Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Новосибирские хирурги — признанные профессионалы и порой совершают невозможное: возвращают к жизни тяжело больных пациентов и вылечивают тех, от кого раньше отказались бы врачи. Однако их секрет не только в мастерстве и знаниях — на помощь пришли новейшие технические достижения. О высшем пилотаже новосибирских врачей узнали «Новосибирские новости» — и составили своеобразный топ наиболее захватывающих операций.

Хирург da Vinci

Хирургию условно можно поделить на три этапа. Первый, самый простой — открытые операции, когда врач делает большой разрез и работает руками и скальпелем. Второй — лапароскопия.

Это когда операцию проводят через проколы без больших разрезов. Третий, и самый новый — операции с помощью роботов.

В центре Мешалкина, например, один из таких роботов — da Vinci («Да Винчи») — помогает пациентам с онкологическими заболеваниями.

Управляет машиной хирург: сначала через проколы вводит под кожу миниатюрную камеру и катетеры робота, а затем управляет ими через специальный компьютер. Тут же наблюдает в режиме 3D за тем, что происходит внутри проколов.

Камера многократно увеличивает изображение — это помогает хирургу удалить опухоль с ювелирной точностью. А ещё катетеры da Vinci могут поворачиваться в любую сторону так, как не сможет рука хирурга.

Благодаря этому почти нет риска повредить важные органы.

Специалисты уверяют: операции с помощью робота проводят по всем правилам и канонам хирургии. Для пациента процесс гораздо менее травматичный, а результат намного эффективнее. Больной быстрее восстанавливается — и после живёт полноценной жизнью.

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Спасти жизнь в три этапа

Синдром гипоплазии левых отделов сердца — очень редкий и очень тяжёлый врождённый порок сердца. У малышей с таким диагнозом нет левого желудочка сердца, аорта — основной, магистральный сосуд — критически узкая, недоразвиты аортальный и митральный клапаны сердца. Из-за этого внутренние органы страдают от нехватки кислорода, а ребёнок плохо себя чувствует.

Чтобы такой пациент выжил, нужно три операции. Начальный этап проводят в первые дни жизни ребёнка. Но это ещё не спасение. Существует много рисков, малыш может даже умереть. Вторую операцию делают в полгода.

После этого шансы, что ребёнок выживет, гораздо выше. Пациент становится подвижнее и чувствует себя намного лучше. Ещё через пару лет проводят третью операцию.

Но даже после неё пациент не становится полностью здоровым.

Самый радикальный метод вылечиться — трансплантация сердца. Однако для этого ребёнку нужно вырасти, ведь по закону пересадить сердце могут только от взрослого донора. Правда, и здесь есть свои риски: чтобы сердце прижилось, нужно принимать специальные препараты, которые снижают иммунитет. 

В таком случае любая инфекция становится очень опасной. Многие хирурги, в том числе и специалисты клиники Мешалкина, советуют остановиться на трёх операциях.

Сейчас такие пациенты во всём мире живут достаточно долго. В клинике Мешалкина есть свой рекорд: пациентка, которая скоро оканчивает университет, прекрасно себя чувствует и строит планы на будущее.

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Операция за компьютером

Сложные аритмии, при которых обычную операцию сделать нельзя, в центре Мешалкина лечит единственный в России робот «Стереотаксис». Например, он может помочь, если у пациента «зеркальные» органы, и сосуды в сердце расположены не как у обычных людей.

Этот робот — два огромных магнита, которые управляют катетером. В систему заранее закачивают данные пациента, составляется 3D-модель его сердца. Команды во время операции задаёт хирург, а робот может корректировать его движения, подсказывать, куда и как лучше поставить катетер. Однако окончательное решение принимает хирург — он может согласиться или не согласиться с системой.

Хирург управляет роботом не в операционной, а в соседнем помещении. Можно сказать: проводит операцию на экране компьютера. На протяжении всей процедуры пациент в сознании и может сообщать врачам, как себя чувствует.

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Высший пилотаж кардиохирургии

Двустворчатый аортальный клапан — наиболее частая врождённая патология сердца. В норме в клапане должно быть три створки. До недавнего времени пациентам с такой патологией ставили механические протезы. После пациентам всю жизнь приходилось пить лекарства и менять образ жизни. Теперь таким людям помогают по-другому — с помощью процедуры Росса.

Во время такой операции поражённый аортальный клапан меняют на собственный клапан лёгочной артерии пациента. Замена служит долго — 10-15 лет. А ещё такой протез справляется с инфекциями и не вызывает тромбы. После операции пациенту не нужно принимать лекарства.

Такие операции очень сложные, их делают через разрез на груди. Процедура длится несколько часов и требует от кардиохирурга большого мастерства. В России операции Росса делают лишь в нескольких медицинских центрах, в том числе и в клинике Мешалкина.

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

#Медицина в городе #Здравоохранение #Наука #Городские технологии #Фотогалерея

Кардиохирургия как сумма технологий

Сердце является важнейшим органом человека, а сердечно-сосудистые заболевания, к сожалению, стали бичом современного мира.

Для эффективной борьбы с этим злом кардиологи и кардиохирурги должны быть вооружены самым совершенным инструментарием, рожденным на стыке науки и технологии.

О роли науки и перспективах развития кардиохирургии мы беседуем сегодня с главным врачом Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Красноярска, доктором медицинских наук, профессором Валерием САКОВИЧЕМ.

«Нобелевка» за сосуд

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

– Насколько быстро проникают новые технологии в такую, по общему мнению, достаточно консервативную область, как медицина в общем и кардиохирургия в частности?

– Абсолютно естественно, что появляются новые методы операций, новые расходные материалы, которые улучшают сегодняшние показатели. Но процесс этот не такой быстрый, как нам бы хотелось.

Например, операции аортокоронарного шунтирования уже более 50 лет. Полвека назад это было прорывное хирургическое действие, которое помогало (и сегодня помогает) спасать больных с ишемической болезнью сердца. Но для этой операции мы берем естественные шунты, у того же человека – вены или артерии. И используем их для того, чтобы обойти стенозированный коронарный сосуд.

В свое время кто-то сказал, что если будет изобретен искусственный сосуд для шунтирования, то изобретателю сразу же нужно давать Нобелевскую премию.

Это было сказано те же 50 лет назад, но за прошедшие полвека никому не удалось создать такой сосуд. Почему? При том что сосудистые протезы существуют.

Но чем меньше его диаметр, тем больше возможность тромбирования. А в коронарной хирургии диаметр сосудов 2–4 мм.

Материал, позволяющий делать искусственные сосуды такого диаметра без угрозы тромбирования, еще не изобретен. Поэтому кардиохирурги используют сосуды, взятые из ног оперируемого. Однако есть несколько «но».

Во-первых, это дополнительная травма. Во-вторых, эти сосуды также могут быть поражены каким-нибудь заболеванием, и не факт, что будут хорошо работать.

В-третьих, доказано, что шунты из венозного сосуда работают в среднем 10 лет, из артериального – 15.

Поэтому рано или поздно они по естественным причинам закрываются, и приходится думать о повторной операции.

Этот пример показывает, что каких-то научных прорывов, после которых все меняется радикально, в медицине достичь очень сложно.

Вершина айсберга

  • Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию
  • – И тем не менее мы регулярно читаем о новых уникальных операциях, которые выполняются в кардиоцентре, и технологиях, позволяющих достичь этого.
  • – Кардиохирургию применительно ко всей медицине сравнивают с вершиной айсберга.

На самом деле, здесь сочетается знание различных дисциплин. Это и физиология, когда мы останавливаем сердце во время операции и какое-то время работаем на «сухом» сердце, используя систему искусственного кровообращения. Это и материаловедение в части тех материалов, из которых сделаны системы искусственного кровообращения, протезы, которые используются во время операций, искусственные сердца.

Материалы, из которых выполнены все эти устройства, позволяют исключить возможность тромбирования. То есть обойти естественную реакцию организма, когда в месте повреждения тканей, в месте вторжения инородного тела образуется тромб.

Конечно, эти материалы изобретаются не у нас, а в отраслях промышленности. К нам приходят современные ноу-хау из оборонки, из космической индустрии, а мы берем эти материалы и доказываем, что они применимы в медицине.

Можно называть конкретные прорывные технологии, которые используются у нас. Это, например, проведение операций при нарушениях ритма сердца без использования рентгена. Очевидно, что хирург должен понимать, что он делает внутри сердца. Раньше для визуализации использовался рентген.

Но, во-первых, рентген дает лишь плоскостную картинку, а сердце – трехмерный орган.

Во-вторых, рентгеновское излучение в больших дозах опасно для человеческого организма. Речь идет прежде всего о врачах. Для пациента доза облучения, полученная во время оперативного вмешательства, никакого вреда не составляет. А вот для хирургов, постоянно выполняющих такие операции, опасность вполне реальна.

Сегодня на место рентгена пришли новые технологии – безопасные и гораздо более функциональные. Это так называемый внутрисердечный ультразвук.

Конечно же, саму технологию придумали не мы. Но мы придумали, как с ее помощью делать операции. И сегодня по количеству операций, проведенных с применением внутрисердечного ультразвука, мы лидеры не только в России, но и в мире. В нашем учреждении уже выполнено более 2,5 тысячи таких операций. Подобным опытом обладает очень мало учреждений в мире.

Это одно из направлений. Другое направление – появляются все новые «девайсы», в частности, новые протезы клапанов сердца. Сегодня рейтинг нашего центра таков, что мы можем проводить клинические исследования. Очень часто мы берем на апробацию новые протезы и по результатам даем свое заключение о возможностях их использования.

К нам обращаются, потому что понимают, что опыт учреждения позволяет сравнить имплантацию новых устройств с существующими технологиями лечения.

Руки хирурга

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

– В последнее время интенсивно развивается малоинвазивная хирургия.

У нее есть масса достоинств: оперативное вмешательство выполняется через небольшой прокол, используемый эндоскопический инструментарий минимально травмирует ткани, сокращаются сроки заживления.

Но есть и противники таких методов, утверждающие, что при малоинвазивных операциях не используется такой чувствительный инструмент, как руки хирурга…

– Это абсолютно разные направления хирургии, и работают в них разные люди. У нас те, кто занимается малоинвазивными внутрисосудистыми операциями, работают в одном отделении, которое специализируется только на этом направлении.

А есть те, кто работает в открытой хирургии, где руки действительно играют большую роль. Универсальных хирургов сегодня уже практически нет.

Каждый уходит в свою область специализации. И это абсолютно понятно. Твой личный опыт, те операции, которые ты умеешь делать очень хорошо, – все это сказывается на результате. И чем больше ты будешь специализироваться на определенных операциях, тем результат лучше.

Поэтому внутрисосудистая хирургия, рентген-хирургия – это сегодня уже отдельные специальности. И они активно развиваются. Причина прежде всего в малой травматичности. Когда-то в сосудистой хирургии все начиналось с расширяющихся баллончиков. Потом появились стенты различного диаметра.

Сегодня методы внутрисосудистой хирургии используют уже для установки искусственных протезов клапанов сердца. Сегодня мы говорим о том, что с помощью этих операций можно полностью «закрыть» проблему дефектов перегородок сердца. И все это – практический пример развития новых технологий.

Еще 25 лет назад, когда я работал в краевой больнице, операции на баталовом протоке (самая частая врожденная патология) выполнялись только на открытой грудной клетке.

Сегодня такие открытые вмешательства выполняются в минимальном объеме – только у недоношенных новорожденных детей, у которых диаметр сосуда настолько мал, что инструмент внутри него провести невозможно.

Читайте также:  Одуванчик: польза и вред для здоровья

Появление таких технологий – это благо.

Что будет завтра?

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

 – Насколько, на ваш взгляд, перспективно развитие систем типа «Да Винчи» и в целом роботизация хирургии?

– Что важно отметить, когда мы говорим о системе «Да Винчи»? Во-первых, мы уменьшаем количество участников в операционной. У этой роботизированной системы от двух до десяти «рук», соответственно, хирургу, который управляет манипуляторами, не нужны ассистенты, возможно, не нужна операционная сестра…

В общем, можно фантазировать, кого убрать в данной ситуации. Здесь заложено несколько смыслов. Во-первых, операции можно делать дистанционно. Правда, пока это апробировано не на человеке, а на овце.

Во-вторых, можно действительно уменьшить количество участников операции. А это, кроме всего прочего, улучшает асептичность операционной – ее можно сделать абсолютно стерильной.

Однако у этих систем есть существенный недостаток, из-за которого они не получили большого распространения. Те операции, которые хирург выполняет за час-полтора, самый виртуозный мастер управления «Да Винчи» будет выполнять 5–6 часов. А хорошо ли это для больного? На сегодня минусов больше, чем плюсов.

Что будет завтра? Развитие технологий очень трудно прогнозировать. 20 лет назад у нас не было сотовых телефонов, и мы считали, что это абсолютно нормально.

Я не могу сказать, что будет в кардиохирургии через 20 лет, все меняется очень быстро. Вполне возможно, что появятся более совершенные роботизированные системы. А может быть, другие технологии лечения, когда вообще не понадобится кардиохирург.

Например, связанные с пресловутыми стволовыми клетками. Недавно появилась информация, что американским ученым удалось вырастить из стволовых клеток человеческое сердце. Пока это просто мышечный мешок, который сокращается.

Мы не можем исключить, что завтра не вырастят полностью функциональное сердце. И тогда не понадобятся больше донорские органы. Появятся заводы по выращиванию искусственных сердец, и кардиохирурги будут без проблем каждый день выполнять по пять операций трансплантации.

Фото Алексея СНЕТКОВА

Впервые красноярские кардиохирурги оперировали с помощью 3D-технологий

21 ноября 2019, 14:05
975

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Фото ФГБУ «Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии»

Впервые хирурги красноярского кардиоцентра провели две операции в 3D-очках. Пациенткам сделали пластику митрального клапана через мини-разрез. Об этом рассказали в центре сердечно-сосудистой хирургии. 

Эндоскопическая стойка 3D визуализации «Эйнштейн» позволяет провести сложные операции на клапанах сердца через мини-доступ. Пациенту не нужно вскрывать грудную клетку. Хирург делает межреберный надрез всего в 5 сантиметров длиной. Врач с помощью специальных очков видит объемное изображение тканей и сосудов. 

Провести операции красноярским врачам помогал главный сердечно-сосудистый хирург Сибири Александр Богачев-Прокофьев. 

Пациентки чувствуют себя хорошо и готовятся к выписке. Шрам после операции почти не заметен. 

Нашли ошибку в новости? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.



Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь

2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022

Показать

© «7 канал Красноярск», сетевое издание

г. Красноярск, ул. Баумана, 22, тел.: 8(391)258-11-30, 2-900-333

Учредитель: ООО  «МЕДИА 7»
Главный редактор: Руденко Артем Николаевич
Адрес электронной почты и номер телефона редакции: news@trk7.ru, 8(391)2-900-333
Сетевое издание зарегистрировано Роскомнадзором 01 октября 2019г., номер свидетельства ЭЛ № ФС   77-76857
© 2021, Все права защищены.
Копирование информации допускается только со ссылкой на «7 канал Красноярск». Для сайтов — только с активной гиперссылкой на страницу новости на сайте trk7.ru.
Мы удалим ваш комментарий, если он нарушает российские законы или оскорбляет других читателей.
16+

Первые операции на сердце с использованием 3D технологий прошли в Кардиоцентре Красноярска

Двум молодым женщинам проведена пластика митрального клапана через мини-разрез, сохранить пациентам собственный клапан сердца хирургам помогла современная визуализация с использованием объемного изображения.

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

В Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии Красноярска выполнены две операции с использованием эндоскопической стойки 3D визуализации «Эйнштейн». Это оборудование позволяет через мини-доступ провести сложные операции на клапанах сердца.

Пациенту не выполняется стернотомия – вскрытие грудной клетки, вмешательство происходит через межреберный разрез всего в пять сантиметров длиной. Хирург, надев специальные очки для 3D визуализации, видит в мельчайших подробностях объемное изображение структур, тканей и сосудов.

Действуя специальными инструментами в очень ограниченном пространстве, специалист проводит вмешательство на клапане сердца.

Выполнять первые операции на митральном клапане через мини-доступ с использованием объемной визуализации хирургам красноярского Кардиоцентра помогал главный сердечно-сосудистый хирург Сибирского федерального округа Александр Богачев-Прокофьев.

— У нас сложилась хорошее профессиональное сотрудничество с НИИ ПК им. Мешалкина и лично с профессором Александром Богачевым-Прокофьевым – рассказывает заведующий кардиохирургическим отделением №3 ФЦ ССХ Красноярска Дмитрий Буянков.

— Мы регулярно обмениваемся опытом с Александром Владимировичем по поводу хирургического лечения фибрилляции предсердий, лечения гипертрофической кардиомиопатии, применения современных методов в области клапанной хирургии.

Это специалист высочайшего класса, который всегда готов передать свой уникальный опыт, помочь коллегам поставить новую технологию. Для нас это очень важное сотрудничество на благо наших пациентов.

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

Операции с использованием нового оборудования прошли в плановом порядке, сейчас обе пациентки готовятся к выписке.

Оперативные вмешательства на клапанах сердца через мини доступ позволяют уменьшить травматизм операции – грудная клетка остается без повреждений, это не только косметический эффект, который важен особенно для молодых женщин, но еще и быстрое восстановление после операции. А современные технологии позволяют хирургам досконально видеть операционное поле.

Рассказывает главный врач федерального кардиоцентра Красноярска, доктор наук, профессор Валерий Сакович:

— Все новые и современные технологии, которые появляются в мире кардиохирургии, мы отслеживаем, изучаем. Если понимаем, что данная технология может быть полезна нашим пациентам и востребована, внедряем в практику.

Закупается новое оборудование, расходные материалы, специалисты проходят обучение и даже самые фантастичные, как казалось ранее технологии, становятся рутинной практикой. Крае активно ведется работа в рамках национального проекта по борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

 Это моя принципиальная позиция – для того, чтобы получить качественную и современную кардиохирургическую помощь, жителю России, Красноярского края не нужно ехать за рубеж, собирать деньги.

Действительность такова, что сейчас в Красноярске можно получить точно такую же помощь, с применением точно таких же технологий, как в развитых странах мира.

Подробности по т. (391) 226-81-17 пресс-секретарь Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Красноярска Наталья Машукова.

Новосибирские кардиохирурги провели первую в мире операцию на сердце без разреза грудины

Сибирские кардиохирурги впервые в России использовали 3D-технологию

meshalkin.ru

При проведении операции врачи Национального медицинского исследовательского центра имени Е. Н. Мешалкина получили доступ к сердцу пациента через второй межрёберный промежуток. 

В Новосибирске провели одномоментную операцию на двустворчатом клапане аорты без разреза грудной клетки. Такого рода операция была сделана впервые в мире. Пациентом стал 36-летний мужчина с пороком сердца.

Как стало известно, кардиохирурги Национального медицинского исследовательского центра имени Е. Н. Мешалкина получили доступ к сердцу человека через мини-доступ в межреберном промежутке размером 6,5 сантиметров. При этом операционное вмешательство осуществили с полным сохранением целостности грудины. Об этом сообщила в понедельник 20 сентября пресс-служба Центра.

«У мужчины диагностировали недостаточность двустворчатого аортального клапана сердца — неполное смыкание створок клапана, приводящее к обратному току крови из аорты в левый желудочек.

В связи с этим левый желудочек сердца значительно увеличился в размерах, что могло привести к его дисфункции, — сообщили в научном Центре, — В норме аортальный клапан имеет три створки, которые обеспечивают одностороннее движение крови из сердца в аорту.

Двустворчатый аортальный клапан — один из самых распространенных врожденных пороков сердца, не являющийся показанием к хирургическому вмешательству: в операции нуждаются лишь пациенты с нарушением кровотока. Помимо аортальной недостаточности у больного наблюдалось расширение восходящего отдела аорты».

«Компьютерная томография показала, что у пациента аорта смещена вправо.

Эта анатомическая особенность предоставила возможность избежать частичной стернотомии (рассечения грудины), сохранив ее целостность, и выполнить весь объем вмешательства через доступ во втором межреберном промежутке по передней поверхности грудной клетки.

Осуществить технически сложное вмешательство через небольшой доступ в 6,5 см позволил накопленный опыт в области мини-инвазивных технологий и хирургии аорты», — комментирует директор института патологии кровообращения НМИЦ им. ак. Е.Н. Мешалкина Александр Владимирович Богачев-Прокофьев.

Такая уникальная методика позволяет уменьшить до минимума риск инфекционных осложнений хирургической раны, и быстро реабилитироваться после операции. Таким образом, пациент сможет вернуться к полной физической активности уже через 10-14 дней после вмешательства.

Сибирские медики освоили уникальную методику, способную помочь сердечникам избежать инсульта. Новости. Первый канал

Поставить пациента на ноги за пару дней, без шрамов и таблеток. Сибирские кардиохирурги первыми в России начали использовать новейшую технологию в лечении ишемического инсульта. На первый взгляд, кажется, что это из области фантастики: больному в сердце вживляют «зонтик»! Но сибирские медики достигли вполне реальных результатов — это десятки спасённых жизней.

Врачи и ассистенты больше смотрят не на пациента, а в мониторы. К сердцу больного добираются по вене через небольшой прокол в ноге. Общение — на английском. Команда — интернациональная. В качестве консультантов — врачи из Израиля.

Новый метод профилактики ишемического инсульта они начали практиковать одними из первых в мире. Цель — закрыть так называемое ушко левого предсердия, небольшую выпуклость сердечной мышцы.

Именно здесь образуются тромбы, которые, попадая дальше в артерии, могут привести к закупорке сосудов и смерти человека.

Схематически технология операции выглядит так: небольшое устройство — окклюдер — доставляется в сердце, затем под двойным контролем — рентгена и ультразвука — хирург устанавливает его непосредственно в ушко предсердия. Аппарат раскрывается как зонтик и перегораживает вход в ушко. Теперь тромбы, если даже и возникнут здесь, переместиться никуда не смогут.

Каждый пациент перед операцией обязательно проходит диагностику. Это нужно, чтобы подобрать устройство, соответствующее размеру предсердия. Оно ставится на всю жизнь и в идеале не должен вызывать у человека чувства дискомфорта.

Такие операции, по сути, необходимы всем, кто страдает мерцательной аритмией, то есть нарушением ритма сердца. В России это каждый десятый пенсионер. Первыми регулярно оперировать с использованием новых технологий в нашей стране начали новосибирские кардиохирурги. А Анатолий Богданов из Владивостока стал одним из первых пациентов, кому поставили «зонтик». 

«В принципе короткая процедура, легко переносимая. Никаких побочных эффектов — температура не скакала — все прошло нормально. Даже удивительно!» — рассказывает пациент НИИ патологии кровообращения им.Е.Н.Мешалкина Анатолий Богданов.

Операцию Анатолию, как и десяткам других пациентов, сделали бесплатно. Но кардиологи признают: квот в клиниках гораздо меньше, чем тех, кто нуждается в подобной помощи. Устройства недешевые, стоимость одного — около полумиллиона рублей. Сейчас их покупают в Америке, но врачи рассчитывают на отечественное производство. С его запуском цена должна снизиться.

«В России сейчас некоторые компании ведут разработки в этом направлении, я сам видел несколько образцов, поэтому думаю, что в ближайшее время мы получим российский аналог, который не будет уступать зарубежным», — считает руководитель центра хирургической аритмологии НИИ патологии кровообращения им. Е.Н. Мешалкина Евгений Покушалов.

Операция настолько малотравматичная, что на следующий день пациенты уже спокойно гуляют, а еще через два их выписывают из больницы. Отныне можно забыть о таблетках, которые принимали долгие годы и постоянном контроле свертываемости крови.

«Несмотря на все успехи фармакологии, любая таблетка — как палка с двумя концами. У каждой таблетки есть масса побочных действий или даже противопоказаний к приему», — отмечает заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения Красноярской краевой клинической больницы № 1 Алексей Протопопов.

«После этой операции пациентам больше не нужно принимать препараты, разжижающих кровь. Более того, проведенные исследования показали, что такие операции эффективнее, чем медикаментозная терапия», — считает заведующий отделением инвазивной кардиологии клиники Шиба (Израиль) Виктор Гетта.

На сегодняшний день методику опробовали в научно-исследовательских институтах Москвы и Санкт-Петербурга. А в Сибири ее поставили, что называется, на поток. В больницах Красноярска и Новосибирска еженедельно оперируют пациентов с Дальнего Востока, Урала, с европейской части страны.

Томские ученые разработали 3D-модели сердца для тренировки кардиохирургов

В научно-образовательном центре «Современные производственные технологии» Томского политехнического университета развивается новый проект по 3D-печати человеческого сердца. Политехники выполняют этот проект для Томского НИИ кардиологии: кардиохирургам распечатанное сердце служит «тренажером» для изучения анатомии сердца и планирования операций.

 

Политехники печатают на 3D-принтере модели настоящих сердец на основе изображений, полученных при выполнении томографии медиками НИИ кардиологии. В результате, имея в руках осязаемую модель сердца, кардиохирурги могут подробнее изучить дефекты органа и выбрать подходящие способы оперативного лечения.

«Эта совместная работа очень актуальна для наших кардиохирургов, в особенности для тех, кто занимается коррекцией и лечением такой сложной патологии, как врожденный порок сердца. Те методы визуализации, которые мы используем для диагностики сейчас, с одной стороны дают много информации, с другой — не позволяют заглянуть внутрь сердца, чтобы получить полное понимание процесса.

Используя 3D-модели, мы можем для этого сердца фактически сделать симуляцию операции, тренировать некоторые навыки.

Более того, с помощью модели мы можем уточнить диагноз, спланировать оперативное лечение, получить новые знания об анатомии, которые были неизвестны из-за существующих ограничений в методах визуализации сердца», — говорит заместитель директора по научной и лечебной работе НИИ кардиологии, руководитель отделения неотложной кардиологии Вячеслав Рябов.

Сейчас 3D-сердце в ТПУ печатают из пластика.

Как рассказывает инженер научно-образовательного центра «Современные производственные технологии», аспирант Института физики высоких технологий Юрий Донцов, первоначально модель формируется на компьютере по результатам томографии, после чего проходит длительную обработку. Работа с момента получения снимков до создания готовой к печати модели занимает у политехников около суток.

«Мы получаем послойную томографию, которую превращаем в объемную 3D-модель. Но эта модель получается довольно грубой — содержит много дефектов, для печати в исходном виде она не подходит. Вручную мы отделяем изображение сердца от других внутренних органов, сосудов и костей. Обработка изображения проводится не только снаружи, но и внутри.

Все внутренние пустоты в 3D-модели также воспроизведены, поэтому в напечатанном виде можно увидеть не только внешнее, но и внутреннее строение сердца»,

— рассказывает Юрий Донцов.

 

С помощью 3D-печати ученые ТПУ могут получать различную степень детализации сердца. Как отмечает Юрий Донцов, если операция планируется на каком-то конкретном участке, его можно напечатать более детально.

В среднем печать пластиковой модели на 3D-принтере занимает от 12 до 20 часов.

Менее детализированные модели печатаются быстрее, они, по словам инженера, могут быть полезны для обучения студентов медицинских вузов, поскольку можно напечатать не одно, а сразу несколько сердец для «тренировок» будущих врачей.

В ближайших планах политехников — печать 3D-сердца не только из пластика, но и из резины. Это позволит медикам не только рассмотреть устройство сердца, но и провести на модели пробную операцию.

«Мы уже успешно печатаем пластиковые модели сердца, а также простейшие изделия из резины. Осталось эти технологии объединить.

Для печати качественных сердец из резины необходимо усложнить само оборудование, а также программное обеспечение, подобрать соответствующие режимы, чтобы резина не спекалась, а слои плотно «приклеивались» друг к другу.

Сейчас мы над этим работаем», — говорит директор научно-образовательного центра «Современные производственные технологии» Василий Федоров.

В перспективе ученые планируют создать собственный специализированный принтер, предназначенный для печати как сердца, так и других внутренних органов.

За основу будет взято стандартное оборудование, но его техническая и программная части будут усовершенствованы сотрудниками центра «Современные производственные технологии».

Томские медики, в свою очередь, надеются на возможность применения аддитивных технологий при планировании каждой проходящей в НИИ кардиологии операции на сердце.

В новосибирске провели первую в мире операцию на клапане аорты сердца без разреза грудной клетки — новости на tj

Такой метод позволяет сохранить структуру костей грудины и свести к минимуму риск инфекционных осложнений у пациентов.

{«id»:441986}

Хирурги во время операции на клапане сердца  Национальный медицинский исследовательский центр имени Е. Н. Мешалкина

Кардиохирурги Национального медицинского исследовательского центра имени Е. Н. Мешалкина в Новосибирске провели уникальную в мировой практике операцию на двустворчатом клапане аорты без разрезов грудной клетки. Об этом ТАСС рассказали в клинике.

Как говорят врачи клиники, преимущество данной технологии — полная сохранность костных структур грудины. Это позволяет уменьшить риск инфекционных осложнений после хирургического вмешательства. Также они отмечают, после операции наблюдается быстрая реабилитация. По их словам, пациент сможет вернуться к полной физической активности уже через 10-14 дней.

Операцию провели 36-летнему пациенту с неполным смыканием створок клапана, которое приводит к обратному току крови из аорты в левый желудочек. В связи с этим левый желудочек сердца значительно увеличился в размерах, что могло привести к его дисфункции.

В ходе операции хирурги устранили провисание обеих створок клапана — собрали их свободные края несколькими швами и сузили диаметр фиброзного кольца до нормальных значений. Также врачи заменили расширенную часть аорты сосудистым протезом с сохранением аортального клапана пациента.

Доступ к сердцу осуществили с полным сохранением целостности грудины через второй межрёберный промежуток по передней поверхности грудной клетки. Это первый в мире опыт одномоментной клапаносохраняющей операции на двустворчатом аортальном клапане с замещением патологически расширенной части аорты через мини-доступ в межрёберном промежутке размером шесть с половиной сантиметров.

Артериальный клапан имеет три створки. Они обеспечивают одностороннее движение крови из сердца в аорту. Двустворчатый аортальный клапан — один из самых распространённых врождённых пороков сердца.

Чаще всего он не приводит к хирургическому вмешательству, а в операции нуждаются лишь те пациенты, у которых нарушен кровоток. Помимо аортальной недостаточности у больных наблюдается расширение восходящего отдела аорты.

В апреле 2021 года хирурги этой же клиники провели первую в мире операцию на сердце через небольшой разрез в межреберном промежутке.

{«contentId»:441986,»count»:2,»isReposted»:false}

{«id»:441986}

Сибирские ученые создали лекарство будущего: полифункциональный препарат, который позволит решить серьезные проблемы в кардиохирургии

Хирурги из Новосибирского научно-исследовательского института патологии кровообращения им. акад. Е.Н. Мешалкина совместно с учеными из Новосибирского института органической химии им. Н.Н.

Ворожцова СО РАН разработали новый комплексный препарат.

Шунтирование коронарных артерий для лечения стенокардии, замена или восстановление клапана сердца, удаление тромбов из легочной артерии – большинство таких сложных кардиохирургических операций выполняются путем стернотомии – продольного рассечения грудины, что обеспечивает открытый доступ к сердцу и магистральным сосудам.

Костный мозг грудины хорошо снабжается кровью и поэтому в открытом состоянии сильно кровоточит: за три часа кровопотеря может достигать 500 мл. Для предотвращения кровотечения кардиохирурги во всем мире используют синтетический воск, который втирается в пористую структуру кости.

К сожалению, при всей своей эффективности в качестве гемостатического средства, воск имеет ряд серьезных недостатков, которые приводят, в конечном итоге, к ряду осложнений – медленному протеканию процессов регенерации грудины, развитию воспаления.

Из 50 тысяч прооперированных пациентов, тысяча человек страдает от подобных осложнений, при этом воспаление грудины не только увеличивает срок госпитализации и стоимость лечения, но и повышает риск летальности.

Хирурги из Новосибирского научно-исследовательского института патологии кровообращения им. акад. Е.Н. Мешалкина совместно с учеными из Новосибирского института органической химии им. Н.Н.

Ворожцова СО РАН разработали новый комплексный препарат, который объединяет в себе свойства эффективного гемостатика и антибиотика, предотвращающего развитие инфекционных осложнений, и при этом способствует регенерации тканей.

О том, какие проблемы в кардиохирургии решит новый полифункциональный препарат, корреспонденту журнала «НАУКА из первых рук» рассказали руководитель Центра хирургии аорты, коронарных и периферических артерий ННИИПК д.м.н.

, профессор Александр Михайлович Чернявский и аспирант Центра, врач сердечно-сосудистый хирург Александра Романовна Таркова. О том, как был создан препарат, рассказали заведующий лабораторией азотистых соединений, д.х.н.

, профессор Игорь Алексеевич Григорьев и заведующий лабораторией экологических исследований и хроматографического анализа НИОХ СО РАН к.х.н. Сергей Владимирович Морозов.

«В большой кардиохирургии, к сожалению, нельзя вылечить все болезни с помощью стентов, устройств, имплантируемых через периферические сосуды, – приходится делать большие операции, при которых доступ к сердцу мы получаем через открытую грудину, выполняя стернотомию, – говорит д.м.н., профессор А.М. Чернявский, – и здесь мы сталкиваемся с проблемой диффузных кровотечений. Кровотечение грудины значительно ухудшает течение послеоперационного периода у кардиохирургических пациентов.

Много лет назад хирурги заметили, что, так как костный мозг имеет пористую структуру и кровоточит как губка, для остановки и уменьшения кровотечения его можно чем-то затирать.

Сначала для этого использовали натуральный пчелиный воск из сот – я очень хорошо помню это время на заре кардиохирургии, когда еще не было стерильного и упакованного заводского воска.

Потом появился синтетический воск – его сейчас производят некоторые крупные зарубежные компании, отечественного пока нет. Благодаря воску кровотечение в губчатых тканях становится меньше или вовсе останавливается.

Основной минус воска в том, что он является препятствием для сращения грудины. Сосуды должны прорастать из одной половинки кости в другую, потом должна образоваться фиброзная ткань. Следующий этап – появление костных клеток, потом костной мозоли, то есть это – многоэтапный процесс.

Но из-за того, что мы втираем воск, сосуды не могут расти так, как нужно.

Более того, воск не растворяется, он очень медленно оплавляется и выталкивается тканями, что замедляет процесс регенерации, способствует плохому заживлению раны, развитию ложных суставов грудины – появляется патологическая подвижность, что приводит к развитию воспаления, в том числе к медиастинитам и остеомиелитам грудины.

По данным мировой литературы послеоперационная стернальная инфекция и нестабильность грудины являются ведущими причинами увеличения заболеваемости, летальности, социально-экономических издержек и дискомфорта пациентов после кардиохирургических вмешательств с выполнением срединной стернотомии.

При этом стернальная инфекция встречается в 0,5—2% случаев и увеличивает послеоперационную летальность в несколько раз. Кто лечил больных, у которых не срастается грудина, знает, насколько это тяжелый труд для врача – многоэтапные операции длятся месяцами, чтобы убрать ложный сустав грудины, убрать воспаление.

И как это тяжело для пациентов – у части из них дефект грудины остается на всю жизнь, некоторым приходится протезировать грудину специальными металлическими конструкциями. Это очень дорогостоящее лечение.

А происходит все это всего-навсего потому, что мы не можем эффективно и безопасно для больного остановить кровотечение при стернотомии».

Для остановки кровотечения в кардиохирургии помимо синтетического воска возможно использование и других гемостатических средств, наиболее известное в настоящее время – гемостатическая марля «Surgicel» на основе окисленной целлюлозы.

К ее недостаткам, помимо высокой стоимости, относятся необходимость после остановки кровотечения удалять «Surgicel» из раны, невозможность использования ее в сосудистой хирургии, в нейрохирургии, и она не предупреждает инфекционные осложнения.

Другим эффективным и быстрым способом остановки кровотечения является метод диатермоэлектрокоагуляции – но даже при небольшом прижигании происходит повреждение тканей. Поэтому большинство мировых кардиохирургических центров для остановки кровотечения используют воск.

С одной стороны, это обусловлено эффективностью и дешевизной, с другой – отсутствием доступной альтернативы.

«Сегодня все кардиохирурги работают с воском, но мы хотим уйти от этого, – добавляет профессор А.М.

Чернявский, – Поэтому возникла идея создать гемостатический препарат, который бы так же хорошо, как имеющиеся средства, останавливал кровотечение, но в ближайшие несколько дней после операции растворялся, не препятствуя прорастанию сосудов и регенерации костных тканей, и при этом снижал бы риск развития стернальной инфекции – то есть, действовал бы комплексно».

С идеей создать новое гемостатическое ванкомицин-содержащее средство кардиохирурги ННИИПК в 2012 г. обратились к коллегам из НИОХ СО РАН.

«Для нас вся эта история началась с заседания Ученого совета ННИИПК, -рассказывает профессор И.А.

Григорьев, – на которое я был приглашен с докладом о некоторых наших разработках, представляющих интерес для совместных исследований с целью создания новых продуктов для кардиохирургии.

В это время нас интересовала возможность использования целлюлозы в медицине, и при разговоре с профессором А.М.

Чернявским была сформулирована задача создания отечественного гемостатика на основе окисленной целлюлозы, которую, как мы потом увидели, можно использовать как средство иммобилизации лекарственных веществ и получать комплексный эффект. Оказалось, что Александр Михайлович Чернявский тоже думает о таких вещах; как раз в то время на Западе стала очень популярной идея “садить” антибиотики на полимеры. Таким образом, интересы наши сошлись».

Выбор антибиотика для профилактики послеоперационных инфекций в составе комплексного препарата был обусловлен тем, какие штаммы в основном вызывают осложнения – в 90% случаев это эпидермальный или золотистый стафилококк, в том числе антибиотико-резистентные штаммы. Самый эффективный препарат в этом случае – ванкомицин, антибиотик первой линии в борьбе с инфекционными осложнениями в сердечно-сосудистой хирургии.

В качестве гемостатика была выбрана окисленная целлюлоза; область применения этого вещества обширна: от медицины до электроники.

В медицине она используется и как хороший гемостатик, так как содержит много карбоксильных групп, кислотные свойства которых способствуют эффективному свертыванию крови, и, например, для создания искусственных сосудов или клапанов.

Но окисленная целлюлоза используется и как средство иммобилизации других лекарств, в данном случае антибиотика.

«Окисленная целлюлоза хороша тем, что она биосовместима, организм человека ее не отторгает, более того, она обладает эффектом биодеградации – растворяется в организме, – уточняет к.х.н. С. В.

Морозов, – в случае решения кардиохирургических задач, это хорошо тем, что, останавливая кровотечение, окисленная целлюлоза не тормозит процесс заживления, а просто выводится из организма. Еще одна задача  выбор препаративной формы лекарства.

Кардиохирургам должно быть удобно готовить и наносить препарат на грудину: самый лучший способ – это втирание, поэтому была взята целлюлоза в порошке.

Мы научились окислять целлюлозу в виде марли и порошка, достигая гемостатического эффекта не хуже, чем у зарубежных аналогов. Но нас, как химиков, больше интересовал следующий этап – создание «умного» полифункционального лекарства».

К целлюлозе в порошке, окисленной по определенной методике, добавляется ванкомицин в определенной дозе. При добавлении необходимого количества физиологического раствора два вещества за несколько секунд превращаются в пластичную массу, которая отлично наносится на пористую ткань грудины.

«Созданный нами препарат полифункционален, – объяснил С.В. Морозов, – сначала он действует как гемостатик, потом в нужное время начинает выделять антибиотик и работать щитом от инфекции. Уже сами по себе это – инновационные вещи.

Но в процессе исследования этого материала выяснилось, что основа полимера обладает еще и свойствами, используемыми в тканевой инженерии, в так называемых скаффолд-технологиях.

Окисленная целлюлоза оказывает стимулирующее влияние на пролиферативную функцию соединительной ткани, ее «каркас» представляет собой трехмерный носитель, в котором происходит культивирование клеток, а значит, процесс заживления грудины идет еще быстрее.

Более того, наличие полостей в каркасе позволит в будущем развивать это направление, помещать в них какие-то другие лекарственные вещества. Над созданием данного препарата работала целая команда специалистов химиков-органиков: Е.И. Черняк, Н.И. Ткачева, В.И. Родионов, Е.В. Карпова».

«Будущее за полифункциональными препаратами, они позволят снизить нагрузку на организм человека – не нужно будет вводить несколько лекарств, можно ввести одно, но комплексное.

Окисленная целлюлоза является гемостатиком и средством доставки лекарственных веществ, на ее основе можно конструировать такие комплексные препараты.

Единственная проблема – это то, что в настоящее время в России окисленную целлюлозу нигде в промышленных масштабах не производят, а раньше производство было в Белоруссии и на Украине.

В Институте цитологии и генетики СО РАН занимаются выращиванием мискантуса китайского, растения с более высоким содержанием целлюлозы по сравнению с древесиной, получением целлюлозы и изучением возможностей ее дальнейшей модификации. Возможно, в силу того, что интерес к этому природному полимеру есть, производство окисленной целлюлозы все же будет налажено», – добавил И.А. Григорьев.

О результатах исследований нового препарата рассказывает А.Р. Таркова.

«На данном этапе, после экспериментов на лабораторных животных, выведенных для медико-биологических лабораторных исследований учеными ИЦиГ СО РАН, мы уже можем говорить об эффективности нового гемостатического ванкомицин-содержащего средства на основе окисленной целлюлозы.

Гемостатические свойства (снижение интенсивности кровопотери и уменьшение времени остановки кровотечения) данного препарата не уступают свойствам используемых отечественных и импортных средств.

Но, в отличие от воска, препарат полностью рассасывается в организме в среднем через 7–14 дней (воск может быть обнаружен в теле пациента даже через десять лет после операции), а наличие в составе антибиотика, который начинает выделяться в период сращения грудины, предотвращает развитие инфекции и не дает развиваться воспалению».

Гемостатический ванкомицин-содержащий препарат будет использоваться не только в кардиохирургии. В будущем, как отметила А.Р. Таркова, препарат планируется использовать и в общей хирургии – для остановки кровотечений из любых паренхиматозных органов. По словам С.В.

Морозова, в таком сочетании препарат может эффективно применяться в нейрохирургии, при лечении военных ранений и ранений при ДТП.

Но пока у исследователей есть конкретная цель: решить кардиохирургическую задачу остановки кровотечений и снижения риска развития стернальных инфекций.

«Если мы не допустим осложнений у 80% из тысячи больных, а мы надеемся, что эта цифра будет близка к 100%, это будет очень хорошо.

Мы уже доказали эффективность и перспективность препарата, дальше нужно полностью пройти все доклинические испытания, потом провести клинические испытания на безопасность, а затем – клинические на эффективность.

Конечно, это не будет быстро – но, думаю, что через три года, максимум пять лет, мы получим препарат, который поможет решить важную проблему в нашей профессии» – пообещал профессор А.М. Чернявский.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector