Молодежь способствует росту заболеваемости COVID-19

Власти России готовятся к новому всплеску заболевания коронавирусом в первые месяцы нового года, сообщило агентство Reuters, ссылаясь на три источника в правительстве РФ. Ожидается, что новая волна может начаться в январе-феврале 2022 года. По предварительной оценке число новых случаев заражения в сутки может достичь 50 тысяч человек.

Источники пояснили, что грядущее увеличение случаев заболевания обсуждалось на заседаниях правительства. В частности, речь шла об обеспечении готовности системы здравоохранения к началу 2022 года. Несмотря на то, что, по наблюдениям, штамм «омикрон» не вызывает серьезных осложнений, в Кремле уже позаботились об обеспечении необходимого числа больничных коек, заявил источник.

Всплеск заболеваемости ожидается после новогодних праздников, когда россияне, отдыхающие за границей, вернутся на родину.

Несмотря на то, что власти не ввели масштабных ограничений в связи с «омикроном», граждан призвали быть более внимательными в течение праздников.

Кроме того, в Кремле выразили разочарованность недостаточным уровнем вакцинации в стране. По данным на 30 декабря полный курс вакцинации прошли лишь 61,8% россиян.

Ранее сообщалось о том, что главам регионов было поручено усилить меры по борьбе с коронавирусом. В частности, увеличить уровень коллективного иммунитета за счет вакцинации населения, обеспечить работу пунктов вакцинации в праздники, а также провести дезинфекцию освобождающихся помещений больниц, школ и вузов до 10 января.

Все новости

Молодежь способствует росту заболеваемости COVID-19

Молодежь способствует росту заболеваемости COVID-19

Молодежь способствует росту заболеваемости COVID-19

Молодежь способствует росту заболеваемости COVID-19

© Инфо 24, 2022

  • Политика
  • Экономика
  • Общество
  • Культура
  • Наука и техника
  • Спорт

Биолог Якутенко объяснила, почему в Европе, где много привитых, снова растет заболеваемость COVID-19

В Европе, несмотря на относительно высокий процент привитых от коронавируса, в середине ноября устрашающе растет число заболевших: цифры бьют рекорды с начала пандемии. Более того, в палатах реанимаций больниц некоторых стран уже заканчиваются места. Противники вакцинации и сомневающиеся ликуют: «Вот видите, мы же говорили — прививайся, не прививайся — все едино! Никакой разницы».

В чем причина столь неприятной ситуации? И будет ли спад к Рождеству?

Австрия с 15 ноября ввела локдаун для непривитых от COVID-19 и тех, кто еще не переболел коронавирусной инфекцией.

Непривитые смогут выходить из дома только за покупками в супермаркет, аптеку, на помощь нуждающимся, на работу, прогулку. С 8 ноября они уже не могут посещать рестораны, бары, кафе, салоны красоты и массажа, фитнес-центры, кино, театры и заселяться в отели.

По данным The Washington Post, в Австрии один из самых низких показателей вакцинации в Западной Европе — полностью привиты только 65% населения.

В Германии вводятся ограничения на посещение ресторанов, музеев, кинотеатров, бассейнов. Ходить туда могут только привитые или недавно выздоровевшие.

Власти Нидерландов решили ввести новый локдаун из-за ухудшения ситуации с коронавирусом.  Бары, рестораны и магазины с товарами непервостепенной важности будут закрываться с 19:00 на протяжении трех недель. Спортивные мероприятия будут проходить без зрителей.

Власти Черногории объявили частичный локдаун из-за роста числа заражений коронавирусом. Впервые он вступит в силу 15 ноября в 21:00 по местному времени. Свободно перемещаться жителям разрешено только после пяти часов утра. Такие меры власти объясняют ухудшающейся эпидемиологической ситуацией: заболеваемость в последние дни растет вместе со смертностью. 

Молодежь способствует росту заболеваемости COVID-19

— Да, действительно, ситуация в Европе не очень спокойная, — говорит молекулярный биолог Ирина Якутенко в своем YouTube-канале. — Но все не так просто. Есть графики, показывающие общее число заболевших среди вакцинированных и среди невакцинированных.

Из этих графиков хорошо видно, что количество заболеваний на сегодняшний момент в группах вакцинированных примерно в шесть раз меньше, чем в группах невакцинированных.

Если посмотреть на количество смертей, то окажется, что среди тех, кто не вакцинирован, умирает среди заболевших в 12 раз больше, чем среди тех, кто заболел, несмотря на вакцинацию.

Заболевают и те, и другие — да! Но вакцинированных — гораздо меньше, и у тех, кто заболевает, крайне редко болезнь переходит в какую-то тяжелую стадию и тем более редко люди умирают.

— Если мы посмотрим данные по больницам, тем более — по отделениям реанимации, то там цифры еще более впечатляющие — абсолютное большинство людей, которые там лежат с тяжелой формой COVID-19 относится к группе невакцинированных — не получивших ни одной дозы вакцины. Людей, получивших две дозы вакцины, в реанимациях практически нет, — говорит Ирина Якутенко.

По словам эксперта, сейчас уже никто не скрывает, что люди, которые прошли полный курс вакцинации, тоже попадают в реанимацию.

— Они относятся к группам высокого и очень высокого риска — это либо уже очень пожилые люди, либо люди с большим букетом разнообразных заболеваний, повышающих риски тяжелого протекания COVID-19, либо и то и другое вместе.

Ведь эти параметры зависят друг от друга — чем мы старше, тем менее здоровы, — поясняет Ирина Якутенко. — Другими словами, для этих людей ковид настолько опасен, что даже на фоне защиты они заболевают и умирают. Нет сомнений, что без защиты они умерли бы со 100% вероятностью.

А с защитой — не все из этих людей из групп высокого и очень высокого риска попадают в больницы и умирают.

Критическая ситуация в больницах, которая наблюдается сейчас во многих странах Европы и именно из-за которой сейчас вводят новые ограничения — вовсе не из-за числа заболевших — это важно.

Эксперт поясняет, что само по себе число заболевших COVID-19 — это не такой принципиальный параметр. Важно именно то, насколько загружены больницы. И именно поэтому страны вводят локдауны.

— Когда забиты больницы и реанимации, это означает, что система здравоохранения находится под угрозой, — приводит доводы молекулярный биолог.

 — Ведь когда человек с инсультом, инфарктом, тяжелой беременностью поедет в больницу, для него просто не будет мест.

Они будут забиты людьми с тяжелым течением ковида — преимущественно теми, кто за год, что уже в доступе вакцины, по каким-то причинам так и не сделал прививку. Причина — как правило, не медицинская, а простое нежелание прививаться.

Эксперт пояснила, почему в Европе вновь начался рост заболеваемости и страны накрыла новая волна коронавируса. Ведь еще недавно почти все ограничения были сняты, и ситуация в больницах была спокойная.

— Первая причина — недостаточный уровень привитых людей среди населения, — говорит Ирина Якутенко. — Если сравнивать с Россией (30-35% привитых), то да — в Европе он больше. От 60% в странах-аутсайдерах до 85% среди рекордсменов (например, в Португалии). В среднем — 60-65%.

Такой уровень, вроде бы, кажется очень высоким, но на самом деле — категорически недостаточен. Дело в том, что у нас пандемия дельта-штамма. Он имеет другие свойства (в первую очередь, он гораздо более заразный).

И поэтому, чтобы начал работать коллективный иммунитет (такое состояние, когда иммунитет в обществе настолько высок, что вспышки затухают сами собой, потому что на кого вирус не перепрыгнет, у всех есть иммунитет), он должен составлять больше 80%. А практически ни в одной стране Европы не достигнут этот уровень.

А это значит, что вирус будет распространяться. Ему хватает «кормовой базы», чтобы делать это без замедления. И уровня менее 80% недостаточно, чтобы нужный эффект глобально проявился.

— Есть еще один момент — несмотря на то, что коллективный иммунитет не достигнут, во многих странах ковидные ограничения были сняты — из-за более-менее спокойной ситуации летом и… из-за усталости.

Многие политики все же решились ослабить меры под давлением общественности, — говорит Ирина Якутенко. — Так что вирус получил дополнительную возможность распространяться. Он и так имеет ее, потому что нет коллективного иммунитета.

Плюс мы облегчаем эту ситуацию, разрешая людям общаться друг с другом свободно — привитым и непривитым.

Да, привитые могут заражаться и могут передавать вирус дальше, но это происходит с гораздо меньшей эффективностью, чем среди непривитых. Есть исследования, которые показывают — чем больше в семье привитых, тем меньше риск у непривитых членов семьи.

Эксперт отмечает, что если представить ситуацию, что все общество оказалось привитым, а вирус продолжает распространяться, потому что приобрел резистентность и уходит из-под иммунитета, то тогда наблюдались бы высокие цифры заболеваемости, но люди не попадали бы в больницы и не умирали.

— Еще одна группа людей, которая осложняет ситуацию с заболеваемостью в Европе — это дети, — считает Ирина Якутенко. — До сих пор в Европе не одобрены прививки для детей младше 12 лет. Видимо, это будет сделано в обозримой перспективе, но не сейчас.

Пока для них нет прививок, дети будут постоянным «резервуаром» — по непривитым вирус распространяется быстрее, чем по привитым. К сожалению, те, кто выступает против прививок, не хотят вакцинировать и детей. Сопротивление против прививок детям будет даже более интенсивным.

А это означает, что коронавирус будет с нами гораздо дольше, чем мог бы.

Если после того, как появились прививки, была надежда, что мы быстро справимся с коронавирусом, то сейчас из-за упорного сопротивления довольно большого процента людей мы будем дольше в ситуации отсутствия нормальной жизни, чем могли бы.

— К сожалению, по всем прогнозам, Рождество в Европе обещает быть унылым, — прогнозирует эксперт.

 — Вечеринки в той или иной степени будут ограничены, если не отменены, Рождественские ярмарки будут закрыты или введены жесткие правила и так далее. Свободного Рождества ожидать не приходится.

Те ограничения, которые раньше мы видели во всей Европе, будут вводиться по разным странам. Вектор будет таким. Пока волна не спадет.

«Болеют вплоть до ИВЛ»: как COVID-19 убивает молодежь — Газета.Ru

У многих молодых людей, заразившихся коронавирусом, наблюдается тяжелое течение болезни, сообщают медики.

Пока люди убеждены, что COVID-19 сильнее отражается на здоровье пожилых, число зараженных среди молодежи неуклонно растет.

Из-за того, что медпомощь в большей степени оказывается пациентам старше 65 лет, молодых людей с менее серьезными симптомами толком не обследуют, что приводит к ухудшению их самочувствия, утверждают врачи.

Многие молодые пациенты с подтвержденным диагнозом COVID-19 тяжело переносят заболевание, сообщила главный врач 52-й больницы в Москве, доктор медицинских наук Марьяна Лысенко.

Она отметила, что в начале вспышки были подвержены заражению инфекцией в основном пожилые люди, однако сейчас тенденция изменилась. «Вирус тяжелый. Мы сейчас видим изменение среднего возраста у пациентов.

Читайте также:  Подари себе жизнь: фитнес-программа для Антона Хабарова

Достаточно много и молодых людей, не особенно отягощенных соматически, но, тем не менее, тяжело переносящих эту инфекцию. В том числе и с фатальными исходами», — рассказала медик в эфире телеканала «Россия-1».

Лысенко напомнила, что инфицированные коронавирусом умирают не только из-за сопутствующих заболеваний, но и непосредственно от COVID-19. «К сожалению, он поражает достаточно здоровых, и в этом случае мы считаем, что они умирают от проявлений коронавирусной инфекции», — подчеркнула медик.

Другие эксперты в сфере здравоохранения также уверены, что молодые люди рискуют заболеть COVID-19 не меньше, чем пожилые. «Вирусу абсолютно все равно, ребенок перед ним, или взрослый, или пожилой человек. Он заражает всех подряд. На днях нами получена совершенно новая информация касательного того, что, оказывается, довольно большое количество молодых людей болеет коронавирусной инфекцией.

И болеют они тяжело, вплоть до необходимости использования ИВЛ или других методов интенсивной терапии. Это было замечено моими коллегами в Италии и США, а теперь мы зафиксировали такую же картину и у нас в России»,

— рассказал сайту kp.ru ученый-кардиолог, член-корреспондент РАН, замдиректора медцентра МГУ Симон Мацкеплишвили.

Глава Национального института аллергии инфекционных заболеваний США Энтони Фаучи и вовсе призвал молодых людей со всего мира следить за своим здоровьем несмотря на информацию о том, что в зоне риска находятся только пенсионеры.

«Никто не является неуязвимым. Вы должны быть очень важной частью наших национальных усилий по сдерживанию вспышки болезни. Вы не должны быть пассивными в этом деле. Вы являетесь важной частью плана по сдерживанию этой пандемии. Мы действительно нуждаемся в вас», — заявил медик, передает Bloomberg.

Медики объяснили, что молодые пациенты стали чаще заражаться коронавирусом в связи с несколькими факторами: во-первых, многие из них страдают от вредных привычек — в частности курения кальянов и вейпа, подчеркнул замдиректора Медицинского центра МГУ имени М.В. Ломоносова Симон Мацкеплишвили.

«Передача бактерий идет не из насадки, которую в приличных заведениях выдают каждому гостю, а из трубки. Именно здесь и в колбе кальяна обитают микробы. Дезинфицировать составные части кальяна достаточно сложно. Не исключаю аналогичного распространения и для коронавируса.

Есть и американская статистика, которая показала высокую смертность у подростков, которые курят вейпы. Вейпы курят, передавая их друг другу и ничем не дезинфицируя кончики устройств. Возможно, коронавирус тоже нашел для себя такой путь распространения»,

— пояснил медик kp.ru.

Действительно, об уязвимости курильщиков перед коронавирусом ранее уже говорили американские ученые. Согласно результатам их исследований, заражение новой инфекцией может обернуться для курящих тяжелым заболеванием легких — оно становится критичным при коронавирусе, рассказала профессор Нью-Йоркского университета Уинтроп Мелоди Пирзада порталу Scientific American.

Кроме того, причиной вспышки COVID-19 среди молодых людей могли стать пришедшие из КНР данные о том, что зачастую заражению COVID-19 подвержены именно пенсионеры. «Их по всему миру стали оберегать, а максимальная концентрация вируса осталась среди молодежи. Вот вам и распространение в этой возрастной группе», — подчеркнул член-корреспондент РАН Мацкеплишвили.

Молодые борются за «драгоценную больничную койку»

Принято считать, что проблемы с оказанием медпомощи испытывают только пожилые люди, инфицированные коронавирусом.

Якобы врачи, распределяя ИВЛ между тяжелобольными пациентами, вынуждены отдавать аппарат молодому зараженному, так как у него больше шансов выжить.

В противовес этим утверждениям 28-летний врач из больницы Нью-Йорка опубликовала свои дневниковые записи в американском журнале The Atlantic, где рассказала о пренебрежении к молодым пациентам с COVID-19.

Медик дежурила в своей больнице 20 марта. В тот день к ней пришел молодой пациент с высокой температурой и сухим кашлем — врач подозревала у него коронавирусную инфекцию, но снимок грудной клетки был чистым, а измеренный уровень кислорода – стандартным.

«Я хотела проверить его на COVID-19, но он был недостаточно болен, чтобы требовать госпитализации. Мы отчаянно хотим проверять и заботиться обо всех, но в нашей ситуации это невозможно. Я сказала ему, что он должен жить с предположением, что у него есть вирус, и дала инструкции о том, как провести карантин дома»,

— рассказала специалист.

За ту ночь ей приходилось несколько раз отправлять молодых пациентов с подозрением на коронавирус домой, потому что койки в больнице заняты многочисленными пожилыми людьми с более тяжелыми симптомами, а тест-систем на всех не хватает. В ту же смену к девушке обратился юноша, который в течение трех дней страдал от лихорадки, кашлял и испытывал слабость.

«Но босс этого молодого человека не верил, что он болен, поэтому он продолжал работать с клиентами множество смен. Осмотрев молодого пациента, я определила, что он болен, но недостаточно болен, чтобы получить драгоценную больничную койку или тест COVID-19, поэтому я дала ему записку для работодателя, подтверждающую болезнь и необходимость оставаться дома», — пояснила девушка.

Она подчеркнула, что сожалеет каждый день о том, что не может проверить и отправить на лечение всех пациентов — даже тех, кто, вероятнее всего, болен коронавирусом.

Молодые люди также признаются, что чувствуют недостаточное внимание к себе из-за того, что они не находятся в зоне риска. Родственники и соседи часто заходят к одиноким пенсионерам, чтобы проверять их состояние, в то время как молодые люди, которые тоже могут жить одни, вынуждены сами оказывать себе помощь, рассказал 34-летний глава фонда Out Foundation Уилл Ланье, который живет один.

«Никто не навещает молодых людей. Здесь только я и моя собака. Если бы я даже поскользнулся в душе, прошло бы несколько дней, прежде чем кто-нибудь нашел бы меня», — сообщил он изданию The New York Times.

Эпидемиолог рассказал о росте доли молодых людей среди заболевших COVID-19

07 июля 2021, 08:02 • ТАСС

Заболеваемость коронавирусной инфекцией в России продолжает расти, появляются новые быстро распространяющиеся мутации, вирус «молодеет» — все чаще пациентами стационаров и отделений реанимации становятся молодые люди. И вакцинация по-прежнему является единственным способом победить пандемию COVID-19.

О том, когда в России может быть сформирован коллективный иммунитет к коронавирусу, следует ли ожидать новых антирекордов по ежедневному числу заражений, есть ли риски проникновения в страну новых опасных мутаций, готова ли Россия к осеннему эпидемическому сезону по гриппу, в интервью ТАСС рассказал заместитель директора по научной работе Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, член-корреспондент РАН Александр Горелов.

— Александр Васильевич, вы на пресс-конференции в ТАСС 5 июля сказали, что в России сейчас классическая вторая волна, идет рост заболеваемости коронавирусной инфекцией. Может быть, есть какие-то регионы, где наблюдается снижение заболеваемости или стабилизация ситуации?

— Хотелось бы иметь такие регионы, но в настоящий момент ситуация достаточно серьезная практически во всех регионах Российской Федерации. Сужу я по классическому индексу распространения, который, увы, превышает единицу. Хотелось бы, чтобы он в летнее время был на уровне 0,7 и ниже, но он, к сожалению, по-прежнему больше единицы.

— Получается, жаркая погода и высокая инсоляция никак не влияют на замедление распространения коронавируса?

— Абсолютно никак. Если мы в прошлом году были склонны к тому, что все-таки коронавирусная инфекция будет сезонным заболеванием, появление нового штамма, новой мутации привело к тому, что мы имеем подъем в летнее время.

Хотя, по сути, изначально было очевидно, что на вирус никак не влияет климатический погодный фактор, потому что в некоторых странах достаточно высокая температура на протяжении всех сезонов года, но не осталось ни одной страны, где не была бы зарегистрирована коронавирусная инфекция.

В других регионах планеты температура супернизкая, а коронавирус все равно там регистрируется.

— Тогда скажите, пожалуйста, ждем ли мы нового антирекорда по ежедневно выявляемым случаям заражения?

— Я все-таки надеюсь на то, что ограничительные меры способны ограничить распространение инфекции, как это было, собственно, весной 2020 года.

Когда приверженность к ношению масок, соблюдение социальной дистанции, использование санитайзеров — то, что уже стало для нас привычным, — будет в рутинной практике выполняться, это приведет к тому, что заболеваемость, бесспорно, снизится, но ключевую роль в снижении заболеваемости будет играть охват вакцинацией.

— Есть ли какие-то прогнозы по числу заразившихся? Какие цифры мы ожидаем, допустим, к концу лета? Будет ли рост заболеваемости наблюдаться в течение всего лета?

— Мне бы хотелось надеяться на то, что декабрьских рекордов (абсолютный максимум был зарегистрирован 24 декабря 2020 года, в России за сутки выявили 29 935 заразившихся коронавирусом — прим.

ТАСС), которые отмечались в нашей стране, мы не достигнем.

Повторяю, что ситуация достаточно серьезная, поэтому это требует от всех нас включиться в борьбу с коронавирусной инфекцией и не игнорировать общепринятые и доказавшие свою эффективность меры.

— Вы уже упомянули, что у нас появляются новые мутации. Распространяется ли у нас штамм «дельта плюс»? Заражаются ли им люди, и есть ли угроза вытеснения им мутации «дельта»?

— На самом деле, говоря о мутации «дельта», мы знаем три ключевых линии. В Российской Федерации это классический индийский штамм, и единичные случаи описаны официальной регистрации «дельта плюс». Мы живем в той стране, которая прицельно следит за распространением многих респираторных вирусов, и коронавирус — это не исключение.

Поэтому создан единый информационный банк, куда помещаются все генотипы циркулирующих штаммов, головное учреждение — это Центральный институт эпидемиологии, где распоряжением премьер-министра Российской Федерации от марта этого года создан банк, который ассоциирует сведения по циркулирующим генотипам в России, он также интегрирован в международное информационное пространство.

— Если говорить об индийской мутации, заражаются ли ею дети? Есть ли какие-то специфические симптомы?

— Специфических симптомов, увы, нет. Появляются данные о том, что у кого-то отмечаются с той или иной толикой поражения желудочно-кишечного тракта, но они были и весной.

Мы знаем, что у 2% детей отмечалось изолированное поражение только желудочно-кишечного тракта и у 29% взрослых отмечалось поражение желудочно-кишечного и респираторного тракта. К сожалению, применительно к индийскому штамму мы можем сказать, что инфекция помолодела.

Читайте также:  Любители газировки спят значительно меньше

Сейчас основная целевая аудитория, которая встречается или попадает в стационары, — это 14–29 лет.

Если мы говорили весной, осенью прошлого года, что женщины старше 45 лет, а мужчины от 30 до 40 лет наиболее часто болели коронавирусной инфекцией, в настоящий момент отмечается максимум регистраций в этой возрастной категории. Хотя повторюсь, что и в других возрастных категориях, к сожалению, также отмечается регистрация достаточно частая заболеваемости коронавирусной инфекцией, обусловленная индийским штаммом.

— Есть ли сведения, как болеет молодежь? Протекает ли у них заболевание все еще легче, чем у других возрастных категорий?

— К сожалению, все опять поменялось.

Тот тренд и, может быть, надежда на то, что я молодой, перенесу коронавирусную инфекцию в малосимптомной или бессимптомной форме, в настоящий момент не оправдывается, потому что вирус более контагиозен, обладает большей скоростью распространения в человеческом организме и вызывает большую тяжесть течения заболевания. Повторяю, что особое беспокойство вызывает именно эта возрастная категория, и, да, число лиц от 14 до 29 лет — более частые пациенты стационаров и, к сожалению, отделений реанимации. 

— Если говорить о распространении новых мутаций, сейчас появляются сведения о перуанском штамме, о тайском штамме коронавируса. Известны ли они нам, есть ли они в России и есть ли угроза, что они у нас появятся?

— Гарантии, что они у нас появятся, нет никакой. О том, что они существуют, мы абсолютно четко знаем, потому что, повторюсь, мы интегрированы в мировое пространство. Все, возвращающиеся из-за границы, подлежат обязательной процедуре сдачи мазка из носа и зева на ПЦР.

Поэтому будем уверены, что и «лямбда», и перуанский, и чилийский штамм, и прочие, которые еще появятся, будут редкими гостями или совсем не появятся в нашей стране. Очень четкая система мониторинга, система, которая суммирована службой Роспотребнадзора, позволяет нам ограничить появление тех или иных штаммов. Классический пример: давайте вспомним, что весной (2020 года — прим.

ТАСС), когда коронавирусная инфекция набирала свои обороты, закрытие китайской границы привело к тому, что штамм к нам пришел из Европы.

— Давайте поговорим о вакцинации.

 Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков недавно заявил, что добиться вакцинации 60% взрослых россиян от коронавируса к осени не удастся, сроки будут сдвигаться. К какому моменту удастся этого добиться? И почему, собственно, не удастся к осени?

​​​—  Вы знаете, если нам не удастся к сентябрю, то я не теряю надежды, что в октябре мы это совершим. Потому что в настоящий момент дефицита вакцинных препаратов нет. Мы — единственная страна, где доктор, я подчеркиваю, доктор может предложить пациенту три абсолютно разные вакцины.

И это важно в той ситуации, если у человека есть какие-то противопоказания или аллергические реакции. Но повторяю, что вакцинация здесь и сейчас — это ключевой лозунг. Мы должны прежде всего осознать, что альтернативы для того, чтобы защитить свое здоровье или даже жизнь, нет. Мир идет по этому пути.

Классическим примером является Исландия, где привито 90% населения, три недели ни одного случая заражения, отменены все ограничительные мероприятия, в том числе и ношение масок. Они вернулись к доковидной жизни.

Темпы регистрации заболевания в Израиле, Индонезии говорят нам о том, что вакцинация — это самая действенная и эффективная мера, которая позволяет нам не не заболеть, — мы говорим честно, что легкие формы заболевания могут быть, — а именно не попасть в реанимацию, не иметь тяжелые последствия и преодолеть вот этот негативный лонг-ковид или постковидный синдром, который, как ни странно, регистрируется даже при легкой и малосимптомной формах заболевания.

Человек, по сути, на полгода, а иногда и больше, полгода — 180 дней — это период наблюдения, теряет способность заниматься привычной работой: у него либо бессонница, либо мышечные или головные боли, спектр самый разнообразный. В настоящий момент описано только 15 психиатрических и неврологических диагнозов: мозг страдает достаточно часто.

Самое главное, что это происходит и у детей. Мне очень импонирует шведское исследование, весной и осенью прошлого года мы апеллировали в основном к Швеции, потому что у них были иные ограничительные мероприятия, чем у всей планеты Земля.

Выяснилось, что длительный ковид отмечается у 30% детей, которые перенесли различные формы заболевания этой инфекцией.

— Когда даст результаты обязательная для некоторых категорий граждан вакцинация от коронавируса, введенная в ряде регионов?

​​​​​— Здесь мы с вами четко уверены должны быть, потому что максимальное количество или условно защитные титры антител вырабатываются с 42-го дня от введения первой дозы при условии, что проведено двухдозовое введение вакцины. С 42-го дня можно более спокойно относиться к окружающему миру, но при этом не снимать маски.

Напомню, и вакцинированные болеют чаще всего легкими и бессимптомными формами, они могут быть источником инфекции для окружающих, поэтому вакцинация помогает защитить не только себя, но и окружающих.

Еще один не менее важный момент: для того чтобы мы с вами не боялись ни, условно, «индусов», ни «перуанцев», ни британских штаммов, нужно помнить, что коронавирус мутирует только не в иммунном организме.

По мере того как будет создаваться коллективный иммунитет, базисный иммунитет, коронавирусу мутировать будет все сложнее и сложнее. Таким образом мы прежде всего обезопасим себя от последующего подъема заболеваемости коронавирусной инфекцией.

— Александр Васильевич, вы не могли бы напомнить, что делать в случаеесли человек пошел на вакцинацию, привился первой дозой и заболел? Нужно ли ему подождать выздоровления и привиться второй дозой, или же потом придется заново проходить полный курс вакцинации? 

— В той ситуации, если человек заболел, а мы помним, что 250 респираторных вирусов, которые были до коронавируса, никуда не ушли, они рядом с нами, и между введением двух доз вакцины нужно максимально позаботиться о своем здоровье, потому что мы имитируем, по сути, легкий или ослабленный инфекционный процесс, поэтому важно провести исследование, что у вас. Если вы перенесли коронавирусную инфекцию, повторное введение не проводится. Если вы перенесли острую респираторную инфекцию, то через две-три недели после того, как у вас исчезнут симптомы респираторной инфекции, вы должны продолжить вакцинацию. Собственно, весь мир допускает разрыв между введением вакцины до шести недель.

— То есть если человек заразился именно коронавирусной инфекцией после первой дозы, то вторая ему не нужна?

— Вторая доза ему не нужна, он должен быть ревакцинирован через шесть месяцев после документированного случая коронавирусной инфекции.

— Готовимся ли мы к эпидемическому сезону по гриппу этой осенью? Получили ли информацию от ВОЗ о штаммах, которые мы ожидаем в новом сезоне, и вообще готовы ли мы?

— Грипп — достаточно серьезная инфекция, и не опасаться сочетания гриппа и коронавирусной инфекции по меньшей мере наивно.

 Повторяю, что ВОЗ в прошлом году применительно к гриппу рекомендовала постепенный переход к 2025 году на четырехкомпонентные вакцины для того, чтобы максимально снизить риск встречи с этой инфекцией.

Понятно, что сезонная вакцинальная кампания этого года должна предусматривать вакцинацию от гриппа, и я бы добавил, у лиц после 60 лет — от пневмококковой инфекции для того, чтобы риски иметь негативные последствия любых респираторных инфекций были минимальны.

Будь то классический грипп, будь то пневмококковая пневмония, которая не сходит с повестки дня, это достаточно серьезное заболевание, распространенное у детей до года и у лиц старше 60 лет. Коронавирусная инфекция никуда не отступила.

Время достаточно серьезное, поэтому вакцинопрофилактику нужно продолжать. Как, впрочем, если мы говорим о том, что прошло десять лет после вакцинации от кори, нужно подумать о том, не следует ли сделать прививку.

Важно помнить, что вакцинация в настоящий момент может проводиться либо в один день, либо с интервалом в 30 дней от одного введения до другого.

— Может быть, есть уже утвержденный процент охвата населения вакцинацией от гриппа в этом году?

— Традиционно лучший результат мы имеем, когда охват составляет от 60 до 70%. Прошлый год показал нашу обеспокоенность и готовность вакцинироваться. Именно когда в Российской Федерации было привито около 70% населения, 19 млн детей, мы имели единичные случаи гриппа. Поверьте, никто бы не хотел встретиться одномоментно с вирусом гриппа и с коронавирусом.

Беседовала Виктория Скутина

Прогнозирование динамики заболеваемости COVID-19 и планирование мероприятий по вакцинопрофилактике населения Москвы на основе математического моделирования

Посвящается памяти д.т.н. Боева Бориса Васильевича

Проблема возникновения эпидемий и пандемий инфекционных заболеваний и поиск мер по их предотвращению никогда не потеряют свою актуальность. Об этом в 2005 г. писал заведующий лабораторией эпидемиологической кибернетики НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи д.т.н. Б.В.

Боев: «Согласно прогнозам, в первой половине текущего века в любой географической точке планеты следует ожидать эпидемии или вспышки как «новых», так и «старых» инфекционных заболеваний.

В этих условиях особое значение приобретают опережающие научные исследования по анализу и прогнозу вероятных сценариев развития эпидемий опасных инфекционных заболеваний, которые могут появиться в результате чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» [1]. 

После первых сообщений в декабре 2019 г. о вспышке заболеваний пневмонией в Ухане (КНР) новый коронавирус быстро распространился по всем странам и континентам. К началу августа 2020 г.

количество зарегистрированных случаев инфицирования SARS-CoV-2 составило более 18 млн, погибло по причинам, связанным с коронавирусом, более 688 тыс. человек. В России, благодаря введенным противоэпидемическим мерам, удалось значительно уменьшить скорость распространения вируса.

Тем не менее, по данным официальной статистики, к началу августа 2020 г. в России выявлено более 850 тыс. инфицированных SARS-CoV-2 и зафиксировано 14 тыс. летальных случаев. Однако зарегистрированное количество инфицированных лиц представляет собой лишь часть их реального числа.

Доля невыявленных инфицированных лиц, по оценкам различных исследований, может составлять от 11,6 до 35,8% [2][3][4][5]. 

Распространение вируса SARS-CoV-2 продолжается во всем мире. Большие надежды возлагаются на вакцины, которые разрабатываются во многих ведущих научных центрах мира, в том числе в России.

Новая вакцина от коронавируса, разработанная в Национальном центре эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф.

Читайте также:  Соль и диван - враги пенсионеров

Гамалеи, уже успешно прошла этап клинических испытаний, после которого планируется наладить промышленное производство и начать проведение вакцинации населения. 

Применение адекватной эпидемиологической модели позволяет «восстановить» данные по заболеваемости и на их основе провести вычислительные эксперименты на компьютере по различным вариантам развития эпидемической ситуации.

В этой связи представляется актуальным проведение прогнозно-аналитических исследований на основе разработанной математической модели распространения SARS-CoV-2 с целью поиска наиболее приемлемых сценариев противоэпидемических мероприятий (ПЭМ) с учетом вакцинации населения. 

Цель исследования — с помощью эпидемиологической модели провести анализ и прогноз динамики заболеваемости COVID-19 на территории Москвы и определить основные подходы к организации ПЭМ с учетом вакцинации населения на сезон 2020/2021 гг. 

При разработке эпидемиологической модели использованы доступные публикации об особенностях клиники, патогенеза и эпидемиологии COVID-19; статистические данные о регистрации заболеваемости COVID-19 и количестве летальных случаев в Москве за период наблюдения; сведения Росстата о численности населения Москвы (12,678 млн человек). 

Была применена детерминированная математическая модель, разработанная на базе теории «Эпиддинамика», которая позволяет на основе данных о закономерностях развития инфекционного процесса (среди индивидуумов) получить представление о динамике эпидемического процесса в популяции [6]. На основе теории «Эпиддинамика» были успешно реализованы математические модели для изучения распространения значимых инфекционных и неинфекционных заболеваний [7][8][9][10][11]. 

За основу была взята модель типа SEIRF, которая описывает динамику «потока» лиц по соответствующим стадиям-состояниям: восприимчивые (S), в инкубационной стадии (E), в инфекционной стадии (I), с исходами болезни — реконвалесценция (R) или смерть (F).

 Для моделирования были определены следующие длительности стадий: инкубация — 2-14 дней, клиническая (инфекционная) стадия — 7-14 дней [12]. Вероятность перехода индивидуума в следующую стадию задается функциями: у(т) — функция развития периода инкубации; 5(т) — функция развития инфекционного периода.

Математическая модель развития эпидемии имеет вид системы нелинейных интегро-дифференциальных уравнений в частных производных с начальными и граничными условиями [1]. Модель успешно верифицирована на статистических данных о заболеваемости (с учетом «восстановленных» данных).

В модели не учитывались сезонные изменения вирулентности вируса, а также сделано предположение о том, что вирус существенно не мутирует за сезон 2020/2021 гг. При разработке прогнозных сценариев с учетом использования новой вакцины сделано предположение о 70% иммунологической эффективности. 

Исследования проводились в несколько этапов: 

  1.  Проведение процедуры «восстановления» данных о заболеваемости COVID-19 и выбор базового сценария. 
  2.  Прогнозно-аналитические исследования, включающие: 
  •  2.1 Анализ и прогноз текущей эпидемической ситуации (по базовому сценарию). 
  •  2.2 Вычислительные эксперименты, проведенные по прогнозным сценариям. 

На заключительном этапе проведена интерпретация полученных результатов и сделаны выводы. 

Особенностью новой коронавирусной инфекции является наличие случаев бессимптомного и легкого течения, что способствует передаче инфекции в популяции [13].

Если больные с тяжелым течением и средней тяжести регистрируются в связи с обращением в лечебные учреждения, то лица с легким и бессимптомным течением могут не обратиться за помощью.

До проведения широкомасштабных сероэпидемиологических исследований лишь небольшая часть бессимптомных лиц могла быть выявлена при тщательном эпидемиологическом расследовании контактов [14].

Таким образом, количество зарегистрированных случаев представляет собой лишь «видимую часть айсберга», а для правильной трактовки эпидемической ситуации требуется иметь полную картину заболеваемости. Поэтому первый этап наших исследований заключался в проведении расчетов по «восстановлению» исходных данных. 

«Восстановление» данных заболеваемости COVID-19 среди населения Москвы проведено на основании расчетов по двум показателям, которые затем сравнивали: 

  1.  по оценке верхней и нижней границы летальности от COVID-19 (Infection-Fatality Rate — IFR); 
  2.  по оценке иммунной прослойки населения Москвы, основанной на исследовании репрезентативной выборки. 

По данным систематического обзора литературы и метаанализа результатов исследований G. Meyerowitz-Katz и соавт. [15] был определен IFR.

 В отличие от показателя CFR (Case-Fatality Rate), который соответствует отношению количества летальных случаев к количеству зарегистрированных (выявленных) случаев заболевания, IFR вычисляется как отношение количества летальных случаев от инфекции к количеству всех инфицированных лиц (включая бессимптомные и легкие случаи инфекции). Показатель летальности IFR в европейских странах составил в среднем 0,64% с доверительным интервалом (ДИ) 0,50-0,78% [15]. 

Данные оперативного штаба о летальных случаях в Москве соответствуют количеству умерших с основной причиной смерти COVID-195.

 В соответствии с международными методическими рекомендациями по удостоверению и кодированию COVID-19 в качестве причины смерти6 исходные данные были пересчитаны с учетом случаев, когда вирус SARS-CoV-2 оказал существенное влияние на развитие смертельных осложнений заболевания. 

Исходы у больных с тяжелым течением COVID-19, госпитализированных для респираторной поддержки в отделения реанимации и интенсивной терапии

Вдекабре 2019 г. в Китае началась вспышка инфекции, вызванной SARS-CoV-2 (severe acute respiratory syndrome coronavirus-2) и получившей название COVID-19 (Coronavirus disease 2019) [1].

В течение последующих 6 мес общее число подтвержденных случаев новой коронавирусной инфекции в мире превысило 18 млн и продолжает быстро увеличиваться, особенно в США, странах Южной Америки и Индии. Только в июле 2020 г. в мире было зарегистрировано более 7 млн новых случаев SARS-CoV-2 инфекции.

Хотя санитарно-эпидемиологические меры, которые в том или ином объеме предпринимаются во всех странах, охваченных пандемией COVID-19, позволяют ограничить распространение инфекции, их неизбежное ослабление сопровождается новым ростом заболеваемости (“второй волной»). В связи с этим основные надежды в борьбе с пандемией связывают с вакцинацией.

В настоящее время в различных странах, включая Россию, разрабатываются почти 200 вакцин-кандидатов против SARS-CoV-2 [2]. Недавно были опубликованы обнадеживающие результаты клинических исследований 1-2 фазы вакцин, разработанных в России, Великобри тании, США или Китае [3-6].

В рандомизированном контролируемом исследовании у 1077 здоровых добровольцев в возрасте 18-55 лет однократное введение рекомбинантной векторной вакцины ChAdOx1, содержащей ген белка S( spike) SARS-CoV-2 (университет Оксфорда, Великобритания), вызывало образование нейтрализующих антител в достаточном титре в 91% случаев и Т-клеточный ответ в 100% [4].

Достигнутый эффект сохранялся через 56 дней. Вакцинация часто вызывала развитие местных и общих нежелательных реакций, однако они не были тяжелыми и обычно контролировались парацетамолом. В августе 2020 г.

в Российской Федерации была зарегистрирована первая отечественная вакцина против SARS-CoV-2, которая состоит из двух рекомбинантных аденовирусных векторов, несущих ген белка S вируса SARS-CoV-2. В двух открытых неконтролируемых исследованиях 1/2 фазы у 76 здоровых добровольцев введение вакцины вызывало мощный гуморальный и клеточный ответ и хорошо переносилось [6]. Основными нежелательными явлениями были боль в месте инъекции (58%), повышение температуры тела (50%), головная боль (42%), астения (28%) и боль в мышцах и суставах (24%). Серьезных нежелательных явлений не зарегистрировали.

У большинства больных COVID-19 характеризуется легким или бессимптомным течением, однако у части пациентов наблюдается развитие вирусной пневмонии, которая может осложниться острым респираторным дистресс синдромом (ОРДС) и полиорганной недостаточностью [7].

В Китае доля пациентов, которым потребовался перевод в отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) для респираторной поддержки, среди госпитализированных больных с COVID19 варьировалась от 5% до 32% [8,9], в Ломбардии (Италия) в ОРИТ были госпитализированы 9% из 17713 пациентов с подтвержденной SARS-CoV-2 инфекцией [10], а в Чикаго (США) – 6,1% из 8673 больных [11] По данным исследований, проводившихся в Китае и других странах, риск более тяжелого течения COVID-19 выше у людей старшего возраста, страдающих различными сопутствующими заболеваниями, прежде всего сердечно-сосудистыми, сахарным диабетом и ожирением [12-16]. Сходные результаты были получены в нашем ретроспективном исследовании, в которое были включены более 1000 пациентов с тяжелой и крайней тяжелой SARS-CoV-2 пневмонией, госпитализированных в ОРИТ лечебных учреждений Российской Федерации для респираторной поддержки [17]. Около половины из них были в возрасте старше 60 лет, а более чем у 2/3 пациентов имелись различные сопутствующие заболевания, в том числе артериальная гипертония и другие сердечно-сосудистые болезни, сахарный диабет, ожирение и др. У каждого пятого больного с тяжелым течением COVID-19 наблюдалось раннее развитие септического шока, факторами риска которого были возраст старше 50 лет и наличие трех сопутствующих заболеваний [18]. Мы не анализировали летальность больных в российских ОРИТ, так как исследование проводилось вскоре после начала вспышки SARS-CoV2 инфекции в Российской Федерации, а исходы заболевания у большинства пациентов еще не были известны вследствие непродолжительного срока наблюдения. Необходимо отметить, что в регулярно публикуемые статистические показатели включают данные о летальности больных только с подтвержденной SARS-CoV-2 инфекцией, в то время как у значительной части госпитализированных пациентов со средне-тяжелым или тяжелым течением COVID-19 результаты полимеразной цепной реакции (ПЦР) оказываются отрицательными, а диагноз устанавливают на основании клинической картины, эпидемиологического анамнеза и данных компьютерной томографии (КТ) органов грудной клетки. В нашей когорте доля таких пациентов составила около 40% [17]. Соответственно, исследования, которые проводятся в обычной клинической практике, позволяют получить более точное представление об исходах COVID-19.

Целью настоящего ретроспективного исследования было изучение летальности и факторов риска смерти больных с тяжелым течением COVID-19, госпитализированных для респираторной поддержки в ОРИТ лечебных учреждений Российской Федерации.

Ретроспективное исследование было выполнено в Федеральном дистанционном консультативном центре анестезиологии и реаниматологии для взрослых на базе Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.

Анализировали заявки на консультацию больных с тяжелым течением COVID-19, поступавшие в центр по интернет из ОРИТ лечебных учреждений Москвы, Московской области и других регионов Российской Федерации.

В исследование включали всех пациентов с COVID-19, которым потребовалась респираторная поддержка, независимо от результата ПЦР.

Если результаты вирусологического исследования были отрицательными, сомнительными или отсутствовали, то диагноз устанавливали на основании клинических признаков острой респираторной инфекции, осложнившейся острой дыхательной недостаточностью, в сочетании с характерными данными компьютерной томографии (КТ) органов грудной клетки при отсутствии других этиологических факторов [19].

На основании полученных заявок оценивали демографические показатели, сопутствующие заболевания (артериальная гипертония, ишемическая болезнь сердца [ИБС], инсульт, фибрилляция предсердий, ожирение, сахарный диабет, бронхиальная астма, хроническая обструктивная болезнь легких [ХОБЛ], ревматические аутоиммунные заболевания, злокачественные опухоли, диагностированные в течение последних 5 лет, гемобластозы, ВИЧ-инфекция), данные КТ легких, уровень респираторной поддержки (оксигенотерапия, неинвазивная вентиляция легких [НИВЛ], искусственная вентиляция легких [ИВЛ] без признаков септического шока, ИВЛ в сочетании с септическим шоком [полиорганная недостаточность и необходимость в вазопрессорной поддержке]). Критериями диагноза ИБС считали острый инфаркт миокарда и/или вмешательства на коронарных артериях (стентирование или аорто-коронарное шунтирование) в анамнезе. Хроническую сердечную недостаточность не учитывали в связи с высокой вероятностью гипердиагностики этого состояния. Ожирение диагностировали на основании индекса массы тела:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector