Любой труд защищает от депрессии

В современном западном обществе эмоциональные страдания считаются патологией, нуждающейся в коррекции, а их отсутствие — здоровьем. Такая логика продиктована доминирующим сегодня медицинско-терапевтическим дискурсом. Ее основания редко подвергаются сомнению.

Мы сосредоточены на том, как защититься или избавиться от душевных страданий, не задумываясь, почему считаем их патологическими.

А что если поставить это под вопрос? Ведь тот факт, что эти эмоциональные состояния неприятны их носителю и окружающим, еще не говорит о том, что они патология.

Существует несколько течений мысли, в которых разработано альтернативное понимание депрессии. Например, в социальной психологии есть исследования о том, как связаны депрессия и реалистическое восприятие реальности.

Любой труд защищает от депрессии

В плену иллюзий и счастливы

В 1980-е годы профессор психологии Калифорнийского университета Шелли Тейлор ввела термин «позитивные иллюзии».

В это понятие входит иллюзорное превосходство — завышенные нереалистичные представления человека о самом себе, так называемый «эффект лучше среднего». Абсолютное большинство людей склонно переоценивать себя в сравнении со среднестатистическими окружающими.

Тейлор предположила, что позитивные иллюзии крайне полезны для психического здоровья и положительно влияют на продолжительность и качество жизни.

Это явление также называют «эффект Лейк-Уобегон» в честь вымышленного одноименного города из американской радиопередачи A Prairie Home Companion. Утверждалось, что в этом городке «все женщины — сильные, мужчины — красивые, а дети — талантливые», и способности каждого ребенка «выше средних».

Эксперименты, подтверждающие наличие эффекта Лейк-Уобегон, очень часто воспроизводят в психологических исследованиях. Тесты всегда дают приблизительно одинаковый результат, что позволяет назвать иллюзию превосходства универсальным свойством нашей психики.

75–80 % людей считают, что они лучше, чем большинство, по почти любым признакам: дружелюбие, щедрость, ум, здоровье, академические способности, восприятие информации, образ жизни.

Но они обманываются: статистически это невозможно, ведь все не могут быть выше среднего.

Социальная психология утверждает, что единственная группа людей, которая объективно оценивает себя по сравнению с другими и довольно точно определяет уровень своих способностей, — это те, у кого диагностирована депрессия. Психически здоровые люди, у которых такого диагноза нет, больше руководствуются позитивными иллюзиями и поэтому менее точны в отношении себя.

Люди в состоянии депрессии видят мир более реалистично, остальные — это подверженные иллюзиям оптимисты.

Австралийский социальный психолог Джо Форгас доказывает, что у тех, кто испытывают эмоциональные страдания, более развито критическое мышление, в то время как счастливые люди более легкомысленны. Когда человек находится в депрессивном состоянии, он дает более объективные прогнозы будущего.

«Принимая во внимание тот факт, что положительные эмоции настраивают на творческий лад, лояльность, способствуют налаживанию контактов, спусковые механизмы, отвечающие за здравый смысл, блокируются. Таким образом, будучи расстроенным, человек становится своего рода занудой, углубляется в размышления, обращает внимание на любые мелочи вокруг себя, запоминает их, анализирует».

В ходе экспериментов Форгас установил, что участники с подавленным настроением более склонны к альтруистическому поведению, что, по мнению ученого, является проявлением их дальновидности. Люди в депрессивном состоянии реже принимают поспешные решения, мало доверяют слухам и в меньшей степени склонны основывать свои выводы на религиозных или расовых предубеждениях.

Любой труд защищает от депрессии

«Несмотря на то что люди в прекрасном настроении кажутся более достойными собеседниками, на практике это не так. Пребывая во власти собственных мыслей, они порой не слышат даже того, что им говорят. Витая в облаках, они хуже справляются с поставленными задачами, забывают о мелочах, работают спустя рукава».

В данном случае приятный и хороший собеседник не одно и то же. Сплетничать, основывать свои суждения на предрассудках и коллективно витать в облаках может быть приятным занятием, полезным для психического здоровья и даже продлевающим жизнь. Но это тот случай, когда количество прожитых годов не переходит в качество.

Быть как все или жить в депрессии?

Алиса Хольцхей-Кунц, одна из ведущих экзистенциальных аналитиков современности, предлагает онтологическую интерпретацию психических страданий. Она исходит из философской антропологии Хайдеггера, который разграничивал аутентичный и неаутентичный способы существования.

Ведя неаутентичную жизнь, человек стремится укрыться от реальности своего существования — признать его ничтожность, бессмысленность и трагичность. Столкновение с реальностью неизбежно вызывает у людей тревогу.

Люди поглощены неаутентичным (онтическим) измерением, то есть предпочитают жить «как все», руководствуясь общепринятым неотрефлексированным пониманием мира и выбирая способ жизни, свойственный их окружению и культуре.

По большей части все мы живем неаутентично, это наше среднестатистическое состояние — следовательно, оно является нормой и не может считаться патологией.

Соприкосновения с реальностью собственного бытия редки и непродолжительны, потому что слишком болезненны. Больше того, подлинное существование мешает успешно справляться с повседневными заботами и быть приемлемым членом общества.

Успешная социализация и повседневная жизнь фактически требуют забвения в общности.

Опыт эмоциональных страданий — это разочаровывающее соприкосновение с реальностью существования, которая основана в том числе на потере способности разделять общепринятые смыслы и формы существования и соответствовать требованиям общества.

По мнению Алисы Хольцхей-Кунц, депрессия связана с разочаровывающим изобличением ничтожества человеческого существования.

Человек, находящийся в депрессии, утратил веру в общепринятые иллюзии о ценностях и идеалах. Хольцхей-Кунц связывает опыт эмоциональных страданий с особой чувствительностью к реальности (то есть к онтологическому измерению), когда люди уже не могут руководствоваться иллюзиями.

По ее словам, депрессивное состояние обусловлено «сверхчувствительностью к онтологическому значению онтических событий и действий.

Тот, кто таким образом сверхчувствителен, в повседневной жизни постоянно подвергается нагруженному тревогой онтологическому опыту положения человека […] из-за этой особой чувствительности повседневная жизнь таких людей перегружена онтологическим смыслом, что затрудняет, если не делает невозможным, надлежащую оценку и решение конкретных онтических задач».

Проще говоря, зачем вести здоровый образ жизни, если мы всё равно умрем, и искать отношений, если любовь — это иллюзия и мы обречены на одиночество?

На радость Хайдеггеру, современному человеку всё сложнее укрыться от онтологического осмысления реальности. Он лишен Бога и других форм коллективных иллюзий, защищающих от реальности, поэтому испытывает небывалые эмоциональные страдания и ностальгию по вере в иллюзии.

Любой труд защищает от депрессии

Впрочем, доминирующие сегодня медицинский и терапевтический дискурсы, которые обещают избавить нас от эмоциональных страданий механическим путем, не являются полной противоположностью религии. Им тоже свойственна предвзятость в исповедании иллюзий.

Фуко утверждал, что медицинский дискурс является прямым наследником религиозного и не лишен его предрассудков. Аппарат церкви превратился в аппарат медицины, христианского пастора заменили медицинские клерки.

Как и церковь, медицина сулит секулярную форму спасения, при этом невзначай определяя, от чего именно нас следует спасать. Идеал неземного рая сменился образом рая на земле, где люди навсегда избавлены от эмоциональных страданий.

Согласно Хайдеггеру и Хольцхей-Кунц это предполагает, что человек надежно защищен от рефлексии и связи с реальностью.

Зачем человеку страдать?

Канадский ученый Пол Эндрюс и американский биолог Джеймс Томсон проанализировали эволюционную роль депрессии. С их точки зрения, при депрессивном расстройстве активизируется деятельность того отдела мозга, который отвечает за концентрацию внимания, и чем сильнее депрессия, тем выше активность отдела. Работа этой части мозга также стимулирует аналитическое мышление.

Эндрюс и Томсон пришли к выводу, что эволюционная функция депрессии — развитие аналитических способностей и сосредоточение на решении сложных мыслительных задач.

Если бы мы не впадали в депрессию, мы бы не находили выход из сложных ситуаций. Мудрость дается недешево: за нее платят эмоциональными страданиями.

К сожалению, выбирая между эмоциональными страданиями и их отсутствием, мы часто делаем выбор не между здоровьем и патологией, а между самообманом и мышлением, чреватым столкновением с реальностью.

Это не лень. Как помочь сотруднику с депрессией

Количество россиян с диагностированной депрессией оценивается в 5,5% — и это только те, кто попадает в поле зрения психиатров. То есть в среднего размера компании, в которой работают 100 сотрудников, от депрессии могут страдать 5 человек.

Пандемия только обострила ситуацию: о симптомах тревоги и депрессии сообщают в три раза больше людей, чем год назад. А удаленная работа создает дополнительные риски: 41% сотрудников на удаленке говорят о высоком уровне стресса.

Для сравнения: только 25% работников обычного офиса чувствуют себя так же.

Но даже в самых «открытых» компаниях тема депрессии по-прежнему остается табуированной. Это явно демонстрирует исследование Сары Эванс-Лако из Лондонской школы экономики и политических наук. Эванс-Лако изучала реакцию менеджеров на сотрудников с диагностированными депрессивными расстройствами в разных странах.

Ученая выяснила, что в Азии управленцы в большей степени склонны избегать заболевших коллег. В Японии только 16% менеджеров готовы поддержать сотрудника с депрессией. В Китае и Южной Корее также принято игнорировать проблему.

Самыми эмпатичными оказались управленцы из Мексики (67% заявили о готовности помочь), ЮАР и Испании (по 56%).

Такое отношение к вопросу со стороны менеджмента — «не моя проблема» — противоречит здравому смыслу. В 2016 году ученые подсчитали, что ментальные расстройства обходятся мировой экономике в $2,5 триллиона в год. Однако убытки терпят не только государство и страховые, которые оплачивают лечение.

Компании теряют деньги, когда депрессия снижает продуктивность сотрудников. Но теряют они их обычно потому, что не поддерживают своих работников: Эванс-Лако также обнаружила, что люди, которые могут открыто говорить о болезни с руководителем и получать от него поддержку, работают гораздо лучше.

Как помочь сотрудникам сохранить ментальное здоровье? Как помочь тому из них, кто заболел депрессией? И можно ли уволить больного человека, если выздоровление никак не наступает? Чтобы ответить на эти вопросы, Reminder расспросил нью-йоркского психиатра Галину Миндлин и ее российского коллегу Кирилла Сычева, а также адвоката по предпринимательским делам Дмитрия Грица.

Доступ к психологической помощи

Пока внимание к ментальным проблемам сотрудников в России — скорее приятное исключение, нежели правило. Но некоторые российские компании уже начали предпринимать шаги в этом направлении. Например, включать в список услуг по ДМС однократный прием у психиатра и нанимать штатного психолога.

Читайте также:  Подари себе жизнь: Светлана Мастеркова полтора года спустя

Но офисный специалист по ментальному здоровью — хорошая идея только на первый взгляд. Сотрудники опасаются открыто говорить с ним, потому что работодатель может узнать содержание разговора и воспользоваться информацией против «жалобщика». Кроме того, к штатному психологу сложно попасть незаметно от коллег и руководителя.

Ментальные проблемы все еще стигматизированы — а значит, сам факт обращения может стать поводом для осуждения.

Вместо того чтобы нанимать штатного психолога, лучше дать сотрудникам возможность многократно обращаться за психологической помощью к внешним специалистам и желательно — на бесплатной основе.

Российские сервисы по подбору психотерапевтов начали предлагать такие корпоративные программы. Они есть, например, у «Ясно», Alter и YouTalk.

Действуют подобные программы, как правило, следующим образом.

  1. Сервис сообщает компании специально сгенерированный промокод, который сотрудники вводят при регистрации на сайте.
  2. Работник заполняет анкету, и сервис подбирает ему специалиста.
  3. Работодатель оплачивает услугу не за каждого сотрудника, а за фактически проведенные сессии.

Компании могут оплачивать своим сотрудникам всю стоимость сессий или компенсировать процент от каждой сессии (например, 70% оплачивает работодатель, а 30% — работник) или каждую n-сессию. При этом в Alter открыто выступают против полной компенсации психолога. По мнению создателей сервиса, сотрудник должен осознанно решиться на терапию, а компания может ему частично в этом помочь.

Нетоксичная атмосфера в компании

Доступ к психологу — не главный шаг в заботе о ментальном здоровье сотрудников. Самое важное — создать такую среду, чтобы люди понимали: депрессия — это обычное и нестыдное заболевание, с которым нужно обращаться к врачу. И коммуникацию внутри компании стоит выстраивать так, чтобы было понятно: депрессия может случиться с каждым.

Например, в американских корпорациях обычной практикой становятся так называемые Mental Health Day/Month. В этот период, рассказывает нью-йоркский психиатр Галина Миндлин, принято открыто делиться своими тревогами на неформальных встречах.

Психиатр Кирилл Сычев предлагает заимствовать этот опыт: создать в российских компаниях «группы взаимопомощи», где работники в присутствии психологов смогут обсудить свои проблемы, высказаться и получить профессиональный совет. На разговор «по душам» важно собираться регулярно, например, раз в месяц.

Такая практика снимает общее напряжение и дает возможность вовремя обнаружить, что коллеге или вам самим требуется помощь специалиста — признаться в этом вовсе не стыдно.

При этом любые проявления травли в компании — не важно, связана ли она с ментальными проблемами или нет — должны пресекаться на уровне как отдельных команд, так и высшего руководства. Личной беседы с агрессором в духе «больше так не делай» будет недостаточно: лидерам команд и HR-специалистам важно открыто заявить о неприемлемости подобного поведения перед всем коллективом.

Личный контакт с сотрудником

Еще один важный шаг, чтобы сформировать доверительную атмосферу в коллективе, — встречи one on one, регулярные разговоры сотрудника и его непосредственного руководителя в формате «один на один».

Они позволяют выявить боли сотрудников еще на этапе их зарождения.

Согласно отчету аналитической и консультационной компании Gallup, работники, которые регулярно встречаются со своими менеджерами с глазу на глаз, в три раза чаще чувствуют себя вовлеченными в деятельность компании.

Частота таких бесед может варьироваться в зависимости от потребностей сотрудника и его опыта.

Бывший CEO корпорации Intel Эндрю Гроув в книге High Output Management рекомендует проводить встречи «один на один» в еженедельном режиме с новичками в компании и наиболее уязвимыми работниками, с «ветеранами» же вполне может быть достаточно разговора раз в несколько недель. Каждая такая встреча должна длиться, по его мнению, не менее часа.

Коуч Элизабет Грейс Сандерс также советует руководителям вносить встречи one on one в свой график и относиться к ним как к остальным рабочим обязанностям. На них нельзя опаздывать. Их нельзя отменять в последний момент.

К встрече можно готовиться: составить примерный план беседы, выписать предварительные вопросы и тезисы. Смартфон нужно отложить в сторону и отключить оповещения, чтобы быть максимально вовлеченным в происходящее здесь и сейчас.

Если не выполнять эти правила, то сотрудник почувствует: босс не очень-то в нем заинтересован.

Помощь сотруднику в депрессии

Итак, сотрудник столкнулся с депрессией. На первый взгляд кажется, что лучшее решение — отправить его на больничный или в отпуск, чтобы он отдыхал и лечился.

На деле отпуск может стать медвежьей услугой: важнейший фактор выздоровления — интеграция человека в общество, поддержка и отзывчивость со стороны окружающих.

Лучше позволить человеку продолжить работу — и скорректировать рабочие условия так, чтобы помочь его выздоровлению.

При легком и среднем течении заболевания психиатр Кирилл Сычев рекомендует сократить рабочий день и исключить жесткие дедлайны и другие провокаторы стресса. Например — постоянный микроконтроль и сообщения в мессенджерах в нерабочее время.

Если работнику доставляет дискомфорт офисный шум, ему стоит предложить шумоподавляющие наушники, если страдает от недостаточного дневного освещения — пересадить ближе к окну. Кстати, именно так работодатель обязан действовать в отношении заболевшего сотрудника и в США.

Согласно Americans With Disabilities Act (ADA), компания должна обеспечить ему «приемлемые условия» для работы: гибкий график, тихое рабочее место, возможность отлучаться в рабочее время к врачу или на групповую терапию, а также удаленку.

В тяжелых случаях, когда человек буквально не может встать с кровати, важно понимать: никакие административные методы воздействия не смогут поставить заболевшего сотрудника на ноги. Угрозы сократить зарплату или уволить лишь усугубят его состояние. В этом случае имеет смысл предложить сотруднику оплачиваемый отпуск или посоветовать оформить больничный.

Последняя опция возможна сейчас и в государственных психоневрологических диспансерах, и в частных клиниках. Например, в Европейском медицинском центре (EMC) сообщают, что могут оформить пациенту с депрессией больничный лист.

При этом в строке «врач» они, как правило, пишут «терапевт», а не «психиатр». Делается это не только с целью сохранить врачебную тайну, но и чтобы уберечь человека от возможной стигматизации со стороны его коллег и работодателя.

В клиниках «Чайка» и «Рассвет» также подтвердили, что могут выдать больничный человеку с депрессией, если врач сочтет его нетрудоспособным.

Срок такого medical leave, отмечает психиатр Галина Миндлин, зависит от течения болезни: в ее медицинской практике корпорации предоставляли страдающим от депрессии сотрудникам отпуск по болезни вплоть до трех месяцев с полным сохранением зарплаты.

Больничный точно продлится не меньше 14 дней: после начала приема антидепрессантов должно пройти 2–3 недели, прежде чем пациент почувствует себя лучше.

Кроме того, первое назначенное врачом лекарство может не подойти, и тогда придется менять терапию и начинать лечение заново — и продлевать больничный. Но есть проблема: при амбулаторном лечении российский врач может выдать листок нетрудоспособности только на 15 дней.

Чтобы продлить больничный, сотруднику придется пройти врачебную комиссию, как следует из федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан».

Увольнение сотрудника в депрессии

Предположим, что ситуация пошла по максимально неблагоприятному сценарию: процесс выздоровления затянулся, сотрудник не может работать долгое время. В таком случае его работу приходится переложить на плечи коллег. Но это может подорвать уже их ментальное здоровье. Этично ли будет уволить человека в депрессии, если ждать его выздоровления приходится слишком долго?

Каждому работодателю самому нужно определить ту грань, когда забота о благополучии одного сотрудника ставит под угрозу психологическое и физическое состояние остальных членов команды.

Американская комиссия по равным возможностям трудоустройства (EEOC) предлагает при решении об увольнении или сохранении сотрудника в штате честно оценивать его производительность и ценность, которую он уже принес и продолжает приносить организации.

Но эксперты EEOC подчеркивают: даже если трезвая оценка ситуации приводит к выводу, что уволить человека — лучшее решение для компании, его права не должны нарушаться. Увы, в реальности работодатели часто вынуждают работника с депрессией уйти «по своей воле» или «по статье»: ходят по пятам и фиксируют все его нарушения.

У любого руководителя есть возможность уволить сотрудника с депрессией, не используя силовые методы и оставаясь человеком, объясняет адвокат по предпринимательским делам Дмитрий Гриц. Предпочтительным и наиболее легким способом будет расторжение договора по соглашению сторон.

Второй, более сложный с бюрократической точки зрения вариант — прекращение трудового договора по обстоятельству, не зависящему от воли сторон. В этом случае на руках у сотрудника должно быть медицинское заключение, согласно которому он признан неспособным выполнять работу, предусмотренную его должностной инструкцией.

Читайте также:  Острое – для сосудов

Такой документ содержит комплексную оценку состояния здоровья человека.

Третий способ — увольнение в связи с тем, что из-за болезни работнику рекомендован перевод на другой функционал, но у компании подходящей должности нет или сотрудник сам отказался от перехода.

Сотрудник также должен предоставить медицинское заключение по результатам обследования.

Этот вариант, как и прекращение трудового договора по обстоятельству, не зависящему от воли сторон, предусматривает выплату компанией выходного пособия в сумме двухнедельного среднего заработка, помимо зарплаты и компенсации за неиспользованный отпуск.

Итак, чтобы позаботиться о ментальном здоровье сотрудников:

  1. Заранее создайте пространство для разговора. Среда в коллективе должна быть такой, чтобы сотрудники не боялись делиться друг с другом и с руководителем проблемами, которые влияют на их продуктивность. Если у компании есть возможность, стоит оплатить визиты сотрудников к стороннему психологу.

    Это не только поможет сотрудникам быть более устойчивыми и гарантирует, что они вовремя получат нужную помощь, но и покажет, что вы сами как руководитель позитивно относитесь к ментальному здоровью. Еще можно организовать в компании регулярную группу поддержки, которую будет вести профессиональный психолог.

    Но тогда важно не допустить утечек происходящего на встречах. Если все это получится, то, во-первых, сотрудникам будет легче справляться со стрессом, а значит, они более вероятно останутся здоровы.

    Во-вторых, даже столкнувшись с депрессией, они с большей вероятностью обратятся за помощью к специалисту и к руководителю, а не будут скрывать свое состояние, пока оно не станет совсем тяжелым.

  2. Не обесценивайте проблему и проявите эмпатию. Исключите из лексикона фразы вроде «соберись». Или, напротив — «расслабься», «не волнуйся». Человек может внешне не проявлять признаки заболевания, поэтому оставьте при себе сомнения в духе «что-то ты не такой уж и грустный».

    Важно не пытаться оценивать тяжесть болезни, даже если этим вы хотите подбодрить: «могло быть и хуже», «не так уж все и плохо» — это не облегчит страдания собеседника, а создаст впечатление, что вы не относитесь к ним серьезно.

    Депрессия — не то, что можно контролировать силой воли, так что стоит избегать и фраз типа «это все в твоей голове» и «ты это все придумал». Подобрать правильные слова в беседе со страдающим депрессией порой трудно. Не бойтесь признаться в этом: «Я не знаю, что сказать прямо сейчас».

    А если осознали, что ранее произнесли нечто обидное, верным решением будет извиниться.

  3. Предложите помощь сотруднику с депрессией. Не стоит сразу отправлять его в отпуск или на больничный.

    Если состояние человека не тяжелое, нужно упростить условия работы: сократить рабочий день, позволить работать из дома, не перегружать задачами.

    В случае тяжелого течения заболевания — отпустить в оплачиваемый отпуск или рекомендовать оформить больничный. Если дождаться выздоровления не получится и не остается иного выхода, кроме увольнения, оформите его этично.

Астенический синдром, состояние нервного истощения

Астения – это не болезнь, это такой комплекс симптомов, который предполагает наличие физической и психологической усталости. Человек испытывает эмоциональное истощение, измучен, отмечается раздражительность, повышенная или не совсем адекватная чувствительность.

Фактически, все функционирование его организма кричит о том, что он перегружен, ему необходимо изолироваться, минимизировать стресс, в котором он сейчас находится. Если обратиться к биологии и миру животных, то астения – это, скорее всего, лабораторный феномен. В живой природе ослабленное животное или растение достаточно быстро становится пассивным участником пищевой цепочки, то есть, погибает.

Человек в этом плане более совершенен и общество дает ему право быть слабым, истощенным. Этим правом следует уметь пользоваться.

Астенический синдром – расплата за жизнь на износ

Мы все живем в таких реалиях, когда требования к организму на физическом и интеллектуальном уровне предъявляются очень серьезные. Изо дня в день, находясь в погоне за каким-то результатом приходится испытывать большое напряжение, с которым нужно справляться, переживать его, расслабляться. Но, напрягаться все умеют, а расслабляться — нет.

Полюс активности современного человека смещен в сторону интеллектуальной нагрузки, поэтому очень много времени занимает компьютер, смартфон или планшет.

Соответственно, возникает состояние гиподинамии, когда происходит крайне мало движений, часто выполняется однообразная работа, которая требует сосредоточения и напряжение внимания.

В результате, возникает своеобразный перекос в функционировании – отказываясь от движения, человек слабеет, сначала физически, а затем – эмоционально и интеллектуально.

Люди начали предъявлять к себе завышенные требования, совершенно не задумываясь о том, что их жизненные ресурсы ограничены, и стали жить на износ. Для нашего общества такое поведение сейчас очень характерно.

Стремление к повышению благосостояния и успеху вынуждает многих отдавать работе все свои часы бодрствования, совершенно не заботясь о полноценном отдыхе. В результате возникает астения, при которой работоспособность существенно падает.

Не смотря на это, человек не уменьшает требования к себе, считая по-прежнему, что должен работать как можно больше и доводит свой организм до полного физического и интеллектуального изнеможения. Трудоголик считает, что всего необходимо добиваться тяжким непрерывным трудом.

Не достигнув высоких достижений, он считает, что не состоялся как личность и ничего не добился в жизни.

Результаты нервного истощения

На фоне таких издевательств над собственным организмом, а также вследствие болезней, стрессов, жизненных потрясений появляется нервное истощение – синдром, характеризующийся полным отсутствием сил и маскирующийся под лень, депрессивное состояние, дурной характер.

Появляется сильная утомляемость даже после обычной нагрузки, которая сопровождается снижением работоспособности, внимания, наличием тревожности, раздражительности и плохого самочувствия. Астенический синдром часто сопровождается головной болью и головокружением, болью в мышцах конечностей, нарушением сна.

Сон становится неглубоким и беспокойным. В дневное время возникает слабость, желание прилечь, но отдых не восстанавливает силы. Постепенно формируется малоподвижный образ жизни, который только усугубляет проявления астении.

Часто астению связывают с синдромом хронической усталости, эмоционального выгорания от большого количества контактов с людьми.

Астенический синдром характеризуется состоянием, когда никого не хочется видеть. Попытки разговоров приводят к еще большему конфликту и его усугублению. Человеку с нервным истощением полезно сделать паузу, немножечко отойти в сторону, отдышаться, попытаться разобраться, с чем связано напряжение, обратиться за помощью к специалисту, который обязательно поможет выйти из тупиковой ситуации.

Астения вызывается хроническими конфликтами, внутренней эмоциональной утомительной работой, длящейся в течение значительного времени. Если сравнить организм астеничного человека с батарейками, то можно сказать, что у него заканчивается заряд — нервные клетки получают мало питания.

Человек нуждается в обретении баланса активности и отдыха. Стимулирование на повышенную продуктивность в этом случае, подстегивание и мотивация – это как попытка выжать заряд из этих севших батареек, пытаясь их как-то расплющить, постучать по ним.

Как правило, такие действия приводят к дополнительной декомпенсации, то есть последствия будут еще драматичнее.

Обращение к психотерапевту гарантирует восстановление психологического здоровья

Вся усталость делится на физическую и моральную. Физическая усталость довольно легко восстанавливается хорошим сном, нормальным питанием, одним словом – отдыхом.

Если человек психологически вымотан, уставший и его тяготят какие-то переживания, сном и бездействием эту проблему не решить. Дело в том, что организму, чтобы восстановиться во сне, также нужны психологические ресурсы.

Отдохнуть во сне не получается — бессонница и расстройства сна мешают..

Поэтому лучший подход к терапии астенического синдрома предполагает обращение к психотерапевту, который для восстановления хорошего самочувствия займется решением внутренних конфликтов, в которых человек в этот момент находится.

Специалист посоветует такую смену деятельности, которая позволит человеку пережить радость и восторг.

Общение с психотерапевтом поможет подобрать комплекс действий, при котором человек с нервным истощением будет находиться в балансе, сможет понимать конфликты и проблемы, которые его тяготят, определит, за счет чего они могут быть решены.

Витамины и адаптогены – это средства, которые в данном случае, скорее всего не повредят, но восстановиться организму при нервном истощении они помогут лишь в случае устранения стрессового фактора. Найти его – задача работы с психотерапевтом. Он поможет найти баланс, благодаря которому человек с астенией компенсирует свою жизнь отдыхом, это позволит больше радости и удовольствия.

В арсенале психотерапевтов существует большое количество методов помощи людям с астеническим синдромом. Основной метод коррекции таких расстройств – научить чередованию отдыха и напряжения.

Врач может назначить занятия физическими упражнениями, с учетом того, что нервное переутомление часто ведет к быстрому физическому истощению.

Он расскажет, в каком темпе необходимо будет входить в физические упражнения, объяснит, что быстрая усиленная физическая активность сможет усугубить эмоциональное напряжение, подскажет, каким образом от пеших прогулок переходить к более затратным нагрузкам.

Читайте также:  Сироп шиповника: влияние на организм, польза и вред

И все же, основная работа с астеническим синдромом лежит в области психологии.

Когда незавершенные конфликты накапливаются, у человека возникает состояние, при котором он все свое раздражение выливает на людей, совершенно не причастных к его конфликтным ситуациям.

Здесь тоже очень уместны будут занятия с психотерапевтом, помогающие разрешить внутренние конфликты до конца, что означает — разрешение проблемной ситуации с наименее отсроченным эффектом. Незавершенные внутренние конфликты превращаются в лавину, которую трудно сдерживать.

Тогда к человеку приходит чувство, что он находится на грани, что ему трудно справляться и невозможно ничего контролировать. В этом случае следует незамедлительно обращаться к психотерапевту.

Учитывая, что нервное переутомление является маской многих заболеваний, люди ошибочно идут к врачу общей практики, гастроэнтерологу, невропатологу, лечат следствия, не обращая внимания, на причину своего состояния.

Если ничего не радует: поговорим о депрессии — Смитра

Депрессия. Наверняка, в современном мире это слово известно практически каждому – и ребенку, и взрослому.  Оно стало настолько популярным, что люди зачастую называют депрессией любое ухудшение настроения. Довольно часто от близких, знакомых или коллег мы можем услышать: «У меня вчера весь вечер была депрессия» или «Опять начальник работой завалил, теперь депрессия будет всю неделю» и т.д. На фоне этого истинное значение депрессии обесценивается, и у многих людей в наше время она ассоциируется с чем-то незначительным, обыденным, с желанием человека «поплакаться» и «поныть».  Вместе с тем, люди, действительно страдающие от депрессии, не признают того, что больны, и не хотят озвучивать своих проблем, дабы не прослыть «нытиками» и «слабаками».  Но даже если человек, больной депрессией, и решит обмолвиться о своих проблемах, как правило, в ответ он слышит: «Возьми себя в руки!», «Посмотри, как прекрасна жизнь! Как у тебя может быть депрессия?», «Тебе стыдно должно быть, вон у других какие проблемы, и ничего, живут!», ему предлагают «взбодриться», «встряхнуться», «подвигаться» и «сменить обстановку».  А между тем, такие советы никак не помогают человеку, страдающему депрессией, они лишь заставляют его в очередной раз почувствовать себя «эгоистом» и «пессимистом» и отвергают даже мысль о посещении доктора.

Что же такое депрессия? Болезнь ли это? Как отличить депрессию от банального плохого настроения? И возможно ли в действительности самостоятельно «взять себя в руки» и побороть это неприятное состояние? Сегодня в нашей статье мы разберемся в этих непростых вопросах. Поможет нам в этом доктор высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук, врач-психиатр и психотерапевт Клиники «СМИТРА» Коридзе-Датунишвили Манана Нодарьевна.

  Конечно, это настоящая болезнь, зарегистрированная в Международной Классификации Болезней. Депрессию относят к группе аффективных расстройств, проще говоря, расстройств настроения. Но, естественно, это не то расстройство настроения, которое возникает, например, после поломки автомобиля или двойки на экзамене. Депрессивное расстройство характеризуется несколькими факторами. Во-первых, депрессия — это длительное, стойкое (длящееся более 2х недель) состояние. Во-вторых, помимо снижения настроения, у больного депрессией присутствует значительное падение активности и понижение энергичности. В-третьих, при депрессии у больного происходит изменение темпа мышления, чаще в сторону замедления.

Человек, страдающий депрессией, начинает смотреть на мир пессимистично, утрачивает способность испытывать радость, его суждения становятся негативными, будущее представляется бесперспективным.

Жить в привычном темпе, сосредотачиваться, интересоваться, получать удовольствие от того, что раньше радовало — все это становится для депрессивного больного затруднительным или даже невозможным. Часто возникают мысли о собственной виновности и бесполезности.

Кроме того, даже в легких формах депрессии самооценка и чувство уверенности в себе может быть снижена.

У больного депрессией нарушается сон: его либо изматывает бессонница, и пробуждение наступает на несколько часов раньше обычного, либо, напротив, продолжительность сна может значительно увеличиваться. При этом по утрам, как правило, симптомы депрессии усиливаются и часто становятся практически невыносимыми. Помимо вышеуказанных проявлений депрессию могут сопровождать изменения аппетита – его повышение или понижение – и соответствующие изменения веса, а также выраженная психомоторная заторможенность, повышенная тревожность, снижение либидо. Депрессия богата в своих проявлениях, и на этом фоне заподозрить у себя такой недуг больной может самостоятельно. Но окончательно подтвердить или опровергнуть наличие болезни и, соответственно, назначить лечение может только квалифицированный врач-психиатр, психотерапевт. Доктор поможет определить объем помощи, необходимой больному, проведет диагностику. Иногда депрессивное состояние и снижение жизненной энергии может являться симптомом серьезного соматического заболевания, именно поэтому так важна своевременная диагностика и целенаправленная помощь. Депрессивное расстройство может возникать тогда, когда на психику и соматику человека обрушиваются непосильные лично для него нагрузки. Депрессия может быть вызвана хроническим стрессом, тяжелым соматическим заболеванием или внезапным провоцирующим фактором, таким, например, как потеря близкого человека. Также ученые говорят о генетических вариантах причин возникновения депрессии. Кроме того, возможно, в развитии депрессии имеет значение одна среда жизни (семья, привычка воспринимать жизнь в депрессивном свете). С одной стороны, депрессия – это своеобразная реакция приспособления, выработанная в процессе эволюции человека. В определенных условиях она помогает сохранить общее психическое здоровье и даже выжить. Но в ситуациях, когда депрессивное расстройство вызывает непосильные нагрузки на организм, эти нагрузки могут «соматизироваться», т.е. вызывать расстройства различных органов и систем организма. Но и без соматизации в таком состоянии мало приятного: депрессия может повлиять на всю жизнь, на формирование целей, на выбор человека в тех или иных ситуациях. Поведение человека, страдающего депрессией, может стать безрассудным, иногда опасным для него самого и окружающих. Как бы удивительно это не звучало, но начинать проводить профилактику депрессии необходимо… с детства. Определенные методы воспитания помогут научить ребенка правильно воспринимать и перерабатывать информацию, поступающую извне, а также выработать адекватные способы реагирования на различные жизненные ситуации. Для взрослых людей также существует несколько простых правил, снижающих риск депрессивного расстройства. Все эти правила построены на банальных и всем известных принципах здорового образа жизни:

  • Всегда высыпайтесь! Старайтесь ложиться спать в одно и то же время, и не забывайте закрывать помещение от света. Гормон сна (мелатонин) способен вырабатываться только в полной темноте.
  • Ешьте здоровую пищу. Еда, богатая витаминами, минералами и аминокислотами, поможет предотвратить снижение настроения и восстановить эмоциональное благополучие.
  • Ведите активный образ жизни. Говорят, что движение – это лучший антидепрессант. Физические упражнения или прогулки на свежем воздухе дают организму энергию, сохраняют хорошее настроение и поддерживают жизненный тонус.
  • Больше общайтесь с позитивными и приятными вам людьми. Доброе, приятное общение подарит положительные эмоции и зарядит энергией.
  • Позвольте себе побыть «чуть-чуть эгоистом». Позаботьтесь о себе, расслабьтесь, уделите себе время. Капелька здорового эгоизма пойдет на пользу любому человеку. 

  В случае возникновения обычного «плохого настроения» вы точно знаете его причину: неурядицы в семье, проблемы на работе, да просто наступили на ногу в общественном транспорте и испортили новую обувь. Такое состояние в норме не будет длиться долго: после исчезновения провоцирующего фактора, урегулирования трудностей или просто по прошествии времени настроение нормализуется, и жизнь снова станет приносить удовольствие. Депрессия же, в свою очередь, возникает, как правило, без особых причин, либо реакция на провоцирующий фактор затягивается на аномально продолжительный срок. 

Если вы отмечаете у себя признаки депрессии, жизнь перестала приносить радость, привычные вещи не доставляют удовольствия, вы чувствуете себя виновным во всем происходящем вокруг вас, и на жизнь просто нет сил, не тяните с обращением к специалисту. Обратиться к психотерапевту – это не страшно и не стыдно! Во многих случаях только доктор способен вернуть человека в нормальное состояние, а в некоторых – даже спасти жизнь.

Не бойтесь обратиться за помощью, ведь первый шаг в лечении депрессии – это осознание своей проблемы.  Яркой и радостной вам жизни! 

Материал подготовлен при участии доктора высшей квалификационной категории, КМН, психиатра, психотерапевта Клиники «СМИТРА» Коридзе-Датунишвили Мананы Нодарьевны. 

© 2010-2020 СМИТРА. 

Все права защищены. Никакие материалы данного сайта не могут быть скопированы и использованы без письменного разрешения, кроме как для частного, некоммерческого просмотра.  

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector