Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака

Обновлено: 27 апреля 2021 16328ЕвроонкоЕвроонкоДоказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака

С возрастом повышается риск многих заболеваний, и рак — не исключение. Для того чтобы это понять, достаточно посмотреть на график, который составили американские ученые. Он показывает, как меняется заболеваемость и смертность от онкологических заболеваний в разных возрастных группах. Эти данные получены в конце прошлого века, но они актуальны и по сей день:

Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака

Существует много разных типов опухолей, некоторые из них относят к «детским». Но в целом рак рассматривают как возрастное заболевание. Почему же риски каждого человека повышаются с годами?

Главная причина — накопление мутаций

В течение жизни все ткани человека обновляются. Этот процесс происходит за счет деления клеток. Человеческая ДНК состоит из миллиардов азотистых оснований — «букв» генетического кода. Во время каждого клеточного деления все эти «буквы» должны быть в точности скопированы.

Статья, которую вы читаете, состоит из нескольких тысяч букв, и, несмотря на то что мы ее вычитывали перед публикацией на сайте, возможно, в ней закралась пара опечаток. Неизбежны ошибки и при копировании генетического кода.

В клетках работают многочисленные механизмы, чтобы это предотвратить, но они не всегда находят и устраняют «опечатки».

Мутации, которые возникают в результате деления клеток, чаще всего оказываются нейтральными и не наносят существенного вреда. Но с годами они накапливаются. Из-за нарушения в некоторых генах начинают неправильно работать белки, которые регулируют рост и размножение клеток, «чинят» поврежденную ДНК. В итоге клетка начинает бесконтрольно делиться и превращается в раковую.

Сколько мутаций носит в своем теле среднестатистический взрослый человек? «Очень много» — пока на этот вопрос нельзя дать более точного ответа.

Например, не так давно ученые из Кембриджского Университета в Соединенном Королевстве решили проверить слизистую оболочку пищевода у людей в возрасте 20–75 лет. Оказалось, что у лиц 20 лет на одну клетку приходится примерно по 100 мутаций, а в более старшем возрасте — более 2000. Некоторые из них потенциально способны привести к раку. И это только пищевод!

Подробнее о данном исследовании читайте в нашей статье «Мутации, которые способны привести к раку«.

В 2016 году в научном журнале Nature была опубликована статья, в которой ученые рассказали, что бремя соматических (не связанных с половыми клетками) мутаций у каждого человека удваивается примерно каждые 8 лет. Аналогичными темпами растет и смертность от разных причин, в том числе от онкологических заболеваний.

Рост мутационной нагрузки примерно на 15 лет опережает рост заболеваемости раком. Человек пока здоров, но в его теле уже есть опасные мутации — это можно рассматривать как доклиническую стадию онкологического заболевания. И от этого факта становится немного жутко. Кто знает, кто из нас прямо сейчас носит в своих генах «бомбу замедленного действия»?

Накопление ошибок в генах с возрастом — одна из основных причин, почему врачам, вероятно, никогда не удастся победить рак окончательно. Проблема борьбы с онкологическими заболеваниями теснейшим образом переплетена с проблемой старения.

Некоторые мутации происходят в клетках спонтанно, по воле слепого случая. Другие спровоцированы такими факторами, как ультрафиолетовое излучение, канцерогены в пище, табачном дыме, бытовых и производственных химикатах, выхлопных газах, вирусы и др. Понятное дело, чем дольше человек живет на свете — тем дольше на его организм действуют все эти факторы. Соответственно, растут и риски.

Превратности эволюции человека

Как бы стройно ни выглядели рассуждения о накоплении мутаций с возрастом, в них есть, как минимум, одна серьезная брешь. Дело в том, что деление клеток происходит наиболее быстро во время внутриутробного развития и первых лет жизни. Именно в это время в генах возникает большинство «ошибок». С возрастом ткани обновляются всё медленнее. Почему же тогда риски повышаются у пожилых?

Ответ нужно искать в теории эволюции и особенностях жизни наших первобытных предков. В каменном веке редко кто доживал до тридцатилетнего возраста.

Всю свою жизнь человек тратил на то, чтобы вырасти, окрепнуть, набраться опыта. Можно сказать, рождение детей и уход за ними в первые годы был апогеем, главным смыслом жизни.

Вскоре после этого многие люди погибали от инфекций, природных катастроф и зубов хищников.

Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака

Для выживания популяции было нужно, чтобы люди доживали до того момента, когда они могли оставить потомство. Все это время защитные механизмы в организме работают на пике эффективности. Этому способствовал естественный отбор.

Природа не особо старалась, чтобы человек так же эффективно выживал в более старшем возрасте.

По мере угасания репродуктивной функции в тканях начинают происходить изменения: развивается хроническое воспаление, они работают менее эффективно, снижается иммунная защита.

«Неправильные» клетки получают хорошие возможности для выживания и бесконтрольного размножения. Повышается риск образования клонов таких клеток и перерождения их в злокачественную опухоль.

Возможно, все это звучит жестоко. Но в противовес этой жестокости законов биологии человечество создало гуманную высокоразвитую медицину. Благодаря усилиям врачей продолжительность жизни современных людей растет, появляются все новые возможности для борьбы с раком и другими серьезными заболеваниями.

Еще один парадокс состоит в том, что риск рака достигает пика примерно к 70 годам, а затем снижается. Среди людей в возрасте 90 лет и старше распространенность онкологических заболеваний сильно снижается, и они реже становятся причиной смерти. Почему так происходит — еще предстоит разобраться. Возможно, это связано с тем, что долгожители изначально менее восприимчивы к онкогенным мутациям.

Ниже представлены средние возраста, в которых диагностируются разные типы злокачественных опухолей:

  • Рак молочной железы – 62
  • Рак легкого – 70
  • Рак предстательной железы – 66
  • Колоректальный рак – 68
  • Рак мочевого пузыря – 73
  • Меланома – 63
  • Неходжкинская лимфома – 63
  • Рак щитовидной железы – 51
  • Рак почки – 64
  • Лейкемия – 66
  • Все типы рака – 65

Развивается ли рак у пожилых людей более медленно?

Когда-то бытовало мнение о том, что в старшем возрасте злокачественные опухоли растут медленнее и в целом ведут себя менее агрессивно. Это верно, но лишь отчасти. Да, действительно, есть данные о том, что рак молочной железы и простаты у пожилых имеют тенденцию расти медленнее.

Пожилым мужчинам, страдающим злокачественными опухолями предстательной железы, даже не всегда назначают лечение. Но врачи принимают такое решение отнюдь не из-за того, что такой рак не опасен.

Просто в таких случаях человек настолько стар, что, вероятно, он не доживет до того момента, когда рак успеет сильно распространиться в организме и стать смертельно опасным.

В каждой ситуации это нужно оценивать индивидуально.

Другие опухоли в пожилом возрасте, такие как рак прямой кишки, мочевого пузыря, поджелудочной железы, ведут себя очень агрессивно, и их даже сложнее лечить, чем у более молодых пациентов. Из-за слабого здоровья людям старшего возраста зачастую противопоказаны хирургические вмешательства, химиотерапия.

Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака

Никогда не поздно заняться профилактикой

Возраст — лишь один из факторов риска рака. Многие другие связаны с образом жизни, и на них вполне можно повлиять:

  • Откажитесь от курения.
  • Перейдите на здоровое питание.
  • Оставайтесь физически активны.
  • Поддерживайте здоровый вес.
  • По максимуму ограничьте алкоголь.
  • Используйте защитные средства, когда работаете с химикатами.
  • Защищайтесь от солнечных лучей, не лежите подолгу на пляже и избегайте солярия.
  • Своевременно начинайте лечение любых заболеваний.

Конечно, лучше вести здоровый образ жизни смолоду. Но никогда не поздно начать. Вы в любом случае получите пользу для здоровья.

Защититься от рака на 100% невозможно, поэтому людям старшего возраста особенно важно регулярно проверяться — проходить скрининг. Всем женщинам после 40 лет рекомендуется периодически выполнять маммографию, всем людям после 50 лет — колоноскопию.

Найти патологические образования на коже поможет дерматоскопия. Заядлым курильщикам с большим стажем нужно проконсультироваться с врачом: возможно, стоит пройти компьютерную томографию.

При повышенном риске рака желудка нужно провериться с помощью гастроскопии.

Посетите врача в «Евроонко», и он порекомендует скрининговую программу, подходящую в вашем случае.

Никогда не поздно лечиться

Еще лет 20 назад мало какая клиника в мире взялась бы за активное лечение рака у 90-летнего человека. Это большие риски и ответственность. Многие клиники не берутся и сейчас. Но постепенно ситуация меняется. Появляются новые препараты, подходы. Они помогают лечить злокачественные опухоли более эффективно, снижаются риски, пациенты переносят операции и химиотерапию более комфортно.

Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака

Мы считаем, что помочь можно всегда. Врачи в клиниках «Евроонко» берутся за лечение рака у людей любого возраста, с любой стадией заболевания.

Мы знаем, как продлить жизнь пациента в сложных случаях, избавить от мучительных симптомов, справиться с побочными эффектами химиопрепаратов. Иногда после активной поддерживающей терапии становится возможным проведение курса химиотерапии, хирургического вмешательства.

Никогда не стоит сдаваться. Приезжайте и получите консультацию у наших специалистов.

Статьи о здоровье и здоровом образе жизни

По мере распространения пандемии коронавируса мы получаем больше информации о том, как у разных людей проходит коронавирусная болезнь COVID-19. Так некоторые заболевшие коронавирусом имели легкую степень инфекции, другие – среднюю, тяжелую или критическую.

По мере распространения пандемии коронавируса мы получаем больше информации о том, как у разных людей проходит коронавирусная болезнь COVID-19. Так некоторые заболевшие коронавирусом имели легкую степень инфекции, другие – среднюю, тяжелую или критическую.

Рассматривая симптомы коронавируса, можно  выделить кашель и температуру. Но, насколько сильным может быть кашель? Какая температура является серьезной? Как определить степень тяжести заболевания? Что означают степени тяжести коронавируса?

Пока нет четких руководств для пациентов, утверждающих, что врачи имеют в виду под легкой, средней или тяжелой формой тяжести COVID-19 . Появилось руководство по классификации болезни в исследовательских работах и ??эпидемиологических отчетах, но нельзя назвать его конкретным.

  1. Бессимптомная
  2. Легкая
  3. Средняя (умеренная)
  4. Тяжелая
  5. Критическая

Каждый из этих «уровней» заболевания встречается значительно реже, чем предыдущий (тяжелые случаи, реже, чем средние; средние в свою очередь менее распространены, чем легкие и т. д.).

Какая степень тяжести может развиться в случае заболевания COVID-19?

Большинство молодых и здоровых людей с большей вероятностью получат бессимптомную или легкую степень тяжести коронавирусной инфекции. Однако в последнее время поступают сообщения о тяжелых формах заболевания, включая смертельные случаи, у молодых людей. Шанс тяжелой степени заболевания у молодых людей низкий в процентном отношении, но не равен нулю.

Значительно больше шансов развития средней, тяжелой или критической степени тяжести коронавирусной инфекции в группах риска:

  • За 60 лет (и еще в большей степени, если за 70).
  • При наличии болезней сердца, легких, рака и химиотерапии, иммунодефицита.
  • После трансплантации органа.

(Подробнее о том кто находится в группе риска)

Когда затрагивается огромное количество людей, они не все идеально вписываются в групповую классификацию тяжести коронавирусной инфекции. Но если симптомы преимущественно связаны с легкой формой заболевания, но с наличием одного или двух умеренных признаков средней тяжести, заболеванию соответствует степень «от легкой до средней».

Если симптомы в основном относятся к средней тяжести, но состояние ухудшается и появляются симптомы, которые кажутся «серьезными», обращайтесь за неотложной помощью.

Читайте также:  Черника поможет не толстеть

Значительно больше шансов, что болезнь будет прогрессировать и перейдет в более тяжелую стадию для тех, кто находится в группе риска, особенно если за 60. Если вы находитесь в очень уязвимой группе и подозреваете, что у вас даже умеренная степень COVID-19, вам следует обратиться за медицинской помощью.

Бессимптомный COVID-19

Бессимптомное состояние означает отсутствие симптомов. Тем не менее, есть сообщения о потере обоняния у людей, не имеющих других симптомов. Технически это тоже является симптомом.

Если вы живете в доме с людьми с вероятной инфекцией COVID-19 и у вас нет симптомов, у вас может быть бессимптомное заболевание. Вы не будете знать наверняка, пока не проведете тест на коронавирус.  Помните, что вся эта пандемия, вероятно, началась с одного случая.  Не будьте распространителем .

Легкая тяжесть коронавирусной инфекции COVID-19

Вирус поражает в основном верхние дыхательные пути. Ключевые симптомы – температура с кашлем или без кашля.

Пациенты с легкой степенью заболеваниями имеют симптомы похожие на грипп – сухой кашель и умеренно повышенную температуру до 37,8 ° C. Иногда температура может быть лишь слегка повышена, а кашля может не быть совсем. Пациенты могут заметить, что им немного труднее дышать, чем обычно, при физической нагрузке, но у них нет переутомления от обычной домашней деятельности.

При легкой степени коронавирусной болезни COVID-19:

  1. Повышение температуры до 37,8 ° C.
  2. Утрата обоняния.
  3. Усталость , мышечные боли или головная боль .
  4. В некоторых случаях  боль в горле или насморк.
  5. Нет выраженной одышки.
  6. Способность самостоятельно заботиться о себе (приготовление пищи и т.д.). Аппетит нормальный или в пределах нормы.
  7. Ухудшение психологического состояния (грусть, слезы) .
  8. Симптомы обычно длятся около 7-10 дней.

Большинство здоровых людей в возрасте до 60 лет, у которых есть симптомы, будут иметь эту форму коронавирусной болезни.

Большинство (81%) симптоматических случаев COVID-19 остаются легкими по степени тяжести. Тем не менее, состояние больных с легкой степенью заболевания может ухудшиться, иногда быстро, до средней, тяжелой и критической степени тяжести. Это более вероятно для групп риска.

Во второй части этой статьи мы рассмотрим умеренные, тяжелые и критические степени заболевания коронавирусом.

Когда обращаться за помощью

Ничто не заменит осмотр врача. 

Тем не менее, подавляющее большинство больных с легкой или бессимптомной степенью инфекции не нуждаются в медицинской помощи и могут лечиться дома. Есть некоторые обстоятельства, при которых необходимо обратиться к врачу:

Если вы находитесь в группе риска, обратитесь за медицинской помощью. Это относится ко всем, кто  находится в самоизоляции. Вам следует обратиться к врачу (по телефону), если у вас появились симптомы COVID-19, и вы находитесь в группе риска.

Если у вас есть симптомы, которые ухудшаются, обратитесь за помощью.  Это особенно важно, если у вас есть какие-либо из симптомов тяжелой формы. 

Средняя тяжесть COVID-19

  • При средней тяжести коронавирусной инфекции воспаление переходит ниже в легкие, поэтому симптомы респираторных заболеваний, такие как кашель, более выражены.
  • У пациентов с умеренным COVID-19 возникает воспаление в бронхиолах – сильная одышка и тенденция к учащенному сердцебиению, особенно при движении.
  • С умеренным COVID-19:
  • Может быть более сильный кашель.
  • Температура, скорее всего, достигнет или превысит 37,8 ° C.
  • Одышка от физической нагрузки, даже при подъеме по лестнице, но не до такой степени, чтобы вызвать тревогу. В неподвижном состоянии одышки нет.
  • Незначительная боль при длительном кашле, но отсутствует постоянная боль.
  • В течение нескольких дней кашель может быть очень стойким, много раз в час.
  • Сон может быть несколько нарушен кашлем, но не возникает одышка в постели.
  • Может быть понос (диарея). Тошнота и рвота, однако, маловероятны.
  • Может быть головная боль.
  • Могут появиться ранние признаки воспаления легких – одышка, более сильная чем в легкой степени (проявляется только при физической нагрузке).
  • Ощущение усталости, но есть возможность обслуживать себя.
  • Сухость при дыхании через открытый рот. Но моча бледно-желтого цвета, обезвоживания нет.
  • Возможность читать или смотреть телевизор без одышки, разговаривать по телефону.
  • Аппетит может быть снижен.
  • В течение нескольких дней уставшее состояние, нежелание покидать постель.
  • Ухудшение психологического состояния.
  • Умеренный COVID-19 очень распространен. Обычно болезнь длится около 7-14 дней.

Немедленно обратитесь за помощью если:

  • У вас есть эти симптомы, но вам все труднее дышать
  • Вы не можете выполнять основные дела – принимать душ, готовить пищу и есть.
  • Вы не можете говорить целыми предложениями, не делая лишних вдохов.

Тяжелая степень COVID-19

Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака
На этом недатированном изображении, предоставленном Mount Sinai Hospital в марте 2020 года, показана компьютерная томография 65-летнего мужчины из Китая с COVID-19. Пневмония, вызванная новым коронавирусом, может проявляться как характерные мутные пятна на внешних краях легких, обозначенные стрелками.

Тяжелая степень коронавирусной инфекции COVID-19 означает, что это пневмония, воспаление легких, вызванное вирусом в крошечных воздушных мешочках (альвеолах).

Тяжелая степень COVID-19 более вероятна у пациентов старше 60-и лет или при наличии тяжелых заболеваний. Здоровые и молодые люди гораздо реже могут получить тяжелую степень заболевания.

У пациентов с тяжелой степенью заболеваниями отмечается сильная одышка (при небольшой физической нагрузке или даже в состоянии покоя). Они не в состоянии закончить предложение без лишних вдохов или вообще не могут говорить. Так как уровень кислорода в крови падает, они дышат быстрее.

Врачи измеряют частоту дыхания при оценке этого состояния. Обычно взрослые дышат со скоростью 12-18 вдохов в минуту. При пневмонии частота вдохов повышается, иногда заметно.

При подобных симптомах следует немедленно обратиться за медицинской помощью.

При тяжелом течении КОВИД-19:

  • Заметно затруднено дыхание.
  • Одышка даже в состоянии покоя.
  • Невозможность произнести предложение без дополнительных вдохов.
  • Тяжесть при дыхании.
  • Боль в спине, животе или груди при дыхании.
  • Высокая температура.
  • Невозможность успокоить дыхание.
  • Отсутствие аппетита и жажды.
  • Плохое самочувствие, нежелание читать или смотреть телевизор.
  • Другие думают, что вы в замешательстве.

Другие распространенные симптомы пневмонии COVID-19 включают (у вас не обязательно могут быть все или даже большинство из них):

  • Быстрое и поверхностное дыхание.
  • Быстрое сердцебиение.
  • Нездоровый внешний вид.
  • Пониженное артериальное давление.

Критическое состояние COVID-19

При тяжелой пневмонии может развиться состояние, называемое тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС).

 Небольшие воздушные мешочки в легких становятся настолько воспаленными и влажными, что склонны прилипать, и сурфактант не может выполнять свою работу, так как в альвеолах слишком много воспалительной жидкости, образовавшейся из-за вирусов.

 В таком случае необходимо искусственное дыхание. Для этой цели нужен аппарат искусственной вентиляции легких. 

Наиболее опасно в критическом состоянии, если развивается сепсис (заражение крови). Другие органы перестают работать, что может привести к смерти.

Шансы, что в результате заражения коронавирусом молодой здоровый человек окажется в критическом состоянии низкие, но не равны нулю. В то время, как подавляющее большинство здоровых молодых людей не оказывается в критическом состоянии в случае коронавируса, вы никогда не можете быть уверены, что это не случится с вами.

  1. Большинство пациентов пожилого возраста также не доходят до критической степени тяжести COVID-19, но у значительной их части болезнь прогрессирует. Риск возрастает с возрастом
  2. Вы можете пережить критический COVID-19 с помощью интенсивной терапии в больнице, но даже этого не всегда достаточно, как мы видим на примерах во всем мире.
  3. Вам следует немедленно позвонить по номеру экстренной помощи, если вы считаете, что у вас или у ваших близких есть симптомы тяжелой или критической степени коронавируса COVID-19. 
  4. Доктор Мэри Лоут (Великобритания)
  5. Перевод с английского
  6. Источник

Приложение. Степень поражения легких при коронавирусе

Источник https://medradiology.moscow/f/rentgen_kriterii_dif_diagnostiki_vospalitelnyh_izmenenij_ogk_covid.pdf

Тяжесть поражения легких на МСКТ коррелирует с тяжестью заболевания.

Суть метода заключается в подсчете процентов вовлечения в патологический процесс каждой из пяти долей легких:

  1. < 5% вовлечено
  2. 5% -25% вовлечено
  3. 26% -49% вовлечено
  4. 50% -75% вовлечено
  5. > 75% вовлечено
  • Общий балл по МСКТ является суммой индивидуальных показателей доли и может варьироваться от 0 (отсутствие вовлечения) до 25 (максимальное вовлечение), когда все пять долей вовлечены более чем на 75%.
  • Процент поражения легких может быть рассчитан путем умножения общего балла на 4.
  • Пример: 1-доля поражено 20% 2- балла, 2-ая доля 20% – 2 балла, 3 доля поражено 4% – 1 балл, 4- я доля поражено 50% – 4 балла, 5- я доля 30% – 3 балла
  • Общий процент поражения легких = (2+2+1+4+3)x4=48% (округляется до 50%)

Доказано: велосипедисты на 25% реже умирают от болезни сердца и на 16% от рака — Здоровая Россия

Масштабные исследования здоровья 300 тысяч любителей велосипедов показали, что данный вид транспорта недооценен.

Журнал The Lancet Planetary Health опубликовал научную работу с данными наблюдений за 300 тысячами жителей Англии и Уэльса в период с 1991 по 2016 год.

У любителей ездить на работу на велосипеде риск умереть от сердечно-сосудистого заболевания на 24% ниже по сравнению с автомобилистами, а рак у них был диагностирован на 11% реже.

Причем умирали велосипедисты от рака еще реже – на 16%! По данным других исследований было установлено, что езда на велосипеде как физическая нагрузка полезнее, чем пешая ходьба. Научные труды разных лет говорят о пользе велосипедного образа жизни: улучшается зрение, а также репродуктивная функция.

Ведущий научный сотрудник ФГБУ НМИЦ терапии и профилактической медицины Минздрава России, эксперт Лиги здоровья наций Ольга Молчанова прокомментировала результаты данных исследований:

«Я считаю, что эти результаты достоверны. Подобные исследования ведутся постоянно и все они показывают, что езда на велосипеде, действительно, может быть очень полезна для нашего здоровья. Дело в том, что во время этой физнагрузки напрягаются мышцы ног, рук, спины, шеи. Благодаря активным движениям ног и рук улучшается кровоснабжение всего тела. Улучшается подача кислорода ко всем органам, потому при физической нагрузке активно участвует дыхание.»

Читайте также:  Чай из лепестков розы — польза и вред

Что же касается того, как поездки на велосипеде могут снижать риск рака и его последствия… Дело в том числе и в выделении эндорфинов — гормонов удовольствия. Особенно, когда во время поездки на велосипеде вы любуетесь какими-нибудь красивыми природными пейзажами или городскими пейзажами.

Тогда вы переживаете прилив позитивных эмоций. И это совсем не пустяк. А имеет большое значение для предотвращения онкологии. Дело в том, что были исследования психотипов онкобольных.

И оказалось, что от рака куда чаще страдают негативно настроенные к окружающим, равнодушные, грустные и унылые люди. А доброжелательные, улыбчивые, искренние, веселые, любящие помогать другим люди от рака страдают реже.

Таким образом позитив и радость, которую вместе с физической нагрузкой привносит в вашу жизнь езда на велосипеде, действительно, могут уменьшить риски, связанные с онкологическими заболеваниями.

Благодаря катанию на велосипеде заметно улучшается настроение, человек уже не так негативно смотрит на мир, а это в свою очередь может быть настоящей профилактикой раковых заболеваний, поскольку из-за регулярного выделения эндорфинов изменяется, улучшается его эмоциональное здоровье. Также были исследования, показавшие, что у мужчин, которые постоянно ездят на велосипеде, почти не развивается рак простаты из-за массажа этой части тела во время езды».

Источник: kp.ru

pixabay.com

Чтобы оставить комментарий — необходимо быть авторизованным пользователем

Рак шейки матки: болезнь предотвратима

Рак шейки матки беспощаден. В мире ежегодно регистрируют более 500 000 новых случаев рака шейки матки, около 53 % женщин погибает. В нашей стране это онкозаболевание уносит жизни 21 женщины ежедневно. Мы многое знаем об этой болезни, ведь шейка матки — орган, вполне доступный осмотру. Почему же до сих пор мы ставим диагноз слишком поздно?

Рак шейки матки

Заболевание с хорошо изученной и доказанной причиной. В 2008 году Харальд цур Хаузен стал лауреатом Нобелевской премии, доказав связь ВПЧ-инфекции (вируса папилломы человека) с развитием рака шейки матки.

В далеком 1983 году ему удалось открыть самый агрессивный тип вируса — ВПЧ-16.

За 34 года исследований, в которых приняли участие более 10 000 пациенток, было доказано, что 95 % случаев рака шейки матки связано с одним из типов — ВПЧ-16 или ВПЧ-18.

Как всегда, новая идея захватила умы и сердца. Тысячи врачей тогда кинулись искать ВПЧ у миллионов женщин, затем последовали чудовищные попытки избавиться от возбудителя любой ценой. На моей памяти с обещанием «исцелить от ВПЧ навсегда» на рынок выходили десятки препаратов. Восторженные отзывы сменялись недоумением и разочарованием.

Каждое последующее лекарство становилось дороже предыдущего, к каждому прилагались доказательства эффективности в виде исследований разной степени доморощенности. Смело могу заявить, что мы однозначно добились только одного эффекта — создали ВПЧ-истерию в окружающем нас пространстве.

«Лечение ВПЧ» стало настолько популярным, что я перестала удивляться заявлениям, что кто-то вылечился от ВПЧ коровьими лепешками или аллокином-альфа.

Время большого испуга

Сейчас для большинства специалистов очевидно: ВПЧ высокозаразен, большинство сексуально активных женщин, имеющих более одного партнера, встречаются с ВПЧ хотя бы раз в жизни. ВПЧ — эпителиотропный вирус.

Он живет в толще эпителиального пласта на шейке матки, стенках влагалища или на коже наружных половых органов.

Более того, место его «прописки» мы часто видим в кольпоскоп, а результаты жизнедеятельности в виде атипических клеток попадают в цитологические мазки.

У меня в кабинете часто рыдают женщины, у которых обнаружен ВПЧ. Их последняя надежда — на «волшебную таблетку», исцеляющую от зловредного вируса. На самом деле повода для слез пока нет.

В большинстве случаев ВПЧ-инфекция не требует совершенно никакого лечения, потому что вирус спонтанно элиминируется — самостоятельно покидает организм безо всякого лечения вместе со слущивающимися клетками многослойного плоского эпителия.

Если ВПЧ-тест положительный, но нет кольпоскопических и цитологических признаков поражения — никакое лечение не требуется.

Бессмысленное и беспощадное применение иммунопрепаратов при латентной форме ВПЧ-инфекции наносит урон не только кошельку, но и, возможно, организму.

Надо признать, наши действия в отношении иммунной системы подозрительно напоминают пируэты слона в посудной лавке.

Мы даже не можем гордо похвастаться: «Я вылечила Ивановой латентную форму ВПЧ!», — потому что невозможно доказать, почему вирус покинул организм. То ли он сделал это добровольно, то ли ему каким-то образом наскучило наше медикаментозное шаманство.

Чем моложе женщина, тем выше вероятность спонтанной элиминации. Большинство экспертов считает нецелесообразным рутинно обследовать на ВПЧ сексуально активных женщин моложе 25 лет.

Тем не менее эти пациентки с латентными формами ВПЧ требуют внимательного наблюдения. Нам придется один-два раза в год повторять обследование, чтобы убедиться, что ВПЧ покинул организм.

Среднее время самоэлиминации вируса составляет 1,5 года.

Если на протяжении 1,5–2 лет трижды был выявлен один и тот же тип ВПЧ, можно говорить о персистенции. Заподозрить персистенцию можно и при высокой вирусной нагрузке у женщин старше 30 лет. Это ни в коем случае не означает, что у пациентки есть рак шейки матки или его предстадии, но, безусловно, свидетельствует о существенном риске и требует всё того же — тщательного наблюдения.

Персистенция ВПЧ без кольпоскопических и цитологических признаков поражения — не повод для лечения.

А дальше, как у Ходжи Насреддина: или ишак сдохнет, или султан умрет. Или ВПЧ покинет организм, или мы все-таки «поймаем» изменения в цитологии или кольпоскопии.

Зачем сдавать анализы?

Во-первых, для того, чтобы выделить благополучную группу — женщин без ВПЧ. Их можно реже приглашать на скрининг (при условии моногамных сексуальных отношений), риск заболеть раком шейки матки в этой группе минимален.

Уже в 2009 году удалось доказать, что ВПЧ-отрицательные CIN (предстадии рака шейки матки) невозможны. Если результаты цитологического исследования указывают на предраковое состояние шейки, а анализы на ВПЧ отрицательны, значит, кто-то ошибается.

Я часто предлагаю своим пациенткам мантру: «Нет ВПЧ — нет рака шейки матки». Однако необходимо помнить, что человеческий фактор никто не отменял.

Ошибки при взятии материала на исследование, ошибки при хранении и транспортировке, ошибки при проведении исследования могут создать картину ложного благополучия. ВПЧ-тестирование — не «золотой стандарт».

Всё следует оценивать в комплексе вместе с цитологией и кольпоскопией.

Кому действительно необходимо исследование на ВПЧ:

  • пациенткам с неясными результатами цитологических мазков;
  • после хирургического лечения предраковых заболеваний шейки матки — CIN;
  • в качестве регулярного скрининга пациенткам старше 25 лет;
  • при сомнительных результатах кольпоскопии.

Рак шейки матки развивается очень медленно. От момента внедрения ВПЧ в организм до развития рака проходят годы, а иногда даже десятилетия.

Сперва деятельность вируса практически незаметна, но как только он встроится в геном клеток, мы увидим характерные изменения в цитологических мазках.

Появляются койлоциты (типичные для ВПЧ-инфекции «пустые» клетки ) и дикариоз (различные нарушения в ядре клеток, многоядерные клетки). Эта стадия может длиться от 3 до 20 месяцев.

При неблагоприятных условиях на нижних слоях эпителиального пласта, там, где происходит наиболее активное деление клеток, появляются самые настоящие раковые клеточки. Это CIN I (легкая дисплазия или цервикальная интраэпителиальная неоплазия первой степени). Как бы страшно ни звучало, CIN I — не рак, это состояние развивается за многие годы до настоящего рака.

На этапе CIN I болезнь обратима.

У молодых и/или планирующих беременность женщин мы имеем право продолжать наблюдение от 1,5 до 2 лет. Если процесс не собирается регрессировать, проводится лечение.

Медикаментозная терапия малоэффективна, может применяться либо в качестве вспомогательного метода, либо не применяться вовсе.

А лечение — это полное удаление очага поражения: эксцизия (удаление пораженной области) или конизация (удаление фрагмента шейки матки в виде конуса).

В среднем, CIN I превращается в CIN II–III за 3–5 лет (конечно, процесс будет намного быстрее при сопутствующей ВИЧ-инфекции, хламидиозе или гонорее). Но ничего непоправимого на этих этапах все еще нет. Если мы «поймали» пациентку на стадиях CIN II – CIN III, то проводится широкое иссечение пораженных зон: эксцизия или конизация шейки матки.

Молодая женщина с CIN I, начитавшись страшилок в интернете, горько рыдает:

— Что же вы так плачете? — Я прочитала, что у меня будет рак! Я умру! — Но вы же уже здесь. Грош нам цена была б в базарный день, если бы мы не умели выявлять и лечить эту стадию.

Ведь именно за этим вы приходили к гинекологу — чтобы не пропустили CIN. Мы и не пропустили. Теперь все аккуратненько удалим и будем наблюдаться дальше. — А я смогу родить? — Обязательно.

— А когда можно будет забеременеть?

— Через 6 недель после операции можно начинать.

Широкое иссечение пораженных участков петлей радиоволнового аппарата — несложная процедура. В основном мы делаем это амбулаторно под местной анестезией. Весь удаленный участок отправляется на гистологическое исследование.

Если все так просто, почему женщины до сих пор умирают?

Это жестокий и правильный вопрос. Рак шейки матки — это всегда чья-то ошибка. Хотя, конечно, если женщина 10 лет не заходила в кабинет к гинекологу, лишь время от времени делая УЗИ, вырастить можно было все, что угодно.

Ольге было 44 года. Я листала ее амбулаторную карту: гинеколог, гинеколог, гинеколог… За последние 10 лет она родила троих детей и сделала 4 аборта. В карте ни одного цитологического мазка. В зеркалах — запущенный рак шейки матки, симптоматическое лечение.

Елена, 32 года. Родила 2 детей с интервалом 2 года, пришла на прием через 4 месяца после вторых родов. Цитологические мазки брали дважды во время беременностей, но, вероятно, очень нежно, опасаясь кровянистых выделений. В зеркалах — рак шейки матки, стадия IIb — будем лечиться.

Марина, 38 лет, повар. Регулярно проходит профосмотр, показывает санитарную книжку. В зеркалах — запущенный рак шейки матки, стадия III, будем лечиться, но прогноз весьма сомнителен. Сомневаюсь, что ее вообще осматривали в зеркалах. Возможно, брали мазки на гонорею и трихомониаз не глядя. Самое обидное, что Ольга была уверена, что у нее все в порядке, поскольку она регулярно обследуется.

Рак шейки — болезнь молодых. Пик заболеваемости в нашей стране приходится на возраст 30–35 лет. Шейка матки — объект легкодоступный для исследования, тем страшнее каждый случай запущенного рака. Болезнь легко предотвратить, поймав на этапе CIN. И женщина выйдет замуж, и родит ребенка или трех, и проживет долгую и яркую жизнь.

Самой молодой моей пациентке с инвазивным раком шейки матки было 23 года. Ее привел за руку юноша, чтобы обследоваться на инфекции. Юношу беспокоил неприятный запах выделений возлюбленной. Операция Вертгейма, лучевая терапия, потом рецидив, химиотерапия. Она умерла через 2 года после постановки диагноза.

Нельзя не учитывать человеческий фактор…

Кто-не пришел на прием, кто-то не взял цитологический мазок или собрал материал недостаточно хорошо, кто-то не рассмотрел единичные атипические клетки из-за выраженных воспалительных изменений.

Причин для поздней диагностики много. От внедрения ВПЧ в геном эпителиальных клеток до начала рака проходят годы, но инвазивный рак растет и прогрессирует очень быстро.

Сегодня в РФ повсеместно внедряется новая стратегия цервикального скрининга — применение жидкостной цитологии с ВПЧ-тестированием. Это значительно повышает шансы ранней диагностики рака. Именно этой проблемой должны заниматься гинекологи, а не «прижиганием эрозий» и беспощадным сражением с ВПЧ.

Давайте ставить цели правильно. Мы стремимся поймать рак на его предстадиях и обезвредить. «Прижигания» всего, что краснеет, никак не помогают диагностике, напротив, создают серьезные трудности, маскируя медленно тлеющий процесс.

Охота на CIN

Выполнение простого алгоритма гарантирует своевременную диагностику изменений шейки матки.

  1. Мазки на онкоцитологию необходимо делать всем женщинам, живущим половой жизнью. Можно ежегодно, но не реже, чем каждые 3–5 лет. Женщинам старше 25 лет вместе с цитологией следует проводить ВПЧ-тестирование.
  2. «Плохой» мазок на цитологию и/или выявленный ВПЧ требуют обязательной кольпоскопии. Непонятное красное пятно на шейке матки даже при «хороших» цитологических мазках и отсутствии ВПЧ требует обязательной кольпоскопии.
  3. Аномальные результаты кольпоскопии требуют взять биопсию со всех подозрительных участков, или, что правильнее и дешевле, выполнить широкую биопсию шейки матки.

После лечения CIN настоятельно рекомендуется продолжать наблюдение не менее 5 лет. Всякое бывает — болезнь может рецидивировать. Если не теряться из виду на пару-тройку лет, можно вовремя заметить рецидив и не допустить развития инвазивного рака.

Оксана Богдашевская

Фото 1- thinkstockphotos.com, 2-5 — предоставлены автором

Сердечно-сосудистые заболевания у онкологических больных

Актуальность проблемы развития сердечно-сосудистых заболеваний у онкологических больных стала причиной появления нового направления в медицине — кардиоонкологии. Это современная дисциплина, которая занимается проблемами и факторами риска развития и лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы (ССС) у пациентов с онкологическими болезнями.

Заболевания сердца и сосудов у людей с онкологическими заболеваниями стали одной из самых значимых проблем современной медицины. Успешное лечение больных раком, к сожалению, порой сопровождается развитием болезней сердца и сосудов.

Причины этого связывают с кардиотоксическими эффектами противоопухолевых препаратов и лучевых методов, а также тем, что само онкологическое заболевание провоцирует появление сердечно-сосудистых проблем, особенно у пациентов, имеющих к этому предпосылки. Сердечно-сосудистые заболевания у онкологических больных — вторая по частоте причина смерти.

К сожалению, изучение этой проблемы пока находится на начальном этапе, и дать какой-либо прогноз о вероятности развития сердечно-сосудистой патологии у конкретного онкологического больного пока еще невозможно.

Это действительно сложная клиническая проблема, которая требует участия специалистов всех групп помощи пациентам: онкологов, кардиологов, хирургов.

Получить консультации и рекомендации по лечению вы можете у специалистов ФНКЦ ФМБА.

Присоединение кардиологического заболевания снижает качество жизни онкопациентов, а иногда делает невозможной продолжение химиотерапии.

Как показала практика, самыми частыми сердечно-сосудистыми патологиями, которые развиваются у пациентов с онкологической патологией, являются:

Факторы риска

Сочетания онкологического заболевания и сердечно-сосудистых заболеваний активно изучаются, уже есть данные по их возможным факторам риска. Это

  • возраст (в старшей возрастной группе сердечно-сосудистый риск значительно выше, чем у молодых);
  • заболевания сердечно-сосудистой системы у ближайших родственников пациента (неблагоприятный семейный, наследственный анамнез);
  • артериальная гипертензия (гипертоническая болезнь) у онкопациента;
  • сахарный диабет I и II типа;
  • гиперхолестеринемия;
  • курение, злоупотребление алкоголем, наркотическая зависимость;
  • избыточная масса тела, ожирение;
  • гиподинамия, малоподвижный образ жизни;
  • лечение некоторыми химиотерапевтическими препаратами и их сочетаниями;
  • использование иммунотерапии онкологического заболевания;
  • кардиотоксичность противоопухолевых препаратов (острая, ранняя или поздняя);
  • предшествующее текущему лечение противоопухолевыми препаратами;
  • предшествующая или текущая лучевая терапия грудной клетки, в том числе молочной железы, органов средостения.

В список кардиотоксичных препаратов для химиотерапии онкологических заболеваний входят:

  • противоопухолевые антрациклиновые антибиотики (доксорубицин, эпирубицин, идарубицин);
  • алкилирующие цитостатики (циклофосфамид);
  • препараты платины (цисплатин, карбоплатин);
  • антагонисты пиримидинов;
  • таксановые препараты;
  • таргетные препараты;
  • препараты для анти-VEGF терапии;
  • ингибиторы контрольных точек.

Способы диагностики сердечно-сосудистых заболеваний

Современные рекомендации подразумевают, что необходимо оценить риск развития сердечно-сосудистых патологий у пациентов с онкологией еще на этапе подбора и назначения противоопухолевой терапии. Для оценки используются:

  • данные истории текущего заболевания, перенесенных ранее заболеваний, хронические болезни;
  • семейный, наследственный анамнез — имеются ли заболевания сердца у родственников, особенно у получавших лечение по поводу злокачественной опухоли;
  • данные обследования состояния сердечно-сосудистой и других систем организма;
  • дополнительно могут быть проведены исследования на сердечные биомаркеры — тропонины и предсердный натриуретический гормон;
  • непосредственно перед лечением, в процессе и по окончании каждого этапа необходимо проводить оценку сердечно-сосудистых рисков. Если подобный мониторинг покажет высокую вероятность развития сердечной патологии, необходима будет коррекция этого состояния.

Из инструментальных методов используются:

Точные объемы исследований, сроки и частота их проведения определяются в индивидуальном порядке в зависимости от вида противоопухолевого лечения, его кардиотоксичности, результатов оценки сердечно-сосудистого риска у пациента.

В связи с этим очень важно, что в ФНКЦ ФМБА в г.

Москва имеются все возможности для проведения комплексных лечебно-диагностических мероприятий по выявлению риска развития заболеваний сердечно-сосудистой системы у пациентов с онкологическими патологиями.

У нас с 2016 года работает специализированный кардиологический центр, в числе отделений которого — кардиоонкология, направление пока еще редкое в других стационарах.

Существенно снизить риск сердечно-сосудистых осложнений пациентов данной группы, улучшить прогноз выживаемости позволяют:

  • большой опыт врачей ФНКЦ ФМБА — онкологов, хирургов, кардиологов, гематологов;
  • современное диагностическое и лабораторное оборудование, на котором можно производить обследования, рекомендуемые специалистами в области кардиологии и онкологии;
  • возможность быстрого сбора и проведения консилиума с участием специалистов всех профилей с последующей коррекцией лечения.

Лечение сердечно-сосудистых заболеваний у онкологических больных

Если в процессе противоопухолевого лечения выявлена сердечно-сосудистая патология или ухудшаются контрольные показатели, то необходим мультидисциплинарный подход для возможной коррекции схемы лечения.

В каждом конкретном случае методы лечения будут индивидуальными, в зависимости от типа опухоли и ее стадии, вида осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы, применяемого лечения и особенностей организма пациента:

  • При поражении клапанов сердца одним из вариантов лечения может стать кардиохирургическое вмешательство с подшиванием клапана или установкой искусственного.
  • При нарушениях ритма сердца, а они у больных с онкологическим заболеванием могут возникнуть на любом этапе лечения, для этого индивидуально подбираются антиаритмические средства или же устанавливаются устройства для коррекции аритмии, внешние или имплантируемые кардиовертеры-дефибрилляторы.
  • При артериальной гипертензии (в том числе вызванной противоопухолевым лечением) назначают препараты для поддержания артериального давления на приемлемом уровне (систолическое менее 140 мм рт. ст.): ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ), блокаторы рецепторов ангиотензина II (БРА), недигидропиридиновые блокаторы кальциевых каналов и т. п.
  • При тромбоэмболической болезни рассматривается вопрос приема антикоагулянтов, но с учетом высокого риска кровотечений на фоне противоопухолевой терапии.
  • При заболеваниях периферических сосудов назначаются сосудистые препараты, а при риске инсульта или имеющемся нарушении мозгового кровообращения мультидисциплинарный консилиум может рассмотреть вопрос антиагрегантной терапии.
  • Легочная гипертензия также требует консилиума с участием кардиологов, кардиохирургов, чтобы оценить необходимость проведения катетеризации отделов сердца или замены противоопухолевых препаратов, которые могли вызвать такое осложнение.

В отделении кардиоонкологии ФНКЦ ФМБА России осуществляется комплексное ведение онкологических пациентов с учетом рисков развития у них заболеваний сердца и сосудистой патологии.

В случае необходимости проводится профессиональная диагностика состояния, подготовка и проведение операции для коррекции болезней сердца, а также профилактика сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов из групп риска.

Запишитесь на прием к нашим специалистам, мы проведем комплексное обследование состояния сердечно-сосудистой системы и лечение при выявлении патологических изменений. Оставить заявку вы можете через форму на сайте или по телефону.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector