 30 до 40 лет. Но по-прежнему тяжело болеют пожилые. Многие отказываются ехать в больницу, так прямо и говорят: «Боимся не вернутся домой».

Приходится даже уговаривать. В результате в больницы пациенты едут, когда совсем все плохо.

О своем опыте «лечения на дому», приведшего к такой затянутой госпитализации, «Доктору Питеру» рассказала Мария Архипова. Она заболела 12 октября. И потом еще две недели фактически занималась самолечением, пока не была госпитализирована с поражением легких 48% в Городскую больницу святого Георгия.

— Все мое лечение на протяжении этих двух недель — паническое метание из стороны в сторону. Хотя, казалось бы, все ресурсы для успешного лечения у меня были — я не сидела дома, всеми покинутая и забытая. Ко мне приходили врачи — участковый терапевт из поликлиники, врач по полису ДМС, меня консультировала доктор, имевшая опыт работы в красной зоне.

Две недели я принимала какие-то лекарства, делала капельницы, сдавала анализы. КТ показывало 35 % поражения легких, но никто не говорил мне, что надо срочно ложиться в больницу. Наоборот, было ощущение, что консультирующие меня врачи хотели, чтобы я и дальше лечилась дома. Но с каждым днем мне становилось все хуже, я понимала, что делаю что-то не то.

Но как надо, не знала. В больницу меня, наконец, отправил очередной врач, к которому я пришла на прием в коммерческий медцентр. По скорой я тут же поехала в больницу. Здесь оказалось, что поражение легких уже 48%. Теперь я под круглосуточным наблюдением, под капельницей, если возникнут проблемы с дыханием, рядом кислородный аппарат.

Состояние улучшилось, и врачи уже говорят о скорой выписке.

В практике каждого петербургского реаниматолога есть не один тяжелый пациент с ковидом, который отказывался от госпитализации, надеясь, что благополучно переболеет дома, следуя рекомендациям друзей и знакомых, а не Минздрава. Но не значит ли это, что сейчас, когда официально разрешено оставлять часть средне-тяжелых пациентов дома, в Петербурге стоит ждать роста смертей от ковида?

— Думаю, что роста числа смертей от COVID-19 в городе и в стране следует ждать просто в силу неуклонного нарастания числа заболевших за сутки, что зависит не от тех или иных рекомендаций Минздрава, а от введения или невведения властями эффективных мер, ограничивающих распространение пандемии, – по примеру Германии, Италии, Австрии, Великобритании, Франции и других стран, — говорит профессор Константин Лебединский, президент Федерации реаниматологов-анестезиологов России. — Понятно, что изменение маршрутизации Минздравом – мера вынужденная: в условиях отсутствия эффективных противоэпидемических ограничений, когда люди утратили страх и осторожность, темп развертывания коек не может поспеть за ростом числа заболевших… Это вынужденное лечение средне-тяжелых пациентов в амбулаторных условиях создает два потенциальных риска: увеличения доли затянутых госпитализаций и осложнений лечения, которое ранее использовалось только в стационаре – например, глюкокортикоидными гормонами. В то же время уверен, что доля случаев затянутой госпитализации в нашем городе не больше, чем в Москве, Новосибирске или любом другом мегаполисе.

Ирина Фигурина

© ДокторПитер

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector