Тревожность среди молодежи выросла вдвое во время самоизоляции COVID-19

Назад

11.05.2020 — Психическое здоровье, Статьи

Тревожность среди молодежи выросла вдвое во время самоизоляции COVID-19

Ощущение тревоги время от времени является нормальной частью человеческого жизни и помогает предупредить нас о потенциально опасных ситуациях. Однако, если Ваша тревога является сильной, хронической (длящейся в течение 6 месяцев и более) или не соответствующей ситуации, то это может означать, что у Вас тревожное расстройство.

По общим оценкам, 264 миллиона человек по всему миру живут с тревожным расстройством, а 31% американцев подвержены тревожным расстройствам в течение жизни.

На самом деле тревожные расстройства являются наиболее распространёнными психическим расстройствами среди людей в целом.

В условиях нынешней пандемии коронавируса (COVID-19), вызывающей у многих людей чувство неуверенности и страха, контроль чувства тревоги важен как никогда.

В этой статье мы расскажем о существующих типах тревожных расстройств, предложим проверенные советы и инструменты для самостоятельного управления тревожностью, расскажем о некоторых профессиональных вариантах лечения тревожности и дадим советы, как справиться с тревогой во время COVID-19.

«Тревога — это тонкий поток страха, пронизывающий разум. Если позволить ему существовать, он отрежет канал, в который стекаются все остальные мысли».

— АРТУР СОМЕРС РОШЕ

В пятом издании диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), тревожные расстройства классифицируются как такие, которые имеют признаки чрезмерного страха, связанных с ними поведенческих нарушений, и вызывают значительные социальные или связанные с работой нарушения.

К ним относятся: расстройство тревожного разделения, избирательный мутизм, специфические фобии, социальные фобии, панические расстройства, агорафобия и генерализованное тревожное расстройство.

Обсессивно-компульсивные расстройства, травмы и связанные со стрессом расстройства, хотя и относятся к различным категориям тревожных расстройств, имеют много общих черт и реагируют на схожие методы лечения. К ним относятся обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Тревожные расстройства могут также возникать параллельно с другими расстройствами, такими как депрессия, шизофрения, биполярное расстройство или расстройства пищевого поведения, и, если они протекают тяжело, могут привести к тяжёлым последствиям.

Симптомы тревоги

Когда беспокойство достигает клинического уровня, оно может сильно повлиять на качество жизни и способность заниматься повседневными делами.

В тисках сильной тревоги люди могут испытывать физические симптомы, которые включают учащенное сердцебиение, повышенное кровяное давление, одышку, боль в груди, сухость во рту, диарею, потливость, трудности с глотанием, головокружение, тошноту и тремор.

Существуют также вторичные симптомы, которые включают усталость, проблемы с концентрацией, раздражительность, мышечное напряжение или болезненность, а также проблемы со сном.

Хорошей новостью является то, что существует множество клинических методов лечения, которые могут значительно уменьшить или даже вылечить симптомы тяжелой формы тревоги, а также множество инструментов, которые помогут Вам справиться с тревогой в домашних условиях.

Тревожность среди молодежи выросла вдвое во время самоизоляции COVID-19

«Панические атаки подкрадываются ко мне, а затем бьют без предупреждения. Иногда они вызваны реальным беспокойством, но часто приходят неожиданно и заставляют меня отчаянно искать причину, по которой я так себя чувствую. А затем я понимаю, что причины нет».

— Бен Побжи, страдает от тревожных расстройств

Причины беспокойства могут быть сложными. То, что может вызвать тревожное расстройство у одного человека, может не работать на другого. Однако следующие факторы могут способствовать развитию у человека тревожного расстройства:

  • Травма в детстве или в зрелом возрасте
  • Стрессогенные факторы окружения, такие как проблемы на работе, в отношениях или семейные проблемы
  • Генетика: люди, у которых кто-либо в семье страдает от тревожных расстройств, с большей вероятностью сами будут испытывать тревогу. Фактически, у родителей с тревогой есть 30%-ый шанс того, что у их ребенка также разовьётся тревожное расстройство
  • Медицинские причины, такие как последствия приёма лекарств, симптомы другого заболевания или стресс от продолжительного выздоровления или серьёзной операции
  • Нарушение биохимии мозга или гормональный дисбаланс
  • Борьба с зависимостью

«Моё беспокойство молчит. Вы бы даже не заметили изменений снаружи, но, честно говоря, я так взволнован, что не могу справиться даже с простыми задачами. Люди говорят, что я ленив, но на самом деле я подавлен».

  1. Управляйте дыханием
    Когда Вы беспокоитесь, дыхание учащается. Попробуйте вдохнуть на счёт три, задержите на три секунды, а затем выдохните на счёт три. Делайте так несколько минут.
  2. Попробуйте прогрессивную мышечную релаксацию
    Закройте глаза, медленно напрягитесь, а затем расслабьте все мышцы Вашего тела, двигаясь от пальцев ног к лицу. Это может помочь уменьшить физическое напряжение от тревоги.
  3. Практикуйте осознанность
    Оставаться в настоящем — это навык, который Вы можете развить в себе с помощью осознанности или практики медитации. Это поможет Вам перестать думать о «что, если» и может замедлить галоп мыслей. Попробуйте сосредоточиться на звуках вокруг Вас или перечислить всё, что Вы видите, и что начинается с определённой буквы.
  4. Ешьте здоровую пищу
    Соблюдайте диету, богатую фруктами, зелеными листовыми овощами, цельнозерновыми злаками и здоровыми белками. Также важно регулярно питаться (не позволяйте себе сильно проголодаться), избегайте кофеина и алкоголя. Простые углеводы, такие как сладости или фаст-фуд, могут вызвать всплеск уровня сахара в крови, что может усугубить чувство беспокойства. Такие продукты, как яйца, авокадо и грецкие орехи, полезны и обеспечивают достаточное количество магния, витамина В и кальция.
  5. Ведите активный образ жизни
    Доказано, что физические упражнения уменьшают симптомы тревоги, особенно в сочетании со здоровым образом жизни. Попробуйте сочетать такие вещи, как ходьба, плавание, бег, гири, садоводство или йога. Старайтесь проводить время на природе, когда это возможно.
  6. Общайтесь с другими
    Беспокойство может привести к тому, что некоторые люди самоизолируются, однако интерперсональные действия важны для поддержания психического здоровья. Во время COVID-19 крайне важно найти время, чтобы пообщаться с друзьями и семьей по телефону или в видеочате. А когда ограничения смягчат, обнимите любимого человека. Физическое прикосновение высвобождает окситоцин, который вызывает чувство счастья и уменьшает стресс.
  7. Сосредоточьтесь на своей деятельности
    Полностью сосредоточившись на конкретном занятии, Вы можете отвлечься от тревожных мыслей. Попробуйте заняться готовкой, садоводством, рисованием, провести время с животными, заняться танцами, игрой на музыкальном инструменте или выполнением любых других действий, которые делают Вас счастливым или вводят Вас в состояние «потока».
  8. Запланируйте своё беспокойство
    Определите конкретное время Вашего дня, когда Вы позволите себе беспокоиться. Это должен быть короткий сеанс в 10-15 минут. Запишите свои заботы или обдумайте их в своей голове. Постарайтесь ограничить своё время на беспокойства этим окном, а если мысли возникают в другое время, напомните себе, что у вас есть для них конкретное время.
  9. Бросьте вызов своим страхам
    Тревога может заставить Вас переоценивать опасности и недооценивать Вашу способность справляться с ними. Вместо того, чтобы переходить к худшему сценарию, попробуйте бросить вызов своему мышлению и обдумать другие результаты. Вы также можете предпринять шаги, чтобы противостоять своим страхам.
  10. Будьте добры к себе
    Прежде всего, помните, что наличие беспокойства не делает Вас слабым или неполноценным, и что оно не определяет Вас. Вы — это не Ваше беспокойство. Это лишь психическое расстройство, от которого также страдают многие другие.

Тревожность среди молодежи выросла вдвое во время самоизоляции COVID-19

«Если мы хотим изменить ситуацию, сперва мы должны были изменить себя. Чтобы эффективно изменить себя, сначала придётся изменить своё восприятие».

— СТИВЕН КОУВ

Тревога и Коронавирус

Для тех, кто страдает от беспокойства, жизнь во время глобальной пандемии может усугубить симптомы и заставить чувствовать себя ещё хуже. Изоляция также затрудняет доступ к услугам поддержки, таким как терапевты, друзья или семья. Но есть вещи, которые Вы можете сделать, чтобы минимализировать стресс этого времени и облегчить симптомы.

COVID-19 оказал влияние на всех. Правила «социального дистанцирования» вынуждают многих людей оставаться дома и физически и социально изолировать себя.

Это привело к тому, что многие находят новые способы добиться социального удовлетворения, будь то больше времени в социальных сетях, видео-звонки с друзьями, работа или творчество.

Но с другой стороны, это серьёзно усугубило ситуацию тех, кто борется с тем или иным психическим расстройством.

Если Вы или кто-то из Ваших близких борется с тревогой или психическим расстройством, обратитесь к медицинскому специалисту и получите необходимую помощь.

Депрессия и тревога во время самоизоляции в условиях пандемии COVID-19

Британские исследователи из университетов Шеффилда и Ольстера сообщают, что после сообщения премьер-министра Великобритании о введении режима самоизоляции людей, заявляющих о появлении симптомов депрессии и повышенной тревоги, стало больше на 30 процентов. В течение последующей недели эти симптомы сохранялись, но не были такими выраженными. Подробный отчет об этом исследовании можно прочитать по ссылке.

Читайте также:  Младенцы не спят из-за родителей

Тревожность среди молодежи выросла вдвое во время самоизоляции COVID-19

Социально-политический контекст нынешнего кризиса, который возник в ситуации пандемии, практически уникален.

Важно иметь в виду, что социальные и экономические последствия пандемии оказывают влияние на психическое здоровье целых наций.

На данный момент ключевая задача – выяснить, как контролировать основные негативные последствия, вызванные коронавирусной инфекцией, чтобы обеспечить возвращение качества жизни основных слоев населения, пока пандемия не завершится.

Психологические последствия инфекции влияют на поведение людей, которое напрямую взаимосвязано с распространением болезни. Тем не менее, взаимосвязь между недугом и ее психологическими последствиями редко исследовалась проспективно на широкой популяции и до конца не ясна.

Исследователи из Великобритании провели анкетирование 2000 испытуемых, граждан страны от 18 лет и старше, учитывая их пол, возраст и уровень дохода.

Исследование было запущено на 52 день после первого подтвержденного случая COVID-19 в течение недели, начиная с 23 марта – день, когда премьер-министр Великобритании анонсировал, что граждане должны оставаться дома, за исключением крайних случаев.

Испытуемые отвечали на вопросы об их нынешних условиях жизни, психическом здоровье, их представлениях о COVID-19, а также рассказывали, что они делают для того, чтобы совладать с болезнью и собой.

В исследовании использовались стандартизованные методики для оценки генерализованного тревожного расстройства, депрессии и стрессовых реакций. За день до объявления режима самоизоляции 16 процентов респондентов сообщили о значительных симптомах депрессии, и 17 – о повышенной тревожности.

На следующий же день, когда выступил премьер-министр Великобритании, эти симптомы уже наблюдали у себя 38 и 36 процентов людей соответственно. Спустя неделю показатели тревоги и депрессии также оказались повышенными, по сравнению с исследованием респондентов до кризиса с коронавирусом.

В ближайшие месяцы команда ученых снова планирует провести опрос этой же группы, чтобы посмотреть динамику изменения психического здоровья во время развития пандемии в Великобритании. Они также планируют сравнить собственные результаты с похожими исследованиями в других странах.

Тем временем в Сеченовском медицинском университете запустили подобное исследование, и каждый желающий может принять в нем участиеи проверить на себе, насколько пандемия сказывается на психологическом состоянии.

Мария Богданова

Чувство тревоги: как пандемия сказалась на молодых — Газета.Ru

Пандемия коронавируса вдвое увеличила количество молодых людей с повышенной тревожностью, сообщают британские психиатры. В группе риска оказались женщины, одиночки, люди с психическими заболеваниями и люди с финансовыми проблемами. Старшее поколение, однако, пострадало от тревоги меньше.

На фоне пандемии почти вдвое увеличилось количество молодых людей с повышенной тревожностью, выяснили специалисты из Бристольского университета. Исследование было опубликовано в журнале British Journal of Psychiatry.

В 1991-1990 годах ученые пригласили к участию в исследовании 14 500 беременных, и на протяжении почти 30 лет собирали данные о них и их детях. В рамках нового исследования ученые сравнили данные участников за предыдущие годы с результатами, полученными в ходе опросов, связанных с пандемией COVID-19.

В опросы входили данные о работе и зарплате участников исследования, образе их жизни, питании, состоянии здоровья, семьях, а также симптомах COVID-19 у заболевших. Хотя тестирование на коронавирус проходило лишь небольшое число участников, многие из них сообщали как минимум об одном симптоме инфекции — потере обоняния или вкуса (13%), стойком кашле (21%), жаре (23%).

Если до пандемии доля молодых людей с повышенной тревожностью составляла 13%, то во время нее выросла до 24%, выяснили авторы работы.

Уровень тревоги оставался высоким даже тогда, когда связанные с пандемией ограничения были ослаблены. Зимой ситуация может ухудшиться, опасаются исследователи. Уровень депрессии, впрочем, практически не повысился, но некоторые группы сталкивались с депрессивными симптомами чаще, чем другие. При этом старшее поколение страдало от тревожности реже.

В некоторых группах тревожность повысилась особенно сильно. От нее в наибольшей степени страдали женщины, люди с психическими заболеваниями, те, кто жил один, пациенты, самоизолированные в связи с COVID-19, а также люди с финансовыми трудностями.

Интересно, что некоторые факторы, например, одиночество, были связаны больше с ростом депрессивных симптомов, а другие, например, наличие детей — только с повышением тревоги.

У медицинских работников уровень тревоги не повысился, как среди молодежи, так и среди старшего поколения.

«Данные нашего исследования свидетельствуют о беспокоящем росте тревоги у молодых людей — похоже, что это связано с самой пандемией и, возможно, с социальными и экономическими последствиями, вызванными мерами по ограничению распространения вируса, — говорит доктор Алекс Вон, один из авторов работы. — Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что пандемия станет долгосрочной проблемой, и для снижения рисков для психики срочно необходимы поддержка и меры по охране психического здоровья».

«Подобные длительные исследования важны, потому что они многократно измеряют психическое здоровье человека (а также образ жизни и общее самочувствие) в различные моменты времени на протяжении всей его жизни.

Это исследование позволило нам сравнить данные до и после пандемии, чтобы полностью понять влияние COVID-19 на психическое здоровье.

Такие подробные, контекстуализированные данные в области здравоохранения являются уникальными, предоставляя ценное доказательство для лиц, ответственных за разработку политики, и работников системы общественного здравоохранения», — отмечает профессор Ник Тимпсон, ведущий автор исследования.

«Полученные данные показывают, что в настоящее время необходимо защищать психическое здоровье и поддерживать службы его охраны,

— говорит соавтор исследования доктор Ребекка Пирсон. — Важно извлечь уроки из первой самоизоляции…

Результаты также свидетельствуют о необходимости оказания поддержки конкретным группам повышенного риска, таким как одинокие люди.

Кружки поддержки для взрослых, не состоящих в браке, и одиноких родителей могут быть полезны для психического здоровья, но мы должны лучше понимать роль социальной изоляции».

В настоящее время исследователи изучают причины ухудшения психического здоровья некоторых групп людей во время пандемии, а также влияние тревоги и образа жизни (количества часов сна, физических упражнений) на здоровье участников исследования.

Студенты после пандемии: больше тревоги, меньше агрессии

Социальная изоляция и ограничение взаимодействий во время пандемии COVID-19 оказали негативное влияние на психическое и физическое здоровье российских студентов. Таковы результаты исследования, проведенного экспертами Вышки и Центра кросс-культурной психологии и этологии Института этнологии и антропологии РАН.

В исследованиях также принимали участие коллеги из Донского государственного технического университета, Казанского национального исследовательского технологического университета и Обско-угорского института прикладных исследований и разработок.

Доклад  «Показатели агрессии, стресса и тревожности в условиях COVID-19 среди российского студенчества» был представлен старшим научным сотрудником Международного центра антропологии НИУ ВШЭ Валентиной Бурковой на заседании научного семинара Международного центра антропологии Homo sapiens historicus.

Основное направление исследования – определение уровня стресса у людей, обучающихся в российских университетах, до пандемии и во время первой волны. Насколько, повысилась тревожность? Какие факторы способствовали росту тревожности или, наоборот, ее снижению? На такие вопросы отвечали эксперты.

Полученные баллы по тревожности оказались выше, чем в целом до пандемии. Значимыми предикторами стресса выступали возраст и условия проживания во время изоляции. Выявлено также, что уровни тревожности и агрессии зависят от пола опрашиваемых.

Исследования, которые проводились до пандемии, показали, что женщины в целом более тревожны, чем мужчины. Такие же результаты показаны и во время пандемии, причем женщин почти в два раза больше в самой опасной категории, где уровень тревожности переходит в стадию депрессии (7,2% против 3,9%).

Во время пандемии, как показывает студенческая выборка, уровень тревожности в целом повысился, причем у женщин – практически в два раза. В России при сравнении с другими странами в этом отношении ситуация далеко не самая плохая: 6% от опрошенных попали в первую, депрессивную категорию, 11% – на грани, остальные находились в нормальном состоянии.

В Бразилии, например, данные показатели были намного выше – 17% и 22% соответственно, в Канаде – 12% и 28%, в США – 11% и 14%.

Что касается сравнения по городам, то, как и ожидалось, Москва показывает в целом больший процент людей, попавших в высоко депрессивную и средне депрессивную категории (8,6% и 19,4% соответственно).

Читайте также:  Что такое группа крови

Схожие тенденции наблюдаются и в Ханты-Мансийске – высокий уровень тревоги даже выше, чем в Москве (10,5% и 13,3% соответственно). Самыми спокойными оказались ростовчане.

Все категории опрошенных (а в особенности люди с повышенным уровнем тревоги) указали на сложности с выполнением домашних дел, с работой, учебой.

Особое внимание стоит уделить кросс-культурным различиям. Бразилия – самая тревожная страна, дальше идет Италия, что легко объяснить, учитывая огромную смертность и общее количество заражений СOVID-19. Россия и в этой категории занимает среднее положение, несмотря на высокие статистические показатели по уровню заражения и смертности на момент проведения исследования.

Исследователи рассмотрели также изменения такого показателя, как агрессивность.

Как обычно уровень физической агрессии был более высок у мужчин, тогда остальные виды агрессии, как правило, варьируют от культуры к культуре.

В данном исследовании половых различий в уровне вербальной агрессии не наблюдалось, гнев и враждебность были чуть выше у женщин – это стандартная картина для российской выборки.

Самое интересное, что на фоне пандемии уровень агрессии снизился, причем по всем ее видам

В ходе анализа данных также выяснилось, что мало кто признает коронавирус угрозой для себя лично, гораздо больше тех, кого она тревожит по отношению к родственникам.

 Кроме того, важным фактором, влияющим на уровень тревожности, оказалась степень доверия официальной информации – в целом, те, кто верит официальным источникам, имеют более низкие показатели тревожности и лучше исполняют рекомендации и предписания властей.

Еще один из факторов, который удалось выявить – это агрессивная реакция на официальные предписания, такие как, например, использование масок или социальное дистанцирование.

У тех, кто агрессивно реагирует на предписания властей, а их оказалось 24% опрошенных, и уровень тревожности был значительно выше.

В ходе исследования был задан и такой вопрос: считает ли респондент, что коронавирус – это фейк? И 82% опрошенных ответили отрицательно.

Результаты исследования были рассмотрены с точки зрения классификации культур, с помощью двух измерений, предложенных Гертом Хофстедом – индивидуализма / коллективизма и дистанцированности власти. Как правило, к индивидуалистским странам относят Европу, США, Канаду.

К коллективистским – в первую очередь страны Азии, в том числе Ближнего Востока. Россия и в этой классификации занимает промежуточное положение, представляя собой синкретизм ценностей коллективизма и индивидуализма. Есть такой термин, который так и звучит –  «русский индивидуализм».

Интересно, что Россия входит в число стран с одним из самых высоких показателей в рейтинге дистанцированности власти – показателя, говорящего о том, насколько облеченные меньшей властью члены организации или институализированных групп понимают неравное распределение власти и ожидают этого неравенства.

Авторы исследования наложили на свою выборку индексы индивидуализма и коллективизма, полученные в более ранних работах, и получили следующие результаты. Страны с высокими оценками по тревожности – это страны с высокой степенью индивидуализма, в первую очередь речь идет о Канаде и Италии.

Тогда как самые коллективистские страны – Индонезия, Малайзия, Таиланд, Нигерия – практически не тревожатся по поводу коронавируса. Очевидна тенденция, когда страны с высокими оценками по тревоге имеют низкие оценки по дистанцированности власти (Канада, Италия, США).

Еще один индекс, который использовали исследователи, это классификация «свободных и жестких культур», описанных Мишель Гельфанд. У более свободных культур наблюдается более высокая терпимость к девиантному поведению, там не склонны сурово осуждать поведение, отклоняющееся от принятых норм и традиций.

Так же, как в случае с индексами Хофстеда, в первую категорию попадают многие европейские страны, США, Канада, а к странам с жесткой культурой относятся страны Азии, в том числе, арабские. Более свободные страны имели более высокие показатели тревожности на фоне пандемии при сравнении с жесткими культурами.

Опрос русскоязычных людей, живущих за границей, показал, что большую положительную роль в борьбе с коронавирусом сыграл имеющийся эпидемиологический опыт

В азиатских странах, где периодически случаются эпидемии, знают, как себя вести, чтобы предотвратить их дальнейшее распространение.

Более того, в таких странах люди исходят из позиции «защищая себя – защищаю других», лучше исполняют предписания властей и готовы на жесткие санкции для предотвращения распространения вируса.

Тогда как индивидуалистские страны, в первую очередь Европа и США, столкнулись с такого рода эпидемией впервые.

В европейских странах ношение маски изначально не является принятой нормой поведения в периоды респираторных заболеваний, и те, кто ходил в маске в начале пандемии, часто сталкивались с насмешками, недоверием и даже агрессией со стороны окружающих.

Кроме того, значимым фактором является и сама по себе индивидуалистская позиция – каждый индивид прежде всего ориентирован на себя и свою семью, а не на коллектив в целом, как это происходит в коллективистских странах.

Поэтому там постоянно велась общественная дискуссия на тему «Что важнее – свобода или безопасность?».

В целом, имеющиеся на сегодняшний день данные позволяют сделать осторожный вывод, что коллективистские и более жесткие культуры лучше справляются в борьбе с коронавирусом.

Знание культурных особенностей восприятия и исполнения населением санитарно-гигиенических предписаний может быть использовано при выборе наиболее оптимальных форм борьбы с COVID-19 и выработке действенных и эффективных методов побуждения к их исполнению населением.

Психические расстройства в период пандемии COVID-19

Пандемия коронавируса COVID-19 стала причиной изменения стереотипов поведения людей. Согласно исследованию, опубликованному в «Обозрении психиатрии и медицинской психологии имени В.М.

Бехтерева» [1], помимо многочисленных запретов, ограничений и правил, она повлекла за собой увеличение количества психических расстройств не только у людей со склонностью к подобным заболеваниям, но и у значительной массы населения, которая не сталкивалась с этой проблемой ранее.

Причины повышенного стресса

В упомянутом выше исследовании приняло участие около 2000 респондентов.

По данным исследования, наибольший уровень стресса ассоциируется с соблюдением самоизоляции, необходимостью социального дистанцирования, применением антисептиков, а также информационной перегруженностью, связанной с постоянным просмотром новостей, касающихся пандемии. «При этом частота обращений за информацией о COVID-19 была нелинейно связана с наличием опасений за собственную жизнь», — указано в исследовании.

Высокий уровень тревожности наблюдался в связи с переживаниями о нехватке средств индивидуальной защиты и лекарственных препаратов, а также общим непониманием уровня заразности нового заболевания и стратегии его лечения. Одним из распространенных факторов также стал страх за жизнь и здоровье близких.

Исследование, проведенное в феврале 2020 года медицинским журналом The Lancet [3], было направлено на изучение влияния изоляции на психику людей.

В нем ученые рассмотрели более 20 источников информации о мировых эпидемиях и их влиянии на ментальное здоровье.

Большинство исследований указывает на то, что длительная изоляция способна привести к повышению уровня тревожности, бессонницам и даже посттравматическому синдрому и депрессии.

Выводы, сделанные в результате исследования, говорят о том, что пандемия COVID-19 — уникальное явление, отдаленные последствия которого еще предстоит изучить. Однако уже сейчас наблюдается рост тревожности, суицидальных настроений, панических атак. Наиболее тяжелые психологические последствия прогнозируются именно у людей, переболевших новой коронавирусной инфекцией.

Последствия повышенного стресса в период пандемии

Повышение уровня тревожности является прямым следствием попытки организма человека адаптироваться к незнакомой ситуации. Стресс, тревога, волнение — естественные реакции организма на нетипичные обстоятельства. Однако, в условиях, когда человек испытывает их в течение длительного периода, повышается риск потери самообладания и контроля над своими чувствами и эмоциями.

Еще одним негативным последствием повышенного стресса становится снижение иммунитета, что, в свою очередь, делает человека более уязвимым к новой коронавирусной инфекции.

COVID-19 и защитные реакции пациентов

Остановимся подробнее на негативных защитных реакциях, которые могут возникнуть у пациентов, зараженных коронавирусной инфекцией, согласно информационному письму, составленному сотрудниками НМИЦ психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского [2].

Отрицание — пациент может отрицать сам факт заболевания.

На стадии отрицания рекомендуется предоставить пациенту исчерпывающую информацию, касающуюся его заболевания, методов лечения, последствий промедления, а также, по возможности, дать время на принятие болезни.

Однако важно помнить, что затяжная стадия отрицания может привести к негативным последствиям. Врачебные пояснения должны подчеркивать серьезность ситуации, но излишней драматизации также не следует допускать.

  • Агрессия — может быть вызвана вынужденной изоляцией и нарушением привычного образа жизни.
  • Избегание — выражается в уменьшении контактов, безличии к собственной судьбе и отказе от медицинской помощи.
  • Подозрительность — пациент может решить, что заражение произошло умышленно либо результат анализов подделан.
  • Для предотвращения перечисленных реакций от врачей требуется максимальная открытость в работе с пациентами.
  • Задача врача — установить доверительные отношения с пациентом и своевременно информировать его о результатах обследования, прогнозах и сроках лечения.
Читайте также:  Как правильно выстроить распорядок дня ребенка?

Психические расстройства и расстройства поведения у больных COVID-19

Острая реакция на стресс может выражаться как в гиперкинетической, так и в гипокинетической форме, то есть как в виде выраженного психомоторного возбуждения, так и в виде замедления психических и двигательных процессов. В этом случае пациентам необходимо оказывать медикаментозную и немедакаментозную психиатрическую помощь совместно с основным курсом лечения.

Тревожные и тревожно-депрессивные расстройства необходимо корректировать с помощью переключения внимания пациентов с глобальной проблемы COVID-19 на более личные темы. Мысль о том, что временная изоляция необходима для заботы о здоровье близких, может стать сдерживающим фактором для прогрессирования расстройства.

Соматоформные расстройства могут возникать не только у зараженных COVID-19, но и у лиц с высокой тревожностью, склонных к ипохондрии. Постоянный информационный поток и непрерывное информирование о симптомах болезни могут вызвать ощущения, похожие на симптомы COVID-19 даже у здоровых людей. В этих случаях необходимо прибегнуть к дозированию новостного потока для снижения уровня тревожности.

Панические атаки — еще одна распространенная реакция на стресс, связанная с чувством неизвестности. Атаки, как правило, сопровождаются страхом смерти, тревогой, а также соматическими реакциями: частым сердцебиением, повышением давления, дрожью, ощущением нехватки воздуха и т.д.

Как и в случае с паническими атаками, вызванными стрессовыми ситуациями, из атаки, спровоцированной страхом COVID-19, можно выйти с помощью переключения внимания и концентрации на позитивных мыслях.

Помимо этого пациенту требуется психологическая помощь, направленная на осознание того факта, что коронавирус излечим, а смертность от него не превышает порог 3,4% от всех заболеваний, по данным ВОЗ [6].

Эмоционально неустойчивые личностные расстройства также могут являться реакцией на заражение COVID-19. Они выражаются во вспышках гнева, изменчивом настроении, приступах агрессии. Данные состояния могут быть как импульсивного, так и пограничного типа.

В импульсивной форме у пациентов наблюдаются более ярко выраженные гневливые реакции, жестокость, а также склонность к угрожающим действиям и заявлениям.

При пограничном типе расстройств наблюдаются выраженные эмоциональные колебания, состояние опустошенности, ощущение бессмысленности происходящего. Велик риск возникновения аутоагрессии, то есть агрессии, направленной на причинение вреда собственному здоровью вплоть до суицидальных попыток.

В случае появления признаков данной патологии, необходима незамедлительная консультация специалиста-психиатра.

Он должен оценить соматическое состояние пациента и определить тип терапии (медикаментозной или немедикаментозной).

Суицидальные мысли могут наблюдаться у пациентов в связи со страхом мучительной смерти, чрезмерным информационным потоком, а также длительной изоляцией и обострением внутрисемейных конфликтов.

Специалисты НМИЦ психиатрии и наркологии им.В.П. Сербского [2] отмечают, что в группе суицидального риска также находятся люди, потерявшие работу или испытывающие финансовые проблемы вследствие пандемии.

Если пациент испытывает повышенный стресс из-за перемен, связанных с пандемией (финансовые сложности, потеря работы, проблемы в личных отношениях), ощущает себя бременем для близких, жалуется на постоянное чувство безысходности — риск возникновения суицидальных мыслей или действий повышается.

Это сигнал для специалистов о том, что необходима незамедлительная консультация врача-психиатра.

Исследование, опубликованное в Международном медицинском журнале [7], предполагает, что последствия для нашего психического здоровья, в том числе риск возникновения суицидальных мыслей, останутся с нами на продолжительное время даже после окончания пандемии. В связи с этим рекомендуется проводить глобальную работу, а именно традиционные кампании и кампании в социальных сетях, направленные на укрепление психического здоровья и снижение уровня стресса у населения.

Алкогольная зависимость может стать следствием попытки снятия стресса и тревожности в период пандемии. Врачам необходимо информировать пациентов о риске чрезмерного употребления алкоголя, так как он оказывает антидепрессивное влияние лишь в период употребления. В постинтоксикационный период алкоголь, напротив, вызывает повышение уровня стресса и тревожности.

Важно предупреждать пациентов о том, что алкоголь может не только снизить эффективность препаратов для лечения но и полностью нивелировать их действие, что, в свою очередь, может привести к осложнениям, связанным с коронавирусной инфекцией. В случаях когда профилактическая беседа не приносит пользы, может потребоваться консультация врача-нарколога, а также психоневролога и психолога.

Стресс и пожилые пациенты с COVID-19

Пожилые пациенты также могут испытывать обострение хронических соматических, неврологических и психических заболеваний.

Это связано со сменой привычного положения вещей: необходимостью изоляции, госпитализации, а также с интоксикацией и гипоксией, вызванных инфекцией.

Помимо этого у пожилых пациентов можно ожидать развитие эмоциональных и интеллектуальных расстройств, нарушение сна и различные психотические состояния.

Исследование американских ученых, опубликованное в The Journal of Gerontology [8], оценило, насколько ухудшается состояние пожилых пациентов с COVID-19, вынужденных изолировать себя от прямых контактов с родственниками.

Ученые пришли к выводу, что сохранение и поддержание прочных родственных связей оказывает большое влияние на стабилизацию психического состояния пожилых людей.

Налаживание социальной активности в доступных форматах (например, общение по телефону, видеосвязи) способно повысить устойчивость психики к негативным последствиям изоляции и нестабильной ситуации в мире.

Пандемия дала ученым возможность проследить изменения психики у людей старшего возраста, связанные с вынужденной изоляцией, и начать работу над алгоритмом лечебных мероприятий. Исследования, направленные на выработку профилактических мер для предотвращения депрессивных расстройств у пожилых людей, продолжаются.

Общие рекомендации по борьбе со стрессом

В марте 2020 года ВОЗ выпустила рекомендации [9] касательно сохранения психического здоровья и борьбы со стрессом в период пандемии. В первую очередь ВОЗ отмечает, что чувство грусти, замешательства, страха или досады в кризисной ситуации – это нормальная реакция организма.

Рекомендуется:

  • не забывать о здоровом образе жизни, правильном питании, режиме сна и физической активности;
  • больше общаться с близкими, используя современные средства связи, если личное общение невозможно;
  • отказаться от курения и распития алкогольных напитков для подавления эмоций;
  • снизить информационный поток, если негативные новости приводят к повышенной тревожности;
  • обратиться к личному опыту переживания стрессовых ситуаций в прошлом, понять, какие навыки помогли вам сохранить стабильное психическое состояние, и обратиться к ним снова;
  • если стресс и отрицательные эмоции слишком сильны, не пытаться справиться с ними самостоятельно и обратиться за медицинской помощью.

Заключение

Повышенный стресс является фактором, способствующим снижению иммунитета, что делает человека более предрасположенным к заражению COVID-19. У уже зараженных пациентов мы можем наблюдать развитие целого спектра различных психопатологических состояний, причиной которых также служит стресс, связанный с новой коронавирусной инфекцией.

В связи с этим при лечении перечисленных состояний следует избегать бесконтрольного назначения психотропных препаратов, а в первую очередь прибегать к психиатрической и психотерапевтической помощи, направленной на снижение стресса и нормализацию состояния пациента, а также повышать уровень информированности населения и проводить общественные кампании, направленные на снижение общего уровня стресса.

Литература:

  1. Психологические реакции населения как фактор адаптации к пандемии COVID-19 / Сорокин М.Ю., Касьянов Е.Д., Рукавишников Г.В., Макаревич О.В., Незнанов Н.Г., Лутова Н.Б., Мазо Г.Э. // Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М. Бехтерева. 2002. №2. С. 87-94
  2. Психические реакции и нарушения поведения у лиц с COVID-19: методические указания / Агамагомедова И.Н., Банников Г.С., Кещян К.Л., Крюков В.В., Пищикова Л.Е., Полянский Д.А., Понизовский П.А., Шмуклер А.Б., Шпорт С.В. М.: НМИЦ психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского, 2020.
  3. The psychological impact of quarantine and how to reduce it: rapid review of the evidence / Rebecca K. Webster, PhD; Louise E. Smith, PhD; Lisa Woodland, MSc; Prof Simon Wessely, FMedSci; Prof Neil Greenberg, FRCPsych; Gideon James Rubin, PhD // Lancet. 2020. Mar 14;395(10227). Pp. 912-920. doi: 10.1016/S0140-6736(20)30460-8
  4. Ситуация вынужденной самоизоляции в период пандемии: психологический и академический аспекты / Сидячева Н.В., Зотова Л.Э. // Современные наукоемкие технологии. 2020. №5. С. 218-225
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector