Иммунная система сходит с ума от солнца

Среда,  23  Июнь  2021

Жизнь на земле без солнечного света невозможна. В коже человека под действием солнечного света происходит множество полезных для организма процессов.  Однако, длительное нахождение на солнце снижает иммунитет и создаёт условия для её преждевременного старения и образования на ней злокачественных опухолей кожи.

Загар – это защитная реакция кожи на повреждающее действие ультрафиолетового излучения. Механизм его образования следующий.

В поверхностном слое кожи между плоскими чешуйчатыми клетками, которые постепенно отмирают и слущиваются, расположены клетки-меланоциты. В них в результате сложных превращений образуется пигмент меланин (от греч.

«mеlas» — черный), который заполняет клетки наружного рогового слоя кожи, благодаря чему она изменяет цвет.

Меланин играет роль поглотителя UV лучей и создает защиту от солнечной радиации, это естественный фильтр. Однако меланин не может обеспечить полной защиты от ультрафиолетового излучения. Темный загар на белой коже эквивалентен фактору защиты SPF между 2 и 4.

Чем больше меланина, тем смуглее кожа человека, тем выше степень защищенности от воздействия солнечных лучей. Поэтому люди со светлой кожей и светлыми волосами, т.е. с малым содержанием меланина в коже, более всего подвержены разрушающему воздействию солнца.

Тем не менее даже темнокожие люди подвергаются солнечным ожогам. 

Таким образом, якобы «здоровый» загорелый цвет кожи на самом деле означает, что коже нанесен значительный и невосполнимый ущерб. 

                                                 Главная опасность

Клетки поверхностного слоя кожи постоянно обновляются за счет деления. В процессе регенерации участвуют и базальные клетки, лежащие ниже. Они не только воспроизводят себе подобных, но и участвуют в обновлении поверхностного слоя, превращаясь в чешуйчатые клетки или меланоциты. Весь процесс деления строго запрограммирован на уровне ДНК. 

Если под воздействием интенсивного солнечного облучения происходит сбой этой четко отлаженной программы и образование новых клеток приобретает хаотичный характер, то велика вероятность развития раковой опухоли. Если теряется управление образованием меланоцитов, то они перерождаются в меланому, если базальными или чешуйчатыми клетками — то возникает не менее опасная карцинома.

                          Немеланомные раковые заболевания кожи

В отличие от меланомы, базальноклеточная и чешуйчатая карцинома обычно не приводят к летальному исходу, но их хирургическое удаление может быть болезненным и привести к образованию рубцов.

Немеланомные раковые образования чаще всего располагаются на открытых солнцу частях тела, таких как уши, лицо, шея и предплечья. Обнаружено, что они более часто встречаются у рабочих, работающих вне помещений, чем у находящихся внутри помещений.

Это дает основание полагать, что длительное накопление воздействия UV играет главную роль в развитии немеланомных раковых образований кожи.

Базальноклеточная карцинома — самый распространенный тип рака кожи. Количество зарегистрированных случаев значительно увеличилось за прошлые два десятилетия и продолжает расти.

На начальном этапе заболевание может проявлять себя как возвышение розового цвета или чешуйчатая область на коже, однако, никаких четких симптомов выявить не удается.

Образования растут медленно, изредка распространяясь на другие части тела (метастазируя) и могут быть удалены хирургическим путем.

Плоскоклеточная карцинома — следующая распространенная форма рака кожи. Она возникает как утолщенное красное чешуйчатое пятно на теле, чаще всего на открытых солнечному свету местах.

Так как она иногда метастазирует, она более опасна, чем базальноклеточная карцинома.

Однако, рост происходит довольно медленно и обычно их можно удалить хирургическим путем прежде, чем риск станет достаточно велик.

                                                         Меланома

Злокачественная меланома — самый редкий, но и наиболее опасный тип рака кожи. Это одно из наиболее часто встречающихся раковых образований у людей в возрасте 20-35 лет, особенно в Австралии и Новой Зеландии. Все формы рака кожи имеют тенденцию к увеличению за прошлые двадцать лет, однако, самая высокая во всем мире остается за меланомой.

Меланома может возникнуть под видом новой родинки или как изменения цвета, формы, размера или изменения ощущений в уже существующих пятнах, веснушках или родинках. Меланомы обычно имеют неровный контур и неоднородную окраску.

Зуд – еще один частый признак, но он также может встречаться при нормальных родинках. Если заболевание распознано и лечение проведено своевременно, прогноз для жизни благоприятный.

При отсутствии лечения опухоль может быстро разрастаться и раковые клетки могут распространиться к другим частям тела.

               Существуют ли благоприятные воздействия ультрафиолета?

Лучи солнца обеспечивают тепло и свет, которые улучшают общее самочувствие и стимулируют кровообращение. Небольшое количество ультрафиолета необходимо организму для выработки витамина D. Витамин D играет важную роль в усвоении кальция и фосфора из пищи, а также в развитии скелета, функционировании иммунной системы и в формировании клеток крови.

Без сомнения, небольшое количество солнечного света полезно для нас. Воздействия солнечного света в течение 5 — 15 минут на кожу рук, лица и кистей два — три раза в неделю в течение летних месяцев достаточно для поддержания нормального уровня витамина D. Ближе к экватору, где UV излучение интенсивнее, достаточно еще более короткого промежутка.

Следовательно, для большинства людей дефицит витамина D маловероятен.

Возможные исключения – это те, кто значительно ограничил свое пребывание на солнце: не покидающие своего дома престарелые люди или люди с сильно пигментированной кожей, которые проживают в странах с низким уровнем UV излучения.

Учитывая потребность в витамине D, многие страны ввели добавки в наиболее часто употребляемые продукты, такие как мука, хлеб, молоко. Витамин D естественного происхождения очень редок в нашей пище, он присутствует главным образом в рыбьем жире и масле из печени трески.

Ультрафиолетовое излучение успешно используется при лечении множества заболеваний, включая рахит, псориаз, экзему и др. Это терапевтическое воздействие не исключает отрицательные побочные эффекты UV излучения, но оно проводится под медицинским наблюдением, чтобы гарантировать, что польза превышает риск.

                                                   Рахит

Рахит – размягчение костей ребенка из-за нехватки кальция. Причина этого — недостаток витамина D. Витамин D способствует усвоению кальция из пищи и транспортирует ионы через стенки кишечника к костям. Воздействие ультрафиолета стимулирует выработку витамина D. Однако, сегодня большинство людей получает достаточно витамина с пищей, которую они употребляют.

                                                Волчанка 

Lupus vulgaris – волчанка, туберкулез кожи. Заболевание раньше часто встречалось в Северной Европе зимой. Заболевание проявляется большими язвами на лице и шее, которые трудно поддаются лечению и оставляют грубые рубцы. Датский доктор по имени Neils Finzen разработал лампу UVB, которая была настолько успешна в лечении этого заболевания, что способствовала получению им Нобелевской премии в 1903 году. Сегодня волчанка встречается редко и для ее лечения обычно успешно используются антибиотики.

                                                 Псориаз

Псориаз — протекающее с обширным поражением кожи заболевание. Псориаз встречается у 2-3% населения. Предположительно это аутоиммунное заболевание: болезнь, при которой иммунная система нападает на клетки собственного организма. Среди методов лечения псориаза PUVA терапия — один из самых популярных и успешных. Чтобы слелать кожу более восприимчивой к ультрафиолету пациенту дают специальный препарат псорален и затем подвергают UVA облучению. Это повторяют несколько раз во время лечения. К сожалению, PUVA терапия увеличивает риск развития плоскоклеточной карциномы, наиболее часто встречающегося типа рака кожи.

                                                  Витилиго

Витилиго – очаговая потеря пигментации кожи, причиной которой является гибель продуцирующих пигмент клеток — меланоцитов. По всей вероятности это аутоиммунное заболевание и в его терапии может применяться PUVA. При PUVA терапии пациенту дают специальный препарат псорален, чтобы сделать кожу более восприимчивой к UV и затем воздействуют UVA излучением. Терапия довольно успешна, однако увеличивает риск развития у пациента плоскоклеточной карциномы. Несмотря на значительную роль в медицине, негативные эффекты UV излучения обычно значительно перевешивают положительные. В дополнение к хорошо известным непосредственным эффектам избытка ультрафиолетового облучения, таким как ожоги или аллергические реакции, долгосрочные эффекты представляют опасность здоровью на протяжении всей жизни. Чрезмерный загар способствует поражению кожи, глаз и, вероятно, иммунной системы. Многие люди забывают о том, что UV радиация накапливается в течение всей жизни. Ваше отношение к загару сейчас определяет возможность развития у вас рака кожи или катаракты в дальнейшей жизни! Риск развития рака кожи напрямую связан с продолжительностью и частотой загара.

                                     Мифы и факты о загаре

Миф: Загар, полученный в солярии, безопаснее, т.к. в нем не используются лучи UVB.

Xозяева салонов утверждают, что загар в солярии безопасен, так как лампы не производят лучей UVB, а значит не могут вызвать солнечный ожог. Хотя UVA-лучи действительно не вызывают ожога, они наносят огромный вред коже. Лучи А способны проникать в глубокие слои кожи, повреждать ДНК и уменьшать ее синтез, нарушать соединительную ткань, коллагеновые и эластиновые волокна. Именно они вызывают так называемое фотостарение, выражающееся в снижении упругости кожи, ускоренном образовании морщин, пигментных пятен и веснушек. Высокая активность таких лучей провоцирует развитие рака кожи.

Читайте также:  Алкоголь приводит к ранним инсультам

Миф: Постепенный загар предотвратит кожу от солнечных ожогов 

Постепенный загар действительно немного повышает защиту и замедляет солнечный ожог. Но такая защита минимальна. Темный загар на светлой коже приблизительно равен SPF 4.

Миф: Моя кожа никогда не сгорает на солнце, значит УФ лучи для меня неопасны.

В течение жизни воздействие УФ-лучей накапливается, их эффект кумулятивный. Даже если кожа никогда не сгорает, она всё равно подвергается разрушительному воздействию. Некоторые исследования показывают, что пребывание на солнце в первые 15 лет жизни безо всякой защиты значительно увеличивает риск рака кожи в будущем.

Миф: Если пользоваться солнцезащитным средством, загар безопасен. 

Любой загар небезопасен. Сам факт его получения означает только то, что ваша кожа была повреждена и попыталась защитить себя. 

Миф: Если загорать в ранние утренние, либо вечерние часы, то вред от УФ минимален.

Количество UVB-лучей действительно меньше в это время. Однако интенсивность UVA-излучения не очень сильно меняется в течение дня, то есть лучи могут достаточно сильно повреждать глубокие слои кожи не только в дневные, но и в утренние и вечерние часы.

Миф: Ультрафиолетовые лучи не проходят сквозь обычное стекло.

Для UVA-излучения стекло не является препятствием.

Миф: Вы не загорите, если солнечное тепло неощутимо. 

Солнечный загар вызывается ультрафиолетовым излучением, которое невозможно почувствовать. Ощущая тепло Солнца, мы ощущаем его инфракрасное, а не ультрафиолетовое излучение .

Миф: Нахождение в тени спасает от попадания солнечных лучей на кожу.

Многие отражающие поверхности (вода, песок, бетон, снег и т.д.) способны отразить до 85% солнечных лучей. Пасмурная погода также не особо защищает от них — от 50 до 80% УФ проходит сквозь облака.

Миф: Защитный крем с SPF 30 предлагает в 2 раза больше защиты, чем с SPF 15.

Это не так, эти цифры не прямо пропорциональны защите. Например: SPF 15 фильтрует 93.3% UVB лучей,  SPF 30 фильтрует 96.7% UVB лучей,  SPF 50 фильтрует 98%,  SPF 100 фильтрует 99%, Если выпустят SPF 200, то такой отфильтрует 99.5%. Миф: Чем выше SPF, тем полнее защита. SPF на солнцезащитном креме отражает номер защиты только от UVB-лучей. Солнцезащитные крема, которые следует использовать, должны предлагать защиту как от лучей Б, так и А. Советы пациентам для обязательного посещения врача при наличии:

  • — ощущение дискомфорта в пигментном пятне (зуд, жжение, болезненность, распирание, неудобство);
  • — появление мокнущих корок на образовании без его повреждения;
  • — травма родинки, постоянное механическое повреждение бельём;
  • — появление новых пигментных пятен (родинок) более 6 мм у лиц старше 18 лет лет и их быстрое увеличение;
  • — когда одна половина пигментного пятна не похожа на другую (ассиметрия);
  • — изменение окраски (беспорядочное расположение коричневых, черных, серых, розовых и белых участков на родинке);
  • — появление припухлого розоватого венчика вокруг пигментного образования.

 При своевременном обращении проводится удаление образования. После проведенного лечения наступает выздоровление.

Врач дерматовенеролог

высшей категории

Египко В.И.

Загар: польза и вред ?

Загар: польза и вред ?

 Солнце – это источник света и источник жизни. Оно абсолютно необходимо всему живому: растениям, животным и, естественно, человеку.

Как влияет солнце на наш организм?

Солнце оказывает на наш организм положительное влияние. Оно является основным источником выработки витамина D в нашей коже. С этой точки зрения выглянуть на солнышко очень полезно, и, конечно, гораздо приятнее, чем прием заменяющего его в этом отношении рыбьего жира.

Пребывание на солнце повышает иммунитет и общую сопротивляемость организма болезням, увеличивает умственную и физическую производительность, делает более прочной костную ткани и зубную эмаль.

Естественные ультрафиолетовые лучи проникают под кожу всего на 1 мм, но даже этого достаточно, чтобы начал понижаться уровень холестерина, уменьшалась вязкость крови, разрушались вредные бактерии и вирусы, усиливалось тканевое дыхание, восстанавливались обменные процессы. Важным влиянием, которое способно оказывать на нас солнце, является то, что под воздействием лучей синтезируется белок, различные ферменты и гормоны.

Полезно ли загорать?

Собственно загар пользу организму как таковую не приносит. Загар является следствием пребывания на солнце. Он свидетельствует о том, что человек находился под солнечными лучами определенное время. В коже под воздействием солнца вырабатывается меланин.

Если загар легкий, приятного золотисто-бронзового оттенка, то его можно расценивать, как благоприятный фактор – значит, пребывание на солнце было не очень долгим, но достаточным.

С другой стороны, слишком выраженный загар свидетельствует о превышении нормы пребывания на солнце, которую можно считать полезной для здоровья. Чрезмерное ультрафиолетовое облучение способно оказать серьезное отрицательное воздействие и даже явный вред. Речь идет не о видимых ожогах или солнечном ударе.

Существует такое понятие, как «отложенное воздействие» солнца. Оно означает, что последствия слишком длительного пребывания на солнце могут проявиться серьезными заболеваниями (включая злокачественные опухоли) спустя годы.

Полезная норма пребывания под солнечными лучами.

Всемирная Организация Здравоохранения нормой пребывания на солнце, полезной для здоровья, назвала 60 минимальных эритемных доз в течение года. Это означает, что под прямыми лучами можно находиться около 5-10 минут в начале солнечного сезона и до 50 минут в его разгар.

Если задуматься о том, сколько времени мы проводим под прямыми лучами во время отдыха на море или в знойные дни в городе, то становится понятно, что норму мы порой превышаем в разы. Стоит задуматься и хотя бы уделить больше внимания панамам и солнцезащитной косметике.

Когда можно загорать?

Если вы задались целью приобрести умопомрачительный загар, то помните, что делать это нужно с умом. Безопасными для загара считаются утренние (с 8 до 11) и послеобеденные (с 16 до 19) часы. Днем солнце агрессивно, а воздух максимально насыщен влажностью, что создает условия для получения ожогов.

Интенсивные лучи особо глубоко проникают в кожу, начиная влиять на нее разрушительным образом и провоцируя фотостарение. Если вы, тем не менее, остаетесь на пляже в районе полдня, укрывайтесь под зонтиком. При этом вы не перестанете приобретать загар и защитите себя от коварства солнца. Не забывайте на пляже пользоваться солнцезащитными кремами.

 При этом наносить кремы и лосьоны нужно за 20-30 минут до выхода из дому, а не на пляже, как зачастую делают отдыхающие.

Через 30 минут пребывания на солнце процедуру нужно повторить, причем независимо от того, купались вы или нет. Используйте защиту с фактором выше SPF 15, причем, чем светлее ваша кожа, тем более высокий фактор защиты нужен.

«На ярком солнце под угрозой не только кожа, но и волосы, потому используйте обязательно солнцезащитные средства для волос.

 Ультрафиолет и морская соль усиливают окисление липидов защитного слоя кожи головы и волос, что значительно снижает прочность волос.

В отличие от кожи, в которой предусмотрены механизмы защиты и восстановления, как от свободных радикалов, так и от любой другой «агрессии» окружающей среды, волосы охраняются только меланином и кератином.

Потому на пляже обязательно нужно находиться в головном уборе! Это убережет не только от пересыхания волос, но и от солнечного или теплового удара.

При отдыхе на природе под ярким солнцем —  постоянно нужно пить воду, хотя бы по пару глотков раз в 20-30 минут.

Пить желательно минеральную, без газа (ни в коем случае, не пиво, пакетированные соки или квас) – таким образом, вы увлажните кожу «изнутри», избежите ее пересыхания и утраты минералов, которые выходят вместе с потом.

Также стоит помнить, что малышам до 3-х лет и беременным женщинам вообще лучше не находиться под открытыми лучами солнца. Загара в тени будет вполне достаточно для красивого оттенка кожи и оздоровления организма.

У детей до 3 лет нет достаточного количества меланина-пигмента, фильтрующего солнечные лучи, к тому же, защитные реакции у малышей только формируются. Не говоря уже о том, что детская кожа очень нежная и  обгореть может за считанные минуты.

На  маленьких деток нужно даже в тени надевать легкую одежду, чтобы не обгорела спина и плечики, а на голову – обязательно кепку или панамку, только из легких материалов, чтобы уберечь ребенка от солнечного удара.

В разумных количествах солнечные лучи необходимы детям. Это прекрасная профилактика рахита, укрепление защитных реакций организма, питания кожи.

При загаре под действием ультрафиолетовых лучей в коже вырабатывается витамин Д, который отвечает за обмен кальция в организме,  а он крайне необходим всем детям и подросткам в период формирования.

Правила безопасности во время пребывания на пляже для беременных те же, что и для малышей. Пребывание на свежем воздухе в солнечную погоду пойдет только на пользу, так как солнце стимулирует образование витамина Д3.

А в первом триместре беременности идет закладывание скелета будущего малыша, то пребывание на солнце обеспечит достаточное количество кальция и фосфора.

То есть будущим мамам стоит почаще бывать на солнце, но только не под прямыми лучами, а в тенечке – лучше если это будет не навес, а «глухая» тень от листвы, т.к. там еще и концентрация свежего воздуха намного выше.  

Читайте также:  Упражнения для шеи: часть вторая

Что делать при солнечных ожогах?

Сначала необходимо убрать с кожи остатки соленой воды (в дальнейшем избегать ее попадания на пораженную поверхность). Для лечения ожога используют препараты, способствующие заживлению кожи, содержащие пантенол. Если образовались волдыри — протыкать их нельзя. Это предохранит кожу от заражения.

Солнце полезно, как лекарство, в разумных пределах. Поэтому не будьте беспечны, заботьтесь о здоровье: загорайте правильно и не превышайте без надобности норму нахождения под солнцем для своего же блага.

Врач-дерматовенерологУЗ «Минский областной кожно-Венерологический диспансер»                                    В.Г. Коцур

Почему не надо поднимать иммунитет — ни детям, ни врослым!

Пора осенне-зимних простуд неотвратимо приходит к каждому из нас ежегодно. Особую озабоченность это вызывает у мам, дети, которых пошли в садики. И началось: в аптеках тоннами скупаются иммуномодуляторы – препараты, поднимающие иммунитет. Надо ли принимать такие лекарства, а особенно давать их детям? И как же поднять иммунитет?

Владимир Мищенко, врач-терапевт

Для начала – что такое иммунитет? Официальное определение: иммунитет (от лат.

Immunitas — освобождение, избавление от чего-либо) – это невосприимчивость организма, сопротивляемость его инфекционным агентам (в том числе болезнетворным микроорганизмам и чужеродным веществам), способность организма противостоять изменению его нормального функционирования под воздействием внутренних и внешних факторов.

Говоря проще, иммунитет – это способность организма справляться с инфекциями, новообразованными злокачественными клетками (у всех людей такие клетки постоянно образуются, но иммунная система убивает их еще до того, как они начнут размножаться) и неблагоприятными факторами внешней среды.

У кого, говорят, плохой иммунитет?

Речь идет не о здоровых детях, которые болеют ОРЗ (дошкольники могут болеть ОРЗ каждый месяц-два, и это норма). И не о взрослых, которые простужаются и страдают насморком 2–3 раза в год. Это здоровые люди.

Иммунитет низкий:

у детей с настоящим врожденным иммунодефицитом. Это дети, которые имеют генетическую поломку, вследствие которой организм не может защищаться от возбудителей болезней. И это не 5–6 раз за год ОРЗ. Это тяжелые бактериальные инфекции в первый год жизни, гнойные осложнения, туберкулез;

у всех возрастных групп с ВИЧ-инфекцией. Но далеко не у всех ВИЧ-положительных. Многие из этих людей благодаря наблюдению и лечению живут обычной жизнью, рожают детей, и все у них хорошо;

если человек получает или получал иммунодепрессивное лечение – химиотерапию, преднизолон/метипред, иммунодепрессанты. Такое лечение показано при опухолях; некоторых других заболеваниях, например, тяжелом ревматоидном артрите; пересадке органов и в ряде других случаев;

если у человека декомпенсированный сахарный диабет.

Если вы или ваш ребенок не имеют таких болезней, то не надо тратить деньги на бессмысленные иммунологические обследования и иммуномодуляторы.

Все иммуномодуляторы, продающиеся в России, не прошли качественных исследований эффективности и безопасности, и нигде в европейских странах вы не найдете врача, который назначает такие препараты. К детским соплям там относятся гораздо спокойнее, чем у нас.

Природа умнее человека и, создавая человека, снабдила его достаточно сильными механизмами защиты для того, чтобы выжить почти в любых условиях без сомнительной фармакологической поддержки.

Несколько советов родителям, дети которых пошли в садик и начали болеть

Частые ОРЗ в начальный период посещения детского сада – это нормальная реакция организма ребенка на первый выход в коллектив.

Дело в том, что в популяции циркулирует определенное (впрочем, достаточно небольшое) количество вирусов, с которыми организм ребенка должен «познакомиться». «Знакомство» протекает в форме острой респираторной инфекции.

Приходя в садик, ребенок инфицируется незнакомыми штаммами и… увы, болеет. Этот путь проходит каждый ребенок. К уровню иммунитета проблема не имеет никакого отношения.

Если дети подружки или соседки пошли в сад и таких проблем у них не было – значит к моменту выхода в садик уже перенесли основное количество инфицирований – в транспорте, в кино, от знакомых. В принципе, чем более активен ребенок (точнее, его родители), тем раньше он проходит этот путь. Ребенок, запертый в четырех стенах, естественно, реже контактирует с вирусами.

Некоторые родители задумываются: а отдавать ли ребенка в сад? Как воспитывать ребенка – дома или в дошкольных учреждениях, каждая семья решает самостоятельно. Но при домашнем воспитании проблема будет отнесена на первый класс. Избежать ее, скорее всего, не удастся.

Чем же помочь ребенку, имея в виду, что иммуномодуляторы – пустая трата денег. Только разумным отношением, отсутствием паники и метаний, прогулками и играми на воздухе, разумным закаливанием. То есть лучшие иммуномодуляторы – это солнце, воздух и вода!

В момент заболевания ОРЗ не стоит давать ребенку весь ассортимент близлежащей аптеки.

Допустимо некоторое ограничение подвижности (не стоит до умопомрачения носиться во дворе), но, как правило, нет необходимости в постельном режиме; обильное вкусное питье – чем больше, тем лучше, вкусная, любимая ребенком пища, чуть больше, чем обычно, родительского внимания, ласки и заботы. Что касается лекарственных препаратов, то ни антибиотики, ни витамины проблему не решат.

Антибиотики не нужны при ОРЗ ни в коем случае – они не действуют на вирусы, в дополнительных витаминах при полноценном питании необходимости нет.

При необходимости ваш участковый педиатр назначит нужные препараты. Самолечение недопустимо.

Без назначения врача ребенку любого возраста можно дать только жаропонижающее и в крайнем случае закапать в нос сосудосуживающие капли (в возрастной дозировке и только 2 раза в день).

А вот мнение подружек, бабушек, соседок, радиопрограмм, газеты «ЗОЖ», телевизионных передач и прочего… мы с вами всерьез обсуждать не будем. Медицина – это наука, которая в наше время развивается бурными темами и ее практические разработки строятся на фундаментальных исследованиях и знаниях человеческого организма, а не на досужих домыслах.

Взрослые проблемы, или ипохондрия с анемией

Коммерческие обследования «на иммунитет» приобрели невиданный доселе размах. Множество взрослых людей делают тысячи исследований – так называемых «иммунограмм». Исследование стоит больших денег, содержит очень много параметров, и, как правило, в одном-двух показателях бывают незначительные отклонения.

Все эти обследования делаются на фоне «слабости, усталости, плохой памяти» и прочих жалоб, которые вроде бы и работать не очень мешают, ну а жизнь осложняют.

К сожалению, доступность коммерческих анализов, особенно в крупных городах, сыграла свою отрицательную роль – многие люди воспринимают врача только как «расшифровщика анализов», а на самом деле это вовсе не так.

Очень многое можно понять при осмотре пациента, иногда 1–2 простых и недорогих анализа скажут больше, чем длинная простыня экзотических тестов. Очень часто исследуют антитела к вирусам герпеса, цитомегаловируса и вирусу Эпштейна-Барра.

Как правило, у подавляющего числа людей находят антитела класса G, с которыми потом страдальцы ходят по врачам, получают препараты с недоказанной эффективностью, которые, разумеется, не помогают. На самом деле такие антитела – всего лишь свидетельство встречи организма с этими вирусами.

Они неопасны для всех, кроме больных ВИЧ-инфекцией и пациентов, перенесших пересадку органов или принимающих лекарства, подавляющие иммунитет. Как правило, у женщин самой частой причиной слабости и плохой работоспособности является железодефицитная анемия, а у мужчин – ипохондрия, то есть общий несколько депрессивный настрой по отношению к жизни. Анемия прекрасно лечится препаратами железа, а от ипохондрии помогают хорошие психотерапевты.

  • Поэтому не надо думать, что корнем всех зол со здоровьем является иммунитет, и назначать себе анализы, а уж тем более лечение самостоятельно.

Иммунный ответ в контексте коронавируса SARS-CoV-2

Сильный иммунитет, слабый иммунитет, риски тяжёлой формы болезни COVID-19.

Люди по всему миру болеют новой коронавирусной инфекцией.

Одни переносят легко, другие тяжело, с угрозой для жизни — какие тут факторы важны и какова роль иммунитета? Есть накапливающаяся статистика: все уже запомнили, что риски тяжёлого течения COVID-19 сильно растут с возрастом пациента, значительно выше для мужчин, чем для женщин, выше для людей с астмой, заболеваниями сердца и почек, для тех, кто принимает сартаны (распространённое лекарство для лечения артериальной гипертензии) и т.д. Но эти разрозненные факты не особо помогают понять патогенез, т.е. как развивается болезнь, и выделить важные факторы выздоровления или наоборот, проявления тяжёлой формы COVID-19.

Есть основания полагать, что большинство смертей от коронавируса связаны с чрезмерной и разрушительной реакцией иммунной системы, а не с прямыми повреждениями, которые организму наносит размножающийся вирус.

Читайте также:  Самые странные вещи, которые люди считают съедобными

Как определить риск такой реакции, и что, собственно, происходит с иммунитетом?

Иммунная реакция на вирус отличается у разных людей уже с первых часов заражения, она зависит и от наследственных факторов, факторов среды (например, загрязнённый городской воздух) и от привычек (например, курения или занятий спортом), влияющих на состояние иммунитета слизистых оболочек дыхательных путей. У кого-то быстро вырабатываются интерфероны — первые сигналы для организма о необходимости противовирусной защиты. В идеальной ситуации сигнал интерферонов I типа приводит к тому, что эпителий сам защищается от репликации вируса, и вдобавок иммунные клетки приходят и уничтожают заражённые клетки, которых на первой стадии немного. Если выработка интерферонов происходит с задержкой, вирус успевает размножиться, и для борьбы с ним требуется больше активирующих сигналов иммунитету, воспаление развивается интенсивнее/стремительнее, что приводит к — бóльшему повреждению ткани (эпителия альвеол лёгких).

Хорошо изучено, что для разных вирусных инфекций очень важен тайминг продукции интерферонов I типа.

Ранняя выработка интерферона или системное введение дополнительного экзогенного интерферона (на ранних асимптоматических стадиях болезни) в моделях на животных защищает от различных вирусов (первого SARS-коронавируса, хорошо изученной модельной инфекции LCMV, вируса иммунодефицита обезьян): ткань, подвергающаяся атаке инфекции, и врождённый иммунитет справляются с первой порцией вируса сразу после заражения. А вот если продукция интерферонов I типа начинается с задержкой, вирус успевает размножиться и распространиться по площади органа и дальше по организму. В тех же моделях на животных такая динамика ассоциирована со сниженным числом Т-киллеров субпопуляции CD8+ и патологически сильным системным воспалением — организм сильнее повреждается из-за действия врождённого иммунитета, и в таком случае становится гораздо сложнее полностью избавиться от вируса.

У вируса Эболы, например, есть белок VP35, ответственный за подавление выработки интерферона, поэтому Эбола сразу переходит на второй тип динамики вирусного иммунного ответа.

Из других респираторных вирусов пандемический штамм гриппа 1918 года тоже отличался нехарактерным для большинства сезонных штаммов гриппа эффективным подавлением продукции интерферонов I типа и параллельно повышал, как считается, уровень воспалительных сигналов (цитокинов) в системном кровотоке, что приводило к тяжёлому устойчивому воспалению ткани лёгких.

Параллельно и чуть позже выработки интерферонов, происходит реакция клеток врождённого иммунитета [1], в первую очередь, нейтрофилов и макрофагов.

Цели этой фазы иммунного ответа (будем считать второй фазой после интерферонов): заблокировать синтез вирусных белков, распознать вирус, слепить/связать в удобные для транспортировки комки, доставить в лимфоузлы, а также позвать побольше клеток иммунитета в зону «военных действий» — первую локацию инфекции в организме.

После этого в ближайших лимфоузлах при распознавании вирусных белков начинается фаза ответа адаптивного иммунитета, специфичного для конкретного вируса. Цели этой, третьей, фазы:

  1. настроить иммунный ответ с общей непонятной паники на противовирусный ответ (выбрать и активировать нужные клетки Т-хелперы);
  2. выбрать из разнообразия Т-клеток те, которые способны убить зараженные вирусом клетки, не повредив соседние клетки лёгких (активировать Т-киллеры);
  3. дополнительно выработать антитела с помощью В-клеток, чтобы блокировать готовые вирусные частицы.

Реакция адаптивного иммунитета точнее и безопаснее, на этой фазе организм стремится уменьшить мощности врождённого иммунитета и быстро ответить с помощью адаптивных иммунных клеток.

Если нашлись специфичные к вирусу Т-клетки и В-клетки (способные узнать белковые фрагменты вируса своими Т- и В-клеточными рецепторами), они получают лицензию на работу и размножение, это значит, что в организме формируется клон клеток — множество одинаковых специфичных к вирусу клеток.

Из этого множества одинаковых потомков часть клеток скорее всего выживет и сформирует иммунную память, чтобы повторно человек не заразился.

Самая важная часть противовирусного адаптивного иммунного ответа — это специфичные Т-киллеры (CD8+ Т-клетки), которые уничтожают заражённые клетки респираторного/кишечного эпителия. При этом тоже повреждается ткань альвеол, но иначе мы не можем избавиться от вируса, уютно и спокойно размножающегося внутри наших клеток.

Т-клеточный иммунный ответ на новые инфекции сильно ослабляется с возрастом, особенно после 60 лет.

Специфичную Т-клетку к совершенно новой инфекции сложно подобрать, скорее всего, у пожилого пациента в организме вообще нет таких подходящих клеток: почти все Т-клетки представляют собой клоны иммунной памяти на старые прошедшие инфекции, а тимус (вилочковая железа) уже не производит новые Т-клетки [2].

Что делать иммунитету, если не хватает подходящих Т-клеток?

В этот момент макрофаги в лёгких выделяют сигналы, призывающие больше Т-клеток в лёгкие. Однако среди появляющихся не будет специфичных к вирусу клеток, и сигналы воспаления продолжаются и усиливаются. Иммунная система «сходит с ума» и производит сигналы воспаления без остановки, этот процесс называют цитокиновым штормом.

Это лихорадка, которая тяжело переносится организмом и может привести к отказу органов; кроме того, накапливается жидкость в лёгких; ткань лёгких повреждается в результате активации макрофагов и нейтрофилов.

Многие называют это иммунным парадоксом, свойственным и новому вирусу, и предыдущим коронавирусам SARS (атипичная пневмония) и MERS (ближневосточный респираторный синдром): у пациентов со слабым, подавленным адаптивным иммунитетом в патогенезе развивается сильная реакция врождённого иммунитета — опасный для жизни цитокиновый шторм.

Кстати, раннее отслеживание чрезмерного уровня воспаления в крови пациентов и активное подавление цитокинового шторма — одна из стратегий лечения COVID-19.

Например, применяются антитела-блокаторы воспалительного цитокина IL-6 (они помогают контролировать воспаление: оно не уменьшается, но перестаёт увеличиваться), тестируются и другие блокаторы факторов воспаления или их рецепторов. Вообще про подходы лечения рекомендую читать здесь: http://spid.center/ru/articles/2678/.

Важны ли антитела [3], которые производят В-клетки, начиная со второй недели инфекции?

Очень многие эксперты сейчас говорят и пишут, что как только ваш организм начинает вырабатывать нейтрализующие коронавирус антитела, вы точно выздоровеете, это дело времени. Это не совсем так.

Кроме того, что можно не успеть обогнать вирус, сейчас всё больше данных говорит о том, что антитела усиливают повреждение лёгких и ускоряют кровоизлияние в них, от которого человек погибает.

Например, здесь показано, что титр (концентрация, уровень в плазме крови) IgG-антител скоррелирован с возрастом, тяжёлыми симптомами и лимфопенией (снижением количества клеток адаптивного иммунитета).

Это же показывает и модель, в которой макак заражали предыдущим вирусом SARS (высокий титр эффективных нейтрализующих антител IgG к spike-белку оболочки коронавируса коррелировал с сильным повреждением ткани лёгких). Почему так происходит, что от антител ухудшается течение COVID-19, интуитивно же должно же быть наоборот?

Дело в том, что кроме последовательности

врождённый иммунитет → доставка вируса или его обломков в лимфоузел → подбор, поиск и активация адаптивного иммунитета

есть и следующая часть: адаптивный иммунитет выбрал стратегию конкретного иммунного ответа (Т-хелперы подумали и решили) → часть оружия врождённого иммунитета выключается, нужная часть продолжает использоваться.

Здесь антитела типа IgG1 направляют и активируют конкретную часть врождённого иммунитета: атаку М1-воспалительных макрофагов на клетки, на поверхности которых сидит вирус. Это не сломанная, а адекватная реакция именно на вирусную инфекцию, но чрезмерная.

До этого часть макрофагов в лёгких находились в спокойном режиме, в котором они стимулируют регенерацию: размножение клеток, рост матрикса [4], на котором клетки живут; а также занимались уборкой мёртвых клеток и мусора.

М1-воспалительные макрофаги уничтожают матрикс, атакуют клетки, облепленные вирусом, и очень быстро разрушают тонкие альвеолы.

Как же тогда сработают терапевтические антитела к коронавирусу?

Возможно, при производстве терапевтических антител подойдёт применяющийся сейчас подход с оптимизацией по максимальной прочности связывания антител с вирусом. При этом может возникнуть необходимость поменять изотип гуманизованных антител, например, с IgG1 на IgG4, т.к.

IgG4 будут мешать вирусу проникать в клетку, но не будут активировать макрофаги. Возможно, подход к подбору терапевтических антител придётся поменять и это вообще будет антитело не на spike-гликопротен вируса, а на другой антиген.

Относительно лечения пациентов с COVID-19 сывороткой, полученной от переболевших этим заболеванием людей, что-то определённое сказать сложно, т.к. подобный препарат будет содержать смесь антител с разными свойствами и функциями, и прогнозировать результат терапии на современном этапе весьма затруднительно.

Об этом проще будет говорить по результатам, которые мы увидим в течение следующих двух-трёх месяцев.

Есть ли у SARS-CoV-2 особенные механизмы подавления иммунитета, неправильной активации иммунитета?

За последние недели я видела довольно много противоречивых данных о лимфопении (снижении количества клеток адаптивного иммунитета) у пациентов COVID-19.

Пока непонятно, это все клетки ушли на войну в лёгкие/кишечник и поэтому снижена численность в крови? Или иммунные клетки активно погибают? Вопрос остаётся открытым, но и не все исследования подтверждают этот факт.

В некоторых когортах не было разницы по общей численности лимфоидных клеток между пациентами с лёгким и тяжёлым протеканием болезни, то есть лимфопения под вопросом.

Кажется, есть возможность для более сложной регуляции работы В-клеток и выработки антител, но это на данный момент не до конца изучено.

В геноме SARS-CoV-2 (у первого SARS такого не было) есть участок, комплементарный продукту гена BLNK, который важен для развития В-лимфоцитов.

Теоретически, коронавирус может с помощью этой РНК влиять на дифференцировку новых наивных В-клеток и в селекции активированных В-клеток, пока идёт отбор оптимальных антител, тем самым меняя адаптивный иммунный ответ.

Прививка BCG: проще ли протекает COVID-19 у вакцинированных?

Сейчас есть только нечёткие эпидемиологические данные, и понимание молекулярных механизмов появится нескоро.

В целом известно, что БЦЖ снижает частоту тяжёлых осложнений не только в случае туберкулёза, а при различных респираторных инфекциях (особенно если вакцинируют в юном возрасте, по-видимому).

Этот положительный эффект обусловлен не специфичным адаптивным иммунитетом, а зависит от феномена «тренированного врождённого иммунитета» и работы иммунных клеток, занимающих промежуточное положение между врождённым и адаптивным иммунитетом.

Другими словами, выигрыш, заключающийся в уменьшении частоты осложнений, объясняется через «тренированное» состояние иммунных клеток, живущих в респираторном эпителии. Если преимущество вакцинации БЦЖ подтвердится и для нового коронавируса, то это не будет чем-то удивительным.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector