Американские власти взялись за энергетики

В течение 30 лет Запад вел долгие, но пустые разговоры об острой необходимости строительства Транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря из Туркмении в Азербайджан, чтобы наконец-то ослабить зависимость Европы от «политического» российского газа.

Однако проблема упиралась в отсутствие договоренности каспийских государств — России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркмении — по юридическому статусу (разделу) моря.

Но при этом не видно было ни одной компании или финансового-кредитного института, готовых вложить инвестиции в реализацию этого дорогостоящего, фактически геополитического проекта.

Проблему раздела Каспия решили, наконец, в 2018-м, и только на излете нынешнего года иностранные СМИ распространили информацию о желании новой американской компании Trans Caspian Resources (TCR), созданной во Флориде, взяться за продвижение проекта.

Компания-то новая, но лица в ней далеко не «стартаповые» — ее шефы экс-посол США в Туркмении Аллан Мастард и, как считается, дока в лоббировании энергетических проектов Берт Уотсон.

А в консультативный совет входят двое высокопоставленных в прошлом сотрудников ВР, являющейся одним из крупных инвесторов энергетического сектора Азербайджана.

Теперь, как сообщается, компания (надо полагать, не без согласия Ашхабада, об интересах которого в этом проекте будет сказано ниже) ищет инвесторов для финансирования технико-экономических изысканий и коммерческой оценки реализации проекта, приблизительная стоимость которого на данном этапе не оглашается.

Известно, однако, что в отличие от прошлых лет, речи о прокладке грандиозного по пропускной способности трубопровода нет: всего каких-то 42 км «трубы» мощностью до 12 млрд кубометров газа от туркменского месторождения Магтымгулы до крупнейшего азербайджанского Азери-Чираг-Гюнешли.

Для начала планируется транспортировка попутного газа, выделяемого в результате нефтедобычи — сейчас его в Туркмении сжигают, пуская деньги на ветер и загрязняя заодно окружающую среду.

А вот в Азербайджане попутный газ (а его много) отправляют для переработки на Сангачальский завод: энергетика должна быть экономной.

Американские власти взялись за энергетики Германия после Меркель станет строже и холоднее

Парадоксально, но факт: Туркмения по запасам газа занимает четвертое место в мире, а пробиться с весомым, по деньгам, экспортом в Европу и другие регионы, не может.

Основным импортером ее богатства является Китай, но поскольку он взял на себя финансирование строительства всей необходимой газовой экспортной инфраструктуры, Туркмения выплачивает ему задолженность по кредитам, и ей самой денег остается с гулькин нос.

Небольшие суммы перепадают от продаж в Россию и Иран, но для такой бедной страны, как Туркмения, с ее неразвитой экономикой и очень большим аппетитом властей, простой люд находится практически на грани голода.

Инициатива американской компании по строительству скромного трубопровода совпала с информацией властей Пакистана о приостановлении и без того не продвигающегося строительства газопровода из Туркмении в Индию через Афганистан и Пакистан (ТАПИ). Причина не нова — нестабильная ситуация в Афганистане, в котором сейчас не осуществляется ни один бизнес-проект. То есть Ашхабаду надолго придется забыть о доходах от экспорта по ТАПИ.

Но как насчет намерений американской компании? Надо полагать, что едва ли не самая закрытая страна мира за нее ухватилась.

Вообще же минувшей осенью она стала активнее на внешнем треке: во-первых, президент Гурбангулы Бердымухамедов председательствовал на пятнадцатом саммите Организации экономического сотрудничества (ОЭС) в составе Азербайджана, Турции, Ирана, Афганистана, Пакистана и пяти государств Центральной Азии. Стороны приняли «Ашгабатский консенсус для действий» — не вполне внятный с точки зрения возможности реализации довольно амбициозных проектов.

Во-вторых, Туркмения подала заявку на вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО) в наивном расчете на экспорт своих продуктов питания и текстильной продукции в мировом масштабе. Быстрого и желаемого результата от столь неординарного для Ашхабада шага ждать не стоит по многим причинам, в частности, потому, что практически все субъекты экономики находятся в руках государства.

Еще одно новшество от Аркадага: усилившиеся «газовые ожидания» определили назначение президентского сына и преемника Сердара (сейчас он занимает пост вице-премьера) руководителем нефтегазового комплекса страны: отец поручил чаду добиться увеличения добычи углеводородных богатств страны, их экспорта и привлечения в отрасль иностранных инвестиций.

«Опьянили» ли Бердымухамедова намерения американцев, или договоренность о своповых поставках туркменского газа в Иран, который будет предоставлять тот же объем «голубого топлива» Азербайджану, сказать трудно. И хоть речь идет о крайне малых объемах поставок — не более 2 млрд кубометров газа в год, головокружение от успехов вполне возможно.

Американские власти взялись за энергетики Туркмении хочется невинность соблюсти и капитал приобрести

Но вернемся к пока эфемерному Транскаспийскому газопроводу. Вернее, к вопросу, нужен ли он Азербайджану на долгосрочную перспективу, и как к его строительству отнесется Москва, хотя в качестве конкурента российскому газу в Европе туркменский рассматривать смешно — объемы несопоставимые.

И тут на передний план могут выйти не только амбиции Москвы, но и Тегерана, вполне способного, «в случае чего», отказаться от импорта туркменского топлива, хотя его отношения с Ашхабадом в последнее время явно потеплели. Впрочем, прецедент прекращения Ираном закупок туркменского газа известен.

Другое дело — Азербайджан.

В настоящее время ему трудновато заполнить экспортный газопровод (ЮГК), проходящий по территории Грузии с выходом на Турцию и далее в Европу, да еще удовлетворить растущий внутренний спрос на топливо в самой республике.

Кроме того, азербайджанским газом пользуются Грузия и Турция, а его добыча растет медленнее, чем хотелось бы Баку. Тем не менее, все свои контрактные обязательства он выполняет, импортируя газ для собственных нужд из России и Ирана.

Так что, на первый взгляд, туркменский газ был бы для Азербайджана не лишним, тем более, что американская TCR заявила, что не собирается самостоятельно торговать им, а желает продавать его азербайджанской государственной нефтяной компании SOCAR. Последняя, в свою очередь, распорядится газом по собственному усмотрению, в том числе, для заполнения европейской трубы.

И тут дело в том, что предпочтет Азербайджан в контексте выхода туркменского газа на новые рынки — сиюминутный или долгосрочный (для себя) эффект.

Ведь 12 млрд туркменского газа в год все же составляет конкуренцию азербайджанскому, уже поставляемому в Европу (Греция, Болгария, Италия) в объеме 7,2 млрд кубометров.

В будущем году Азербайджан планирует довести экспорт в Европу до 8 млрд, а в 2023-м он превысит 11 млрд кубометров. А там, гляди, помимо Балкан, АР выйдет и на Центральную Европу.

По данным Счетной палаты республики, в наступающем году добыча газа только на месторождении «Шах-Дениз» составит почти 23 млрд кубов, а в целом речь идет о добыче около 40 млрд кубометров «голубого топлива» с его наращиванием в течение двух-трех лет до 50 млрд кубометров.

Вопрос: есть ли у Азербайджана при таких прогнозных показателях нужда в туркменском газе? С одной стороны, цена на газ растет, его потребление в Турции и Европе увеличивается, и Азербайджан может расширить ареал поставок за счет наращивания собственной добычи и в условиях неиспользованных возможностей трубопроводов TANAP и TAP. Конечно, нужны инвестиции, но с этой проблемой Азербайджан способен справиться. Ну и, разумеется, контракты.

Американские власти взялись за энергетики Почему Бердымухамедов «снизошел» до России, бросив в бой единственного сына

Временные трудности будут, поскольку так называемая «зеленая повестка» в энергетике несколько затрудняет вложение инвестиций в нефтегазовый сектор. Однако повестка эта себя пока не оправдала и привела лишь к снижению уровня производства электроэнергии — ее возобновляемые источники, что называются, не тянут.

И в столь неподходящий момент, когда Запад старается закрыть российский экспортный проект «Северный поток — 2» (что стало одной из серьезных причин подорожания газа в Европе) и ограничивает инвестиции в нефтегазовый сектор, вдруг появляется новая американская компания, «чихающая» на «зеленую повестку» и намеренная строить подводный трубопровод из Туркмении, в которую и малые инвестиции вкладывать небезопасно.

Надо думать, что мотивация TCR, а по сути — США, многогранна. Во-первых, ослабление экспортной зависимости Туркмении от Ирана, Китая и, главное — от России (с РФ в последнее время Ашхабад пошел на сближение в разных направлениях), то есть фактически назло всем троим.

Во-вторых, для того, чтобы застолбить зависимость чрезвычайно закрытой республики Центральной Азии от американского присутствия и составить конкуренцию потенциальным на нее претендентам.

США, которые пытаются быть представлены в Туркмении стартапом TCR, вероятно, не вполне хорошо понимают (либо понимают очень хорошо), почему в Ашхабаде частым гостем стало руководство российского «Лукойла».

В-третьих, «слишком» независимая политика Баку не нравится коллективному Западу, и неплохо было бы в перспективе ослабить азербайджанскую газовую ценность туркменской.

И еще одно обстоятельство, вызывающее раздражение на Западе: Россия и Азербайджан не разругались на почве экспорта углеводородов в Европу.

И, как утверждает президент АР Ильхам Алиев, о конкуренции его страны с РФ не может быть и речи.

Но тут можно возразить: принято считать, что Россия очень ревностно относится к любой, пусть малой активности других стран на газовом рынке. И то, что она экспортирует «голубого топлива» в Европу в разы больше, чем Азербайджан, не является утешительным для ее амбиций. Значит, у России существуют гораздо более весомая мотивация, перекрывающая газовую ревность. Либо нейтрализующая ее.

Отсюда вытекает: уж не «споются» ли Москва и Баку не только на почве Карабаха и по иным направлениям, но еще и скооперировавшись для заполнения газом азербайджанской трубы для удовлетворения потребностей не только Турции, но и части Европы? Теоретически такой вариант рассматриваем, а это означает, что ему надо положить конец уже в зачатке.

Но Алиев, наверняка, будет действовать исключительно в соответствии с интересами своей страны, хотя можно предполагать, что США, в контексте строительства Транскаспийского газопровода, уже на него поднажали.

В конечном счете, последнее слово останется даже не за инвесторами прокладки трубы по дну Каспия, а за Азербайджаном.

Таким образом, можно сказать, что теперь амбиции России на почве туркменского газа и занятия соответствующей ниши в этой стране во многом зависят не столько от активности США, сколько от решения Баку.

Ирина Джорбенадзе

Сша захватывают российскую энергетику и алюминий. чиновники молчат

Россия теряет остатки контроля над своей энергетикой в Сибири и над алюминиевой промышленностью. Владеть всем будут США, а шансов предотвратить это не осталось после согласия Сбербанка дать американцам денег для этих целей. Продажу совершит Банк ВТБ, владеющий пока ещё остающимися в России акциями.

Читайте также:  В Минздраве разъяснили, за что пациенты не должны платить

6 февраля без преувеличения можно назвать судным днём для российской энергетики и алюминиевой промышленности.

После того как «Русал» и «Евросибэнерго», контролируемые ранее олигархом Олегом Дерипаской через холдинг En+, попали под контроль независимых директоров из США и Великобритании в результате сделки с американским Минфином, в России оставался ещё один достаточно крупный пакет акций. Он принадлежит ВТБ.

Между тем именно этот пакет теперь должен быть выкуплен «дочкой» En+ и уйдёт из России. Парадокс состоит в том, что американцы для этого привлекли кредит у Сбербанка. То есть ситуация выглядит следующим образом: остатки En+ будут проданы США Банком ВТБ, а спонсором сделки выступает Сбербанк.

Конечно, небольшой, ограниченный и не голосующий пакет остаётся и у самого Дерипаски. Но сути вопроса это никак не меняет, ведь олигарх уже более года по решению Минфина США не имеет права оказывать влияние на En+. То есть и на «Русал», и на «Евросибэнерго», которые принадлежат этому холдингу. Почему так происходит?

Что это вообще за сделка?

О покупке у ВТБ доли размером 21,37% En+ сообщил в последнем пресс-релизе. Согласно документу, это делается для того, чтобы якобы «упростить структуру акционеров компании». И правда, структура станет проще, когда из неё выйдет ВТБ, а большинство акций холдинга окажется у американцев.

Сумма сделки – 1,576 млрд долларов. Покупателем выступит не сам En+, а его «дочка», у которой не нашлось иной возможности, кроме как привлечь для покупки кредит в… Сбербанке.

Сумма кредита – 110,6 млрд рублей (или 1,75 млрд долларов) с погашением до 2026 года.

Ныне подконтрольный американцам холдинг и не скрывает радости: ВТБ так сильно хотел продать свой пакет акций, что сделал покупателю приличный дисконт.

5 февраля акции En+ торговались на бирже в Лондоне по 11,6 доллара за штуку. En+ покупает у ВТБ 136 511 122 акций. Простой расчёт по текущей стоимости даёт сумму в 1,583 млрд долларов, что существенно больше, чем сумма сделки, которая, таким образом, пройдёт со скидкой.

Так что же это за сделка? В глазах российской стороны она очень странная, но зато вполне логичная для американцев и британского лорда Грегори Баркера, который стал новым главой En+ после добровольного изгнания Дерипаски (об этом мы напомним далее).

В конечном счёте холдинг и правда сосредоточивает свои акции в собственных руках. Зачем это нужно? Чтобы устранить последние, пусть и незначительные препятствия для управления российскими компаниями так, как того захотят ставленники Минфина США. Что может сделать с этим Дерипаска? Ничего. А кто-либо ещё в России? Тоже ничего.

Почему это так важно?

Масштабы произошедшего становятся понятны, если рассмотреть, что представляет собой холдинг En+ и какие компании ему принадлежат. В первую очередь это «Русал». Алюминиевый гигант такого масштаба, что возникшие из-за санкций США против Дерипаски проблемы в 2018 году ударили по мировому автопрому и авиастроителям.

Американские власти взялись за энергетики

«Русал» – это почти все российские бокситы и российский алюминий, это целый ряд заводов за рубежом, и это один из мировых сырьевых лидеров вообще. Из российского алюминия, например, строят самолёты Boeing и Airbus. Ну и конечно, новый американский пилотируемый космический корабль Boeing Starliner также создаётся с использованием алюминия «Русала».

En+ владеет энергетическими мощностями и в регионах России. Холдингу на 100% принадлежит компания «Евросибэнерго». В неё входят крупнейшие энергетические предприятия России, которые суммарно обслуживают свыше 15 млн потребителей.

«Евросибэнерго» управляет группой компаний «Волгаэнерго», имеет в своём портфеле акции ОАО «Красноярская ГЭС», ПАО «Иркутскэнерго» и ООО «Компания Востсибуголь». Последняя, кстати, является крупнейшим производителем энергетического угля в Иркутской области.

Всего под контролем «Евросибэнерго» находятся четыре крупнейших гидроэлектростанции: Братская ГЭС, Иркутская ГЭС, Красноярская ГЭС и Усть-Илимская ГЭС. А также 11 ТЭЦ, расположенных в Иркутской и Нижегородской областях и в Красноярском крае.

Не стоит забывать и про активы в автопроме. En+ контролирует структуры «Русских машин» и «Группы ГАЗ»: «РМ-Терекс», собственно, сам ГАЗ, знаменитых производителей автобусов ПАЗ и ЛиАЗ, КАВЗ и автозавод «Урал».

Теперь всем этим окончательно управляет британский лорд Грегори Баркер и независимые директора, которых утверждают по согласованию с Минфином США.

Как это вообще получилось?

Выводы, пожалуй, напрашиваются сами собой. Решение Минфина США в апреле 2018 года ввести санкции против «Русала», а точнее – Олега Дерипаски, оказалось сродни выигрышу в лотерею. «Русал» – очень большой гигант, но в то же время очень уязвимый.

Американцам было достаточно просто прервать поставки алюминия, и компания стала «задыхаться».

Её склады оказались переполнены, рабочие на заводе в Швеции испугались потери своих мест, акции на Гонконгской бирже рухнули, а сам Олег Владимирович обратился за помощью к правительству России.

Правительство отказалось покупать у «Русала» алюминий в госрезерв, но пообещало помочь «стимулирующими мерами».

Среди них был то план поддержки алюминиевой отрасли за счёт удара по производителям пластиковой тары, то попытка помочь автомобильному бизнесу олигарха за счёт преференций при госзакупках, что вызвало недовольство других российских машиностроителей, а в перспективе могло бы раздосадовать и ФАС.

Затем США привели в исполнение вторую часть плана. Уже входивший в совет директоров En+ лорд Грегори Баркер выступил с так называемым планом Баркера (об этой истории Царьград подробно писал ранее).

Американские власти взялись за энергетики

Главное положение плана – лишение Дерипаски контроля и распределение принадлежащих ему и его семье акций лицам и структурам, которых бы одобрило Управление по контролю над иностранными активами Минфина США (OFAC). Взамен с компании снимались санкции США, «Русал» мог бы продолжить работу.

У Дерипаски даже не отбирали все акции, он сохранил пакет в 35% голосующих акций. И добровольно сдал компанию. Напомним, до санкций США Дерипаска контролировал 48,13% «Русала» через En+, в котором ему принадлежало 66%.

При этом по соглашению с акционерами «Русала» доля выше 40% считалась контрольной.

Примечательно, что в «отжиме» «Русала» у олигарха участвовала небезызвестная лоббистская фирма Mercury, которую возглавляет бывший помощник президента США Дональда Трампа Брайан Ланза.

Поиском новых директоров занималась рекрутинговая компания Russell Reynolds, а для продажи контрольного пакета акций Дерипаски Баркер нанял инвестиционный банк Rothschild & Co.

Показательно, что в конечном счёте отрешением компаний Дерипаски от России занималась именно структура Ротшильдов, которая и ранее активно финансировала множество антироссийских проектов.

Подведём итоги

Итог оказался предсказуемым: контроль в En+ перешёл к Баркеру и ставленникам Минфина США. Из 12 членов совета директоров Дерипаска имеет право номинировать лишь четверых. Из оставшихся восьми членов шестеро должны быть гражданами США и Великобритании. Ещё двое, как и вообще весь состав, должны быть согласованы с Минфином США.

Роль ВТБ при этом не ограничивается продажей пакета «дочке» En+, то есть окончательной консолидацией акций в американских руках. Ранее Грегори Баркер использовал ВТБ для получения части пакета Дерипаски – это именно его акции отошли к банку.

Причём акции ранее были переданы ВТБ структурами Дерипаски в качестве залога «под определённые обязательства». Разумно допустить, что план по последующей продаже этих «очищенных» от Дерипаски акций обратно в руки En+ существовал ещё в 2018 году, и теперь он приводится в исполнение.

Теперь, когда деньги на это даёт Сбербанк.

«Группа ВТБ осуществила успешный выход из долгосрочной инвестиции. Сделка отражает коммерческие интересы всех вовлечённых сторон на момент её заключения», – говорится в пресс-релизе ВТБ, который приводит РБК.

Точнее и не скажешь. Именно коммерческие интересы оказались во главе угла. Сделка выгодна абсолютно всем её сторонам. ВТБ заработал на продаже этих акций.

En+ добивается своего – контроля только со стороны США, а поэтому упрощает свою структуру. Заработает на этом и Сбербанк как кредитор сделки, который в 2026 году получит от неё прибыль.

Невыгодна эта жёсткая и беспринципная коммерческая сделка только одной стороне – России.

Энергетика США

Американские власти взялись за энергетикиEco clean energy from sun in USA

Энергетика США – это уникальное явление для мировой энергетической системы. С одной стороны она потребляет наибольшее количество ресурсов по сравнению с энергосистемами других стран, а со второй – она является и одним из наибольших производителей электрической и тепловой энергии в мире.

Примечательно, что рост потребления ресурсов энергетической системой США значительно превышает увеличение выработки энергии, что в течении нескольких десятилетий является поводом для беспокойства американских властей. В связи с этим правительство страны пытается внедрить ряд мер, которые бы защитили отрасль от внешних потрясений и обеспечили устойчивый рост экономики государства.

Ежегодное потребление энергоресурсов в перерасчете на условное топливо в США превышает 10 т на душу населения. И это при том, что в Японии и странах Западной Европы данный показатель держится на уровне 5-6 т.

В настоящее время баланс энергоресурсов страны распределяется следующим образом: 40% приходится на нефть и нефтепродукты, 25% составляет газ, 23% – уголь, 12% – атомная, гидро- и геотермальная энергия.

Отметим, что уголь прежде всего используется в качестве топлива для тепловых электростанций, газ – в коммунальном хозяйстве и частично для ТЭС в местах его добычи, нефть – как топливо для ТЭС и двигателей.

По данным за 2012 год в США было произведено 4 256 100 ГВт/ч электроэнергии. В настоящее время страна занимает 2 место в мире по производству электричества, уступая по этому показателю лишь КНР. В основном электричество вырабатывается ТЭС (70%, из которых 56% дают угольные ТЭС), ГЭС(10%) и АЭС (17%). Таким образом, в энергобалансе страны преобладает выработка тепловой энергии.

Наиболее крупными энергетическими объектами в США (по видам) являются: ГЭС «Гранд-Кули» (установленная мощность – 6 809 МВт), АЭС «Уинтерсберг» (3 942 МВт), ТЭС «Навахо» (2 250 МВт), ВЭС «Альта Винд Энерджи Центр» (1 020 МВт). В стране также находится самая большая в мире солнечная электростанция «Айванпа», которая вырабатывает 392 МВт электроэнергии.

Наибольшие ТЭС страны, которые построены практически по всей территории США, обычно имеют установленную мощность на уровне 2,5-3,5 млн. кВт. Изначально практически все американские ТЭС работали на угле, который добывался в Иллинойском, Аппалачском и Западном Внутреннем бассейнах.

Позже многие из расположенных на Атлантическом побережье ТЭС были переведены на мазут, который вырабатывается из импортируемой в страну нефти. Тепловые электростанции, работу которых обеспечивают мазут и газ, появились также в юго-западной части государства.

Читайте также:  Какая ягода полезнее вишня или черешня?

После энергетического кризиса власти страны приостановили перевод ТЭС на мазут и газ и даже начали строить новые энергетические объекты в Горных штатах, где ведется освоение новых угольных бассейнов.

Атомная энергия в государстве начала зарождаться в конце 50-х годов прошлого века и стремительно развивалась до середины 70-х годов. Согласно планам американского правительства, мощность всех американских АЭС уже в 1980 году должна была составить 300 млн.

кВт, то есть 25% от всей вырабатываемой электроэнергии в стране. Однако планы не осуществились: с 1979 года в США не было заказано ни одного нового атомного энергоблока, достраивались лишь запроектированные ранее. При этом суммарная мощность американских АЭС на сегодняшний день составляет лишь 99 млн. кВт, т. е.

в 3 раза меньше от существовавших планов. На пересмотр развития атомной энергии в государстве повлиял целый ряд различных причин, к примеру, авария на АЭС «Три Майл Айленд», которая случилась в 1979-м.

Тогда после расследования причин произошедшего комиссия рекомендовала полностью изменить процесс рассмотрения и заявок частных корпораций на возведение и эксплуатацию АЭС, что на определенное время привело к полному прекращению выдачи таких разрешений.

По прошествии некоторого времени к запрету присоединились и другие причины: внедрение ресурсосберегающих технологий, проблема захоронения радиоактивных отходов, снижение энергоемкости производства, развитие антиядерного движения в США.

В настоящее время власти государства делают акцент на развитии альтернативной энергетики. США расширяет использование ВЭС, СЭС, геотермальных станций.

Американские власти взялись за энергетики — Здоровая Россия

Трем десяткам производителей алкогольной продукции в США теперь придется доказывать, что кофеин в их коктейлях безопасен для здоровья. Особенное внимание уделяется содержанию кофеина в алкогольных напитках.

Трем десяткам производителей алкогольной продукции в США теперь придется доказывать, что кофеин в их коктейлях безопасен для здоровья. Это связано с тем, что американский комитет по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами (FDA) больше не одобряет добавление кофеина напитки, содержащие алкоголь.

У FDA появились законные основания для проверки пригодности кофеиновых коктейлей. В комитет обратились генеральные прокуроры 18 американских штатов и несколько исследователей, которые изучают алкогольные пристрастия среди студентов. Как говорят исследователи, кофеин вообще надо запретить для использования в спиртных напитках, поскольку он опасен для жизни и здоровья.

Врачи сообщают о нескольких летальных случаях, вызванных пристрастием к таким коктейлям – в США и Швеции. После этого местные власти даже запрещали продажу подобных напитков студентам и школьникам, но потерпели неудачу. Напитки до сих пор пользуются высоким спросом.

Тонизирующие напитки очень популярны среди молодежи. Они свободно продаются на дискотеках, ими пытаются снимать похмелье и использовать как стимулятор во время сессии. Практически все алкогольные тоники содержат кофеин.

Вопреки распространенному мнению, он не способен блокировать действие алкоголя. Зато прекрасно работает с ним «за компанию», увеличивая психическое и двигательное возбуждение, и повышая частоту сердечных сокращений.

В результате у человека создается иллюзия бодрости на фоне перегрузки нервной и сердечно-сосудистой системы.

Кроме того, по словам ученых, употребление коктейлей с кофеином может привести к так называемой кофеин-алкогольной дегидратации. То есть, к обезвоживанию организма, вызванному совместным действие кофеина и алкоголя, которые и по отдельности сильные диуретики.

Кстати, некоторые производители уже отказались от выпуска алкогольных энергетиков. А у остальных есть месяц на то, чтобы обосновать необходимость производства таких напитков. Рядовому же потребителю имеет смысл внимательно читать этикетки закупаемой алкогольной продукции, а также отказаться от собственноручно смешиваемых коктейлей с добавлением колы или других кофеиносодержащих напитков.

Иллюстрация: Rei Hardt

Чтобы оставить комментарий — необходимо быть авторизованным пользователем

Американские СМИ обвинили Европу в создании энергетического коллапса

Французы решили потеснить российские танки в Индии

Французская компания Nexter изучает варианты возможной поставки Индии танков Leclerc вместо российских «Армат», говорится в документах, опубликованных Национальным собранием Франции.

Власти Индии официально возобновили программу по военно-техническому обновлению «Боевые машины будущего» (Future Ready Combat Vehicle, FRCV). Целью программы декларируется «приобретение современных боевых танков для замены устаревших T-72 и бронетехники для командования, инженеров, мобильной артиллерии и противовоздушной обороны».

В рамках этой программы Нью-Дели направил запросы производителям танков «Армата», американского M1 Abrams, немецкого Leopard 2, южнокорейского K2, турецкого Atalay, сербского M-84, украинского T-84, итальянского Ariete, израильского Merkava, британского Challenger GB и французского Leclerc. Нью-Дели планирует приобрести 1770 машин и передачу технологий, которые позволят производить танки в Индии.

«Кажется, танк Leclerc с массой всего 55 тонн, хорошей подвижностью, двигателем мощностью 1500 л.с. и превосходной системой стрельбы имеет наибольшие шансы», – указывается в переписке депутата Национального собрания Франции Николя Дюпон-Эньян с министерством обороны страны.

Первые танки должны быть приняты на вооружение уже в 2030 году. В Nexter указали, что вместе со своим немецким партнером – компанией Krauss Maffei Wegmann – анализируют свои возможности, отвечающие требованиям Индии, в том числе – по поводу синергии в производстве машин.

  • В минобороны признали, что «стратегические перспективы» сотрудничества с Индией «многообещающие», но также подчеркнули, что процедуры, относящиеся к индийским программам перевооружения, «часто бывают долгими и сложными».
  • В конце прошлого месяца стало известно, что Россия предложила Индии разработать новый основной боевой танк на базе универсальной платформы «Армата», об этом сообщила пресс-секретарь Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Валерия Решетникова.
  • «Индийским партнерам были предложены новые направления работы, в том числе и создание по техническим заданиям заказчика бронетанковой техники на базе платформы «Армата», тем более, учитывая, что индийские военные планируют развернуть работу по созданию нового основного боевого танка», – цитирует РИА «Новости» Решетникову.

В декабре прошлого года президент России Владимир Путин осуществил свой первый с начала пандемии зарубежный визит, и им оказалась поездка в Индию. В центре визита были традиционно – поставки российских вооружений.

Месяцем ранее в Индию начались поставки зенитных ракетных комплексов С-400, но другие оружейные сделки застопорились. Газета ВЗГЛЯД разбиралась, как визит на высшем уровне поможет российской «оборонке».

Добавим, что Франция не впервые «выбивает» Россию с индийского рынка – в 2019 года Нью-Дели купил французские истребители Rafale вместо российских Су-30МКИ.

Economic Times писал в этой связи, что способность длительного барражирования французских самолетов в 1,5 раза превышает показатель Су-30МКИ. Кроме того, в материале указывалось, что дальность полета Rafale – от 780 до 1 тыс. 55 км, а у Су-30МКИ она составляет 400–550 км.

Французские истребители могут совершать пять боевых полетов за день, а российские – три, говорилось в материале. При этом ET признало, что Rafale гораздо дороже, чем Су-30МКИ.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Энергетика Байдена: чем грозит России зеленый курс США

Сразу же после вступления в должность Джо Байден, как и обещал, начал перекраивать энергетическую политику. Очевидным и ожидаемым следствием нового курса станет рост цен на нефть. Для этого существует несколько причин.

Во-первых, администрация планирует ввести в той или иной форме аналог углеродного налога на добычу полезных ископаемых. Это неизбежно увеличит себестоимость добычи нефти и газа в США. Кроме того, власти собираются урезать субсидии сырьевым компаниям, что также приведет к росту их издержек.

По оценкам ОЭСР, сейчас субсидии составляют $15–16 млрд ежегодно, и около половины получают производители нефти и нефтепродуктов.

Не время экономить: как политика Байдена повлияет на финансовые рынки

Во-вторых, важным элементом политики Байдена является антикризисный пакет поддержки экономики, включающий прямые выплаты гражданам, помощь бюджетам штатов и другие социальные меры. Дальнейшее увеличение госрасходов в США приведет к расширению совокупного спроса и дополнительному росту потребления нефтепродуктов.

С другой стороны, расходы обернутся увеличением дефицита бюджета, что сыграет в пользу ослабления доллара. Таким образом, краткосрочные последствия политики Байдена можно представить как ограничение предложения энергоресурсов при стимулировании спроса на них.

Все это инфляционные меры, которые будут способствовать дальнейшему росту цен.

Балансировка санкциями

Понимая последствия своей политики для нефтяного рынка, новая администрация позаботилась и о том, как сгладить возможный негативный эффект. Именно в этом контексте стоит рассматривать изменение внешнеполитической стратегии.

Байден объявил о том, что может пойти на снятие санкций с нефтяной промышленности Ирана. Еще в 2018 году экспорт иранской нефти достигал 3 млн баррелей в сутки, но в конце 2020 года не превышал ­0,4–0,6 млн баррелей в сутки.

Иранские власти пообещали восстановить добычу до прежнего уровня «за несколько месяцев». Однако после заключения ядерной сделки в 2015 году санкции уже отменяли, и тогда для заметного увеличения добычи (на 0,5 млн баррелей в сутки) Ирану потребовалось примерно полтора года.

Да и само возвращение к сделке потребует одобрения Конгресса и согласования с союзниками, прежде всего с Израилем. Поэтому значительных объемов иранской нефти на рынке можно ждать не ранее 2022 года.

С другой стороны, существует тема новых санкций США против России, в том числе из-за дела Алексея Навального. Действительно жесткие санкции могли бы обесценить выигрыш российских экспортеров от высоких цен на нефть. Однако внешняя политика Байдена, судя по первым шагам, носит прагматичный характер.

Американские власти даже готовы обсуждать отмену санкций против «Северного потока — 2» при выполнении определенных условий. Для Байдена чрезвычайно важно восстановление отношений с ключевым стратегическим партнером — ЕС.

Это важнее, чем санкции против отдельного проекта, даже если таким путем можно поддержать экспорт американского СПГ в Европу.

Долгосрочные последствия

Новой администрации приходится полагаться на те же инструменты, которые использовал Трамп, — указы президента (executive orders), которые следующий глава государства сможет легко отменить. У демократов лишь небольшое преимущество в Конгрессе, что снижает вероятность радикальных реформ. И все же надо учитывать сценарий, при котором решения Байдена лягут в основу долгосрочного курса.

Читайте также:  Строгие диеты мешают сбросить вес

«Зеленый» разворот: опасна ли политика Байдена для нефтегазового бизнеса

Важным элементом политики становится климатическая повестка. США вернулись к выполнению условий Парижского соглашения, из которого вышли при Трампе. Но и здесь последствия не будут такими радикальными, как сейчас кажется.

Например, чтобы снизить выбросы парниковых газов, США нужно в первую очередь выводить из эксплуатации угольные электростанции, как наиболее грязные. За счет угля в стране вырабатывается 23–24% электричества, и хотя эта доля падает, уголь все еще остается на втором месте после природного газа.

При этом угольное лобби в США достаточно сильное, и пока планы Байдена не затрагивают интересы отрасли напрямую, угольщикам, как и нефтяникам, грозит лишь частичное сокращение субсидий.

Доля возобновляемых источников, конечно, будет расти, но в первую очередь за счет замещения угля, в меньшей степени — природного газа, а не нефти

Основной же упор в программе «Зеленого нового курса» (Green New Deal) стоимостью $2 трлн делается на дополнительные инвестиции в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и достижение «100% чистой электроэнергии к 2035 году». Однако перевод всей выработки электроэнергии на ВИЭ за 15 лет не выглядит реалистичным сценарием. Доля возобновляемых источников, конечно, будет расти, но в первую очередь за счет замещения угля, в меньшей степени — природного газа, а не нефти.

Долгосрочные риски для нефтяной промышленности связаны с быстрым распространением электромобилей и гибридов. Однако даже решение Байдена полностью перевести транспорт всех федеральных ведомств (примерно 650 000 единиц) на «чистые» источники касается лишь небольшой доли американского автопарка и потребует больше одного президентского срока для исполнения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Потрепанные состояния: как обеднели российские миллиардеры за время пандемии и из-за разрыва сделки ОПЕК+

Потрепанные состояния: как обеднели российские миллиардеры за время пандемии и из-за разрыва сделки ОПЕК+

Сша захватывают российскую энергетику и алюминий. чиновники молчат

Россия теряет остатки контроля над своей энергетикой в Сибири и над алюминиевой промышленностью. Владеть всем будут США, а шансов предотвратить это не осталось после согласия Сбербанка дать американцам денег для этих целей. Продажу совершит Банк ВТБ, владеющий пока ещё остающимися в России акциями.

6 февраля без преувеличения можно назвать судным днём для российской энергетики и алюминиевой промышленности.

После того как «Русал» и «Евросибэнерго», контролируемые ранее олигархом Олегом Дерипаской через холдинг En+, попали под контроль независимых директоров из США и Великобритании в результате сделки с американским Минфином, в России оставался ещё один достаточно крупный пакет акций. Он принадлежит ВТБ.

Между тем именно этот пакет теперь должен быть выкуплен «дочкой» En+ и уйдёт из России. Парадокс состоит в том, что американцы для этого привлекли кредит у Сбербанка. То есть ситуация выглядит следующим образом: остатки En+ будут проданы США Банком ВТБ, а спонсором сделки выступает Сбербанк.

Конечно, небольшой, ограниченный и не голосующий пакет остаётся и у самого Дерипаски. Но сути вопроса это никак не меняет, ведь олигарх уже более года по решению Минфина США не имеет права оказывать влияние на En+. То есть и на «Русал», и на «Евросибэнерго», которые принадлежат этому холдингу. Почему так происходит?

Что это вообще за сделка?

О покупке у ВТБ доли размером 21,37% En+ сообщил в последнем пресс-релизе. Согласно документу, это делается для того, чтобы якобы «упростить структуру акционеров компании». И правда, структура станет проще, когда из неё выйдет ВТБ, а большинство акций холдинга окажется у американцев.

Сумма сделки – 1,576 млрд долларов. Покупателем выступит не сам En+, а его «дочка», у которой не нашлось иной возможности, кроме как привлечь для покупки кредит в… Сбербанке.

Сумма кредита – 110,6 млрд рублей (или 1,75 млрд долларов) с погашением до 2026 года.

Ныне подконтрольный американцам холдинг и не скрывает радости: ВТБ так сильно хотел продать свой пакет акций, что сделал покупателю приличный дисконт.

5 февраля акции En+ торговались на бирже в Лондоне по 11,6 доллара за штуку. En+ покупает у ВТБ 136 511 122 акций. Простой расчёт по текущей стоимости даёт сумму в 1,583 млрд долларов, что существенно больше, чем сумма сделки, которая, таким образом, пройдёт со скидкой.

Так что же это за сделка? В глазах российской стороны она очень странная, но зато вполне логичная для американцев и британского лорда Грегори Баркера, который стал новым главой En+ после добровольного изгнания Дерипаски (об этом мы напомним далее).

В конечном счёте холдинг и правда сосредоточивает свои акции в собственных руках. Зачем это нужно? Чтобы устранить последние, пусть и незначительные препятствия для управления российскими компаниями так, как того захотят ставленники Минфина США. Что может сделать с этим Дерипаска? Ничего. А кто-либо ещё в России? Тоже ничего.

Почему это так важно?

Масштабы произошедшего становятся понятны, если рассмотреть, что представляет собой холдинг En+ и какие компании ему принадлежат. В первую очередь это «Русал». Алюминиевый гигант такого масштаба, что возникшие из-за санкций США против Дерипаски проблемы в 2018 году ударили по мировому автопрому и авиастроителям.

«Русал» – это почти все российские бокситы и российский алюминий, это целый ряд заводов за рубежом, и это один из мировых сырьевых лидеров вообще. Из российского алюминия, например, строят самолёты Boeing и Airbus. Ну и конечно, новый американский пилотируемый космический корабль Boeing Starliner также создаётся с использованием алюминия «Русала».

En+ владеет энергетическими мощностями и в регионах России. Холдингу на 100% принадлежит компания «Евросибэнерго». В неё входят крупнейшие энергетические предприятия России, которые суммарно обслуживают свыше 15 млн потребителей.

«Евросибэнерго» управляет группой компаний «Волгаэнерго», имеет в своём портфеле акции ОАО «Красноярская ГЭС», ПАО «Иркутскэнерго» и ООО «Компания Востсибуголь». Последняя, кстати, является крупнейшим производителем энергетического угля в Иркутской области.

Всего под контролем «Евросибэнерго» находятся четыре крупнейших гидроэлектростанции: Братская ГЭС, Иркутская ГЭС, Красноярская ГЭС и Усть-Илимская ГЭС. А также 11 ТЭЦ, расположенных в Иркутской и Нижегородской областях и в Красноярском крае.

Не стоит забывать и про активы в автопроме. En+ контролирует структуры «Русских машин» и «Группы ГАЗ»: «РМ-Терекс», собственно, сам ГАЗ, знаменитых производителей автобусов ПАЗ и ЛиАЗ, КАВЗ и автозавод «Урал».

Теперь всем этим окончательно управляет британский лорд Грегори Баркер и независимые директора, которых утверждают по согласованию с Минфином США.

Как это вообще получилось?

Выводы, пожалуй, напрашиваются сами собой. Решение Минфина США в апреле 2018 года ввести санкции против «Русала», а точнее – Олега Дерипаски, оказалось сродни выигрышу в лотерею. «Русал» – очень большой гигант, но в то же время очень уязвимый.

Американцам было достаточно просто прервать поставки алюминия, и компания стала «задыхаться».

Её склады оказались переполнены, рабочие на заводе в Швеции испугались потери своих мест, акции на Гонконгской бирже рухнули, а сам Олег Владимирович обратился за помощью к правительству России.

Правительство отказалось покупать у «Русала» алюминий в госрезерв, но пообещало помочь «стимулирующими мерами».

Среди них был то план поддержки алюминиевой отрасли за счёт удара по производителям пластиковой тары, то попытка помочь автомобильному бизнесу олигарха за счёт преференций при госзакупках, что вызвало недовольство других российских машиностроителей, а в перспективе могло бы раздосадовать и ФАС.

Затем США привели в исполнение вторую часть плана. Уже входивший в совет директоров En+ лорд Грегори Баркер выступил с так называемым планом Баркера.

Главное положение плана – лишение Дерипаски контроля и распределение принадлежащих ему и его семье акций лицам и структурам, которых бы одобрило Управление по контролю над иностранными активами Минфина США (OFAC). Взамен с компании снимались санкции США, «Русал» мог бы продолжить работу.

У Дерипаски даже не отбирали все акции, он сохранил пакет в 35% голосующих акций. И добровольно сдал компанию. Напомним, до санкций США Дерипаска контролировал 48,13% «Русала» через En+, в котором ему принадлежало 66%.

При этом по соглашению с акционерами «Русала» доля выше 40% считалась контрольной.

Примечательно, что в «отжиме» «Русала» у олигарха участвовала небезызвестная лоббистская фирма Mercury, которую возглавляет бывший помощник президента США Дональда Трампа Брайан Ланза.

Поиском новых директоров занималась рекрутинговая компания Russell Reynolds, а для продажи контрольного пакета акций Дерипаски Баркер нанял инвестиционный банк Rothschild & Co.

Показательно, что в конечном счёте отрешением компаний Дерипаски от России занималась именно структура Ротшильдов, которая и ранее активно финансировала множество антироссийских проектов.

Подведём итоги

Итог оказался предсказуемым: контроль в En+ перешёл к Баркеру и ставленникам Минфина США. Из 12 членов совета директоров Дерипаска имеет право номинировать лишь четверых. Из оставшихся восьми членов шестеро должны быть гражданами США и Великобритании. Ещё двое, как и вообще весь состав, должны быть согласованы с Минфином США.

Роль ВТБ при этом не ограничивается продажей пакета «дочке» En+, то есть окончательной консолидацией акций в американских руках. Ранее Грегори Баркер использовал ВТБ для получения части пакета Дерипаски – это именно его акции отошли к банку.

Причём акции ранее были переданы ВТБ структурами Дерипаски в качестве залога «под определённые обязательства». Разумно допустить, что план по последующей продаже этих «очищенных» от Дерипаски акций обратно в руки En+ существовал ещё в 2018 году, и теперь он приводится в исполнение.

Теперь, когда деньги на это даёт Сбербанк.

«Группа ВТБ осуществила успешный выход из долгосрочной инвестиции. Сделка отражает коммерческие интересы всех вовлечённых сторон на момент её заключения», – говорится в пресс-релизе ВТБ, который приводит РБК.

Точнее и не скажешь. Именно коммерческие интересы оказались во главе угла. Сделка выгодна абсолютно всем её сторонам. ВТБ заработал на продаже этих акций.

En+ добивается своего – контроля только со стороны США, а поэтому упрощает свою структуру. Заработает на этом и Сбербанк как кредитор сделки, который в 2026 году получит от неё прибыль.

Невыгодна эта жёсткая и беспринципная коммерческая сделка только одной стороне – России.

tsargrad.tv

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector